На крутых поворотах

11 мая 2023
0
2645

Деятельность выдающегося учёного, политика и общественного деятеля России, Казахстана и США Николая Андреевича Бородина гораздо меньше известна в период войн и революций. Между тем годы накануне Первой мировой войны стали для учёного временем политического и профессионального подъёма. По-прежнему патриот родного Урала, он ответственно и увлечённо занимался решением общероссийских проблем – и как старший специалист департамента земледелия, и как исследователь.

Бородин в 1914-1917 гг. не прекращал педагогической и научной работы: по-прежнему читал лекции по рыбоводству и холодильному делу слушателям Высших сельскохозяйственных курсов, часто посещал рыбоводные заводы и промыслы, проводил эксперименты с осетровыми, начатые ещё в 1890-е годы, организовал экспедицию по Уралу с целью проверить прежние наблюдения и сопоставить результаты разных лет.

Однако, по мнению известного учёного Николая Фокина, главными в деятельности Н. Бородина военных лет оказались не научные исследования и не подготовка специалистов. Главным стала общественная и партийная работа (Николай Андреевич был членом кадетской партии), исполнение служебных обязанностей в Департаменте земледелия.

Он неоднократно выезжал на фронт (контролировал хранение и использование скоропортящихся продуктов), посещал места боёв, бывал в армейских госпиталях, встречался и беседовал с земляками.

Бородин активно работал в Петроградском отделении Союза городов, занимался организацией помощи русским солдатам и офицерам, оказавшимся в немецком плену, сотрудничал с Международным Красным Крестом. В письме в редакцию «Вестника Европы», обращаясь к общественности страны, он с тревогой отмечал, что «положение наших военнопленных продолжает быть тягостным, требующим самого большого внимания, участия и посильной помощи». Учёный полагал, что только «дружными усилиями можно ещё, пока не поздно, спасти наших военных от голодного истощения» («Вестник Европы», 1916 г, № 8, стр. 401, 402).

«Понимая трагизм народных масс, видя, что их отношение к войне решительным образом меняется, Н. Бородин как патриот-государственник всё же был убеждён в том, что войну следует обязательно довести до победного конца, – пишет Николай Фокин. – Он отвергал возможность сепаратисткого соглашения с Германией, слухи о котором циркулировали в Петрограде. Учёный никогда не считал российскую действительность идеальной. Как бывший депутат Государственной Думы он уверен в необходимости серьёзных реформ в стране, прежде всего в разработке конституции, ограничивавшей царскую власть» (Сборник научных докладов «Николай Андреевич Бородин (1861-1937 годы) – великий учёный и общественный деятель России, Казахстана и США», часть вторая, Тольятти, 2010 г. стр. 41).

В своих публикациях Бородин неоднократно указывал на техническую отсталость российской промышленности и сельского хозяйства, говорил о необходимости продвигать просвещение в широкие народные массы. Но он никогда не предлагал насильственных, революционных способов борьбы за «новую», демократическую Россию. Для учёного образцом более справедливой и разумной организации народной и государственной жизни служили законы и порядки в США.

Их Бородин посетил ещё в начале 1890-х годов, когда по поручению атамана Н. Шипова знакомился с рыбными хозяйствами в Европе и Америке. В США он оказался во время Всемирной выставки в Чикаго и, кроме основных поручений, выполнял обязанности эксперта по рыбному делу.

Накануне Первой мировой войны Бородин вновь приехал в Штаты: там проводился конгресс по холодильному делу. Учёный посетил ряд предприятий в разных городах. По этому поводу очень интересное замечание Николая Фокина:

«Нас, в данном случае, не интересует, как вольнолюбивый, образованный казак оценивал американскую действительность, поскольку эта тема может быть предметом особого разговора. Важно задать себе другой вопрос: с какой целью Н. Бородин настойчиво знакомился с американским «образом жизни» и организацией труда. Русский учёный стремился отыскать несомненные черты сходства, как ему представлялось, в экономической, социальной жизни и различия в политической структуре двух стран».

Системному анализу такой проблемы Н. Бородин посвятил специальное исследование, в котором, помимо текста, имелись десятки диаграмм и карт, позволяющих разглядеть более сложные взаимоотношения между Россией и США.

Бородин полагал, что обе страны «имеют между собой много сходного», но при этом Штаты следует рассматривать как «пример того, что может дать стране с аналогичными естественными богатствами при лучших условиях политической и социальной жизни».

По инициативе уральца в Петербурге накануне войны начало действовать «Общество сближения между Россией и Америкой». Особое значение Бородин придавал исследованию демократических и социальных принципов США того периода.

По мнению Николая Фокина, Бородин несколько идеализировал законы и порядки этой страны, как и особенности характера американцев. В интересной по материалу работе «Американцы и американская культура» (Петроград, 1915) автор выступил не столько как исследователь – социолог и культуролог, сколько как публицист и политик либеральной ориентации, восторженно оценивавшей особенности заокеанской «демократии» и психолого- мировоззренческий тип рядового американца.

О таком типе Бородин пишет: «Он гордится своим знанием, своей принадлежностью к великой республике, собирающей под защиту конституции лиц любого племени, национальности и превращающей их в своих граждан, защищающей её честь и достоинство не за страх, а за совесть» (Н. Бородин, «Американцы и американская культура», Петроград, 1915 г., стр. 8).

В оправдание такого явно одностороннего взгляда русского учёного-политика Н. Фокин замечает: сходные идеи в то время выражали и защищали многие (и не только русские, но и европейские) демократы. США с их системой выборов центральных и местных властей могла показаться той страной, где реализованы самые смелые ожидания либеральной интеллигенции.

Февральскую революцию Николай Бородин, как и большинство членов партии кадетов, встретил восторженно. Россия превращалась из империи в республику, где должны восторжествовать принципы свободы и демократии.

Учёный на какое-то время полностью прекратил научную и педагогическую работу, наблюдения и эксперименты. Настали другие времена, на крутых поворотах истории возникли новые проблемы. Одна из острейших и важных для Н. Бородина – вопрос о месте казачества в меняющейся России. Но это уже тема для отдельного разговора.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top