Смертельная удавка

1 сентября 2016
0
1794

(Продолжение. Начало в № 33-34)

К 4 ноября действовали две столовые в Джамбейте, по одной в Каратюбе, на Тайпаке и Дуане. Каких-либо государственных субсидий для них не поступало и продовольствие изыскивалось на местах. В эти столовые приходили голодающие со всего уезда. Их размещали по частным квартирам и лишь в начале ноября организовали общежитие для размещения голодающих. Положение дел в Джамбейтинском уезде усугубляла не прекращающаяся эпидемия холеры, от которой только за пять дней в начале ноября скончалось 150 человек. На почве голода в приютах отмечались случаи тифозных заболеваний.

Сравнительно лучше обстояло дело в Гурьевском уезде. Во-первых, как уже говорилось, население здесь как-то выходило из положения с помощью рыболовства. Во-вторых, здесь находились нефтепромыслы, на работу которых (а следовательно и продовольственное снабжение) Центр обращал первоочередное внимание. Продовольствие в начале ноября еще доставлялось морем. И все-таки в самом Гурьеве насчитывалось до 4 000 голодающих взрослых и детей. Но с наступлением холодов и прекращением навигации ожидалось ухудшение положения населения. В связи с этим ожидалось и закрытие нефтепромыслов, вследствие чего количество голодающих могло увеличиться вдвое.

Чтобы как-то сгладить положение Гурьевская комиссия помощи выдала для голодающих Каратульской волости 400 пудов рыбы, а для голодающих города Гурьева 200 пудов. В общем-то немного. Некоторый интерес представляет сообщение о проведении в пользу голодающих спектаклей в Гурьевском городском театре. Они дали валовой сбор в 3 786 425 рублей. Кроме того, пожертвовано разными лицами 530 160 рублей советскими деньгами, 940 рублей керенками, один царский кредитный билет в 100 рублей и две золотые монеты по 5 рублей. Как видим, в ходу все еще находились царские бумаги и керенки.

Для организации помощи голодающим 22 ноября в Уральск прибыли представители АРА. И уже 23 ноября уполномоченный американской администрации помощи детям РСФСР АРА Вальтер Калиман приступил к созданию комитета. В своем докладе он заявил, что американская администрация берет на себя питание детей до 14-летнего возраста в количестве до 70 000, принадлежащих к беднейшим слоям населения, а также беременных и кормящих матерей.

В Уральский комитет, получивший название Русско-Американской комиссии помощи детям (РАКТ) вошли врач Лопук, агроном Аристанов, учительница Черняева, от губисполкома – Сурков и от губкомпомгол – Минеев. Комитет размещался в здании дома Советов №1 (бывшие номера отеля «Россия») и приступил к работе 24 ноября.

К 17 ноября в губкомиссию помощи голодающим поступило в виде различных пожертвований и отчислений: ржи –  2 118 п. 9 ф., пшеницы – 3 961 п., ячменя – 8 601 п., овса – 3 994 п. 8 ф., пшена 8 ф. 12 зол., фасоли – 4 ф. 22 зол., муки пшеничной – 23 п. 23,5 ф., ржаной – 617 п.13 ф., сухарей ржаных – 1002 п. 10 ф., печеного хлеба ржаного – 34 п. 1\2 ф., пшеничного – 6 п. 11 ф., соли – 1 п. 30 ф., соленой рыбы – 36 п. 25 ф., воблы – 20 ф., свежей капусты – 400 п., соли – 21 п. 30 ф., табаку – 6 п., сахару – 11 ф., конфет (карамель) – 4 п. 16 ф. Капля в море. А что можно сделать на 22 854 833 рубля, если в Джамбейте – этом центре скотоводческого хозяйства губернии – еще в ноябре баран стоил 300 000 рублей, а корова – миллион.

По нарядам центра в ноябре Уральская губерния получила: 39 вагонов зернопродуктов, картофеля – 1 вагон, сельдей астраханских – 13 вагонов, кондитерских изделий – 1 вагон, какао – 1 вагон. В декабре предполагалось получить 6 000 пудов хлеба. И это для нескольких сотен тысяч голодающих! Но самым циничным звучит сообщение о получении голодающей губернией 1 вагона веревок и 12 720 деревянных ложек.

Подтверждением серьезности положения может послужить сообщение из поселка Алексеевка Богдановской волости Уральского уезда. К началу декабря здесь осталась только треть населения. Остальные, гонимые голодом, уехали кто куда. Осталась, главным образом, беднота, которая не смогла покинуть место за неимением гужевого транспорта. Скот настолько обессилел, что лошади с пустой телегой могли пройти только версту. Люди питались одной капустой, да и та была на исходе – в начале-то зимы. Поселки Приречный и Придорожный находились еще в худшем положении. Например, в Придорожном в середине октября имелось 120 рабочих лошадей, а к началу ноября осталось 80. Как говорилось в сообщении, «по дорогам между поселками чуть ли не на каждом шагу чернеются могилы. Это зарыты бежавшие от голода из своих домов».

Лишь к началу декабря губернские власти сумели подсчитать приблизительное количество голодающих. В Уральском уезде (вместе с Уральском) – 38 тысяч человек, что составляло 30% населения, в Илекском уезде – 70% (46 500 взрослых и 43 500 детей), в Калмыковском – 24 000 взрослых и 18 000 детей, что составляло 70% населения, в Джамбейтинскои уезде – 19 000 взрослых и 14 000 детей, в Гурьевском уезде – 14 000 взрослых и 10 000 детей. Всего по губернии голодающими признаны 123 500 взрослых и 103 500 детей, что составляло 43,3% населения.

И на всех губкомгол отпустил на декабрь месяц всего 13 000 взрослых и 26 000 детских пайков. В целом какую-либо помощь получали менее 10% голодающих.

В эти же дни пришло сообщение, что Харьковский компомголод для отправки в Уральскую губернию оборудовал еще 2 врачебно-питательных пункта, но для их прибытия требовалось время.

Что касается деятельности АРА, то в начале декабря этот орган все еще вел организационную работу и к 9 декабря открыто в Уральском уезде 6 детских столовых, но каких-либо подробностей о снабжении их продовольствием и их пропускной способности у меня нет.

И лишь 6 декабря с мистером Бланом на станцию Уральск прибыли 11 вагонов продовольствия. К 14 декабря открыты 5 столовых при учреждениях губздравотдела, которым выдано 470 пайков, 33 столовых при учреждениях губоно (выдано 1 590 пайков) и 5 городских столовых (выдано к 14 декабря 6 170 пайков). Всего для Уральска выделялось 10 000 пайков, из которых к 14 декабря оставалось невыданными 1 773. В 14 столовых АРА, находящихся в Уральском уезде, выдано 2 305 пайков, из которых Федоровской волости – 1 080 пайков, Красновской – 450, Рубежинской – 440 и Урюктюкульской – 385.

К 18 декабря АРА получило до 10 000 дополнительных пайков, из которых 2 000 были направлены в Уральск, 4 000 – в Уральский уезд и 4 000 – в Илекский.

В середине же декабря официально признается появление в области голодных смертей.

22 декабря уполномоченный губкомголода рассказывал, что на пути из Уральска в Илек из каждого поселка ежедневно выносятся 8-10 трупов людей, умерших от голода.

Большая смертность на почве голода, особенно среди детей, отмечалась на территории Фёдоровской волости Уральского уезда.

В поселке Долинском с ноября по 15 декабря умерло 60 человек, а 2/3 населения лежали опухшими от голода.

В Покатиловке за это же время погибло 15 человек, а 50 были близки к смерти. Здесь действовала столовая АРА, но, как видим, она не спасала положение.

В поселке Фёдоровском с 1 ноября по 15 декабря от голода умерло 10 мужчин, 15 женщин и 15 детей разного возраста. К слову, здесь также работала столовая АРА.

Официально признавалось, что в таких уездах как Калмыковский и Илекский, размеры смертности не менее, чем в Уральском уезде.

Дело учета больных опять-таки лучше всего обстояло в Уральске. В июле в городе вспыхнула эпидемия холеры. Но тогда голод еще не принял столь катастрофических размеров, и власти еще как-то вели учет больных. Тем более, что речь шла о такой опасной эпидемии. Газета «Красный Урал» периодически рассказывала о борьбе с холерой и публиковала данные о количестве помещенных в холерные бараки Уральска больных, заболевших и умерших. Если суммировать данные, то получим более 1 000 умерших от холеры. Намного слабее учет был в уездах. В Джамбейтинском уезде с 1 по 17 июля заболело 370 человек, из них 201 умер. В Гурьевском уезде с 15 по 27 июля заболело 156, умерло 84. В Калмыковском уезде из 47 заболевших умерло 20. В Илекском уезде по состоянию на 7 июля заболело 148 человек, из них умерло 56. Всего на 16 июля по уездам губернии холерой заболело 2 505 человек, 1 075 умерло.

К осени разразился голод. Власти и так слабо владели обстановкой, а голод вообще выбил эти власти из колеи. Учет заболеваемости и смертности к декабрю более-менее был налажен только в Уральске. Остальная территория губернии вообще выпала из поля зрения.

За декабрь в больницы города было принято мужчин 520, женщин 318 и детей 913. Из них больных на почве голода 1 331 человек. Других больных было 429. Всего за месяц умерло 377 человек, из них на почве голода 353 человека.

В январе в больницы города уже помещено 2 477 человек, из них на почве голода и истощения 1 518, а с другими болезнями – 959. За январь умерло 309 человек, из них на почве голода и истощения – 308. Детская смертность в январе была в 3 раза больше мужской и в 5 раз больше женской. За неимением мест в приеме было отказано 766 больным, из них на почве голода и истощения – 662.

В январе в Уральск прибыл уполномоченный ВЦИК Златогоров. Он сообщил шокирующую новость: в Центральном Комитете помощи голодающим нет определенных сведений о продовольственном снабжении Уральской губернии и этот орган командировал его для личного определения бедствия в пяти губерниях, в том числе и Уральской.

И это в то время, когда население губернии вымирало. В одной только Святодуховской волости с населением 6 212 человек (включая временно проживающих) за декабрь от голода умерло 20. В Илекском уезде в январе от голода ежедневно умирало до 100 жителей. Здесь же, в Илекском уезде, уже в январе отмечены случаи…людоедства.

Возможно, с приездом уполномоченного ЦК Помгола была связана публикация отчета о деятельности Уральской губернской комиссии помощи голодающим с августа 1921 по январь 1922 года.

Губкомпомголом за это время была проведена точная перепись голодающих в Уральске и приблизительная по всей губернии (что лишний раз говорит: губернская власть не владела ситуацией – авт.). В январе 1922 г. в столовых губкомпомгола кормили 36 147 человек. АРА взял на себя питание 50000 детей, два врачебно-питательных отряда Военкомголода Украины и Крыма ежедневно кормили 4 000 детей. Запрошено еще 2 врачебно-питательных пункта из Украины, на что уже получено согласие. За время борьбы с голодом в Уральск поступило 37 вагонов муки (617 п. 13 ф.) и «зерна разного продовольствия» – 90 808 п. 53 ф. В виде местного продналога в губернии собрано: скота в живом весе 73 976 п., мяса – 3 126 п., сала – 723 п. 38 ф., масла – 229 п. 16 1/2 ф., капусты – 84 п. 37 ф., картофеля – 2 875 п., сена – 300 п., пшеницы – 1 п. 30 ф., хлеба – 86 п., муки – 5 п. 5 ф. Деньгами поступило 149 297 944 рубля.

В феврале пришло сообщение из Джамбейтинского уезда: население настолько ослаблено, что не в состоянии хоронить умерших.Такое положение было не только здесь.

В поселке Янайкино умерших от голода начали хоронить только в апреле, когда оттаяла земля. Для этого было мобилизовано все оставшееся в живых население поселка, включая подростков. Трупы к этому времени уже настолько разложились, что их приходилось вытаскивать из домов с помощью багров. Тела детей укладывали в… сундуки, содержимое которых уже давно было обменено на продовольствие, которое не спасло семьи от мучительной голодной смерти. Для погребения умерших в Янайкино были вырыты 4 могилы, которые и поныне среди коренных жителей поселка именуются братскими. В каждой из них в несколько рядов стоят сундуки с останками детей. Погребенных в тех могилах никто не учитывал.

В 1999 году скончалась Агриппина Терентьевна Яманова. Она была последним человеком в Янайкино, принимавшем непосредственное участие в том погребении.

К чести янайкинцев – они помнят о произошедшей в их поселке трагедии и в родительский день на братских могилах появляются цветы.

В начале марта Уральское отделение АРА получило 60 тысяч пайков для взрослого трудоспособного населения. Именно для трудоспособного, в чем и заключается цинизм. Власти были заинтересованы (и не скрывали этого) в сохранении рабочей силы для предстоящей посевной кампании. Надо полагать, что до остальных властям и дела было мало. Паек заключался в 1 фунте сухой кукурузной муки на день и выдавался один раз в неделю. Эти 60 000 пайков распределили: по Уральску – 5 000, Уральскому уезду – 15 000, Илекскому – 20 000, Джамбейтинскому и Калмыковскому уезду – по 10 000 пайков. Учитывалось не наличие в уезде голодающих, а наличие транспортных средств, с помощью которых уезды вывозили это продовольствие из Уральска. Ясно, что при этом обделены наиболее нуждающиеся местности, где из-за голода еще с осени рабочий скот шел на продовольствие, и ехать в Уральск за продовольствием было не на чем.

Судя по различным сообщениям, наиболее тяжелое положение сложилось в Илекском уезде. Да, в уезде открыли 112 столовых для голодающих, из них 7 – в самом Илеке и 102 – по волостям. Но в уезде насчитывалось 80 934 голодающих. Между тем,  в столовых укомголода питалось 12 000, во врачебном пункте Украины и Крыма – 1 000 человек, от АРА – 1 720 человек. Таким образом, питанием в столовых, и то весьма скудным, была обеспечена только четвертая часть голодающих. Зимой Илекский укомголодом получил от губкомгола 10 105 пудов продовольствия, из которых к 1 марта осталось всего лишь 332 пуда. В столовых АРА на начало месяца осталось 21 440 пудов зерна, 2 741 пуд 16 фунтов овощей, 278 пудов 15 фунтов сухарей. Этого продовольствия должно было хватить только до 15 марта.

(Окончание следует)

Автор: Сергей Калентьев

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top