Лихолетье

4 января 2024
0
4333

(Окончание. Начало в №№ 43-51)

Панченко Петр Николаевич, 15 лет.
Сергеев Петр Ефимович, 15 лет.
Логанов Феоктист Матвеевич, 30 лет.
Сибриков Степан Фокич, 40 лет.
Погорелов Николай Николаевич, 17 лет.
Бояров Евстафий Семенович, 54 года.
Ведрыков Иван Григорьевич, 17 лет.
Чапурина Клавдия Львовна, 16 лет.
Дынникова Любовь Семеновна, 16 лет.
Котельников Андрей Иосифович, 17 лет.
Трушкин Дмитрий, 65 лет.
Шемето Наталья Васильевна, 40 лет; дочь Александра Петровна, 17 лет.
Аниценкова Анастасия, 22 года.
Дробачев Яков Григорьевич, 20 лет.
Котельников, 40 лет.
Бакалкина Александра Ивановна, 17 лет.
Херелогов Михаил Тимофеевич, 42 года.
Итого: рабочих 100 человек, детей – 42.

Долгое время я был в недоумении, гадая, что это за список. Мои сомнения начали развеиваться, когда в одном их дел (фонд № 62, са. № 1, опись № 1, дело № 3) я наткнулся на «Список живущих в спецпоселке кулаков пос. При-уральном». Считаю также нужным привести этот список полностью.
Понебелов Георгий, 1911 г.р.; Малкин Иван, 1912 г.р.; Землянушнов Василий, 1909 г.р.; Ведненко Александр, 1912 г.р.; Немолочнов Петр, 1913 г.р.; Спирин Семен, 1899 г.р.; Меруненко Семен, 1913 г.р.; Спирин Георгий, 1914 г.р.; Попочин Петр, 1914 г.р.; Дынников Павел, 1914 г.р.; (?) Павел, 1914 г.р.; (?) Александр, 1912 г.р.; Ставкин Милетей, 1897 г.р.; Вольшов Александр, 1913 г.р.; Вольшов Николай, 1914 г.р.; Котельников Александр, 1913 г.р.; Павлов Ефим, 1889 г.р.; Круглов Михаил, 1912 г.р.; Словорилин Федор, 1904 г.р.; Замореноа Милентий, 1899 г.р.; Зеленцов Иван, 55 лет; Зеленцов Василий, 1918 г.р.; Ведренко Николай, 1920 г.р.; Ставкина Васса, 1912 г.р.; Сергеева Васса, 1912 г.р.; Зеленцова Анна, 1916 г.р.; Безрукова Мария, 1925 г.р.; Безрукова Евдокия, 1918 г.р.; Косьяненко Михаил, 1918 г.р.; Бакалкина Александра, 1926 г.р.; Покатилова Евдокия, 1916 г.р.; Глубко Вера, 1915 г.р.; Одинцова Ульяна, 1915 г.р.; Жужалев Иван, 66 лет, лишенец; Копеечкина Мария, 55 лет, лишенка; Савичев Афиноген, 1899 г.р.; Кононенко Иван, 1899 г.р.; Одинцова Мария, 34 года; Чесноков Иван, 1897 г.р.; Чеснокова Васса, 1905 г.р.; Чиушин Василий, 55 лет; Бояров Евстафий, 58 лет; Боярова Пелагея, 53 года; Яротич Павел, 1914 г.р.; Чеснокова Ксения, 1914 г.р.; Сулина Ольга, 1930 г.р.; Пулавенко Лидия, 1907 г.р.; Колимбет Просковья, 1907 г.р.; Сухопляц Кил., 1897 г.р., лишенец; Ставкина Зинаида, 1898 г.р.; Кирилина Клавдия, 1870 г.р.; Кирилова Татьяна, 1899 г.р.; Подлутко Матвей, 1867 г.р.; Аротич Мария; Здобняк Тимофей; Донскова Матрена; Донсков Яков; Заморенова Мария; Погорелов Николай; Дынникова Любовь; Чмалугов Ефим; Яротич Иван; Курочкина Мария; Котельникова Екатерина; Карнаухова Елена; Солодовников Георгий; Безруков Иван; Спирин Георгий; Зеленцова Мария.

И окончательную точку в этом вопросе поставило постановление Уральской комиссии по ликвидации кулачества и байства от 25 марта 1931 г.

«В следствии малочисленности переселенных кулаков в Скоробогатский (34 хозяйства), который расположен среди окружающих колхозов и совхозов, ввиду чего не возможна изоляция кулаков от сельскохозяйственного рабочего населения, Скоробогатский как кулацкий поселок ликвидировать, а кулаков переселить в поселок Алексеевку. Произвести оценку Скоробогатских построек и сена для передачи Шиповскому мясосовхозу, хлеб и имущество перевезти в Алексеевский поселок. Срок исполнения установить к 11 августу 1932 г.»

Таким образом, можно говорить о трех существующих на территории нашей области спецпоселений для раскулаченных: в поселках Алексеевском и Приуральном, и хуторе Скоробогатском. «Кирсановский участок № 7», скорее всего, был четвертым спецпоселением. Со временем последние три спецпоселенения ликвидированы по вышеуказанным причинам.

Но далеко не все кулацкие семьи высылались вслед за главами семей. Это можно проследить на примере Круглоозерного.

Здесь осталась семья раскулаченного Сидора Думчева, у которого в поселке оставалось три взрослых сына. К слову, Сидор вместе с тремя сыновьями участвовал в отступлении атамана Толстова на Мангышлак. К ранению младшего сына Александра в пути добавился тиф. Но до конечной цели эта семья добралась в полном составе. Правда, Александр в пути сильно обморозился и в форте Александровском ему ампутировали одну ногу до колена, а на второй ноге – ступню, на пальцах рук – все верхние фаланги. Но это не помешало А.С. Думчеву стать со временем самым известным рыбаком в округе. Как говорится, жизнь заставила. Ведь ни пенсии, ни какого-либо пособия по инвалидности он не получал. А жить на что-то надо было. Скончался А.С. Думчев в 1970 г.

В делах о коллективизации нет упоминаний о раскулачивании одного из самых крепких хозяев Круглоозерного Филимона Скобычкина. Хранится лишь справка следующего содержания:

Справка
Дана Скобычкину Филимону в том, что он с сего дня от принудработ освобожден за окончанием срока.

19.01.32 г. рабочая часть при Уральском изоляторе.

Скорее всего, эта справка напрямую связана с его раскулачиванием. Иначе она бы хранилась к какой-либо другой папке. Вскоре – по рассказу его дочери Екатерины Филимоновны – ее отец в административном порядке был выслан в Гурьев. Семья же Филимона – жена и трое дочерей – остались в Круглоозерном. По окончании ссылки возвращаться домой Филимон не стал, дабы не навлекать неприятностей на свою семью. До конца жизни так и прожил в Гурьеве.

Многие круглоозерновцы моего возраста помнят Панфила Георгиевича Шерстнева, отец которого раскулачен и погиб в ссылке. Его семья также осталась в Круг-лоозерном. В 1935 году Панфил окончил курсы комбайнеров. Еще до войны его имя гремело на всю область. Ежегодно во время хлебоуборочных компаний он занимал лидирующие места и по району, а то и по области. Во время войны на фронт ушли три брата Панфила. А сам он перечислял немалые средства на строительство таковых колонн. Только в 1943 году он передал 30 тысяч рублей, а в фонд обороны 60 пудов хлеба. В 1942 году он сцепом двух комбайнов «Сталинец» убрал 2050 гектаров зерновых, а в 1943 году – 2300 гектаров. Даже по нынешним временам эти цифры звучат внушительно. А вот государственные награды, по понятным причинам, Панфила обходили.

В 1956 году наша область получила рекордный урожай зерновых. И как следствие – массовое награждение тружеников сельского хозяйства. Одним только орденом Трудового Красного Знамени награждено более 200 человек. Среди них и кулацкий сын Панфил Георгиевич Шерстнев. Это его единственная награда.

А в те годы далеко не все раскулаченные и высланные смирились со своей участью.

Областная комиссия по ликвидации кулачества и байства проводила обязательные заседания еженедельно, а то и чаще. И практически на каждом она рассматривала жалобы раскулаченных на необоснованные решения местных властей. Но справедливости добивались единицы. Нередко жалобы передавались на рассмотрение местных сельсоветов, т.е. тех органов власти, которые и принимали решения о раскулачивании. Какая была их реакция на эти жалобы, догадаться нетрудно.

Одновременно с раскулачиванием шло и «очищение колхозов от чуждых элементов». В этом плане показателен один из протоколов собраний круглоозерновского актива. Хочу привести его полностью:

«Выписка из протокола заседания общего собрания поселка Круглоозерного. 27.10.31.

Присутствовало 10 человек.

Слушали: о чуждых элементах в колхозе.
1. Бакалкин Яков.
Бакалкина Я.К. как сына кулака. До революции имели две паровые мельницы и эксплуатировали наемный труд. Сам Яков вредил в колхозе тем, что бежал с зяблевой вспашки.
2. Бакалкин Афанасий.
Бывший белый офицер, помощник коменданта, под его руководством истязали красноармейцев-пленников. Сидел в тюрьме, но был освобожден органами ОГПУ за недостатком доказательств.
3. Заколов Максим. Был спекулянтом и бандитом во время гражданской войны.
4. Щурихин Иван, сын кулака, похитил из красного обоза мешок зерна.
5. Чукалин Михаил, сын кулака, брат его отличался зверствами в борьбе с красноармейцами. Сам Михаил выступал против Советской власти. Зарезал тайком телицу, таясь, что ее обобществлят.

Постановили: поставить с/совет в известность о том, что в колхозе имелись люди, вредившие нам в колхозном строительстве, с тем, чтобы их изолировали из поселка и из Уральского РИКа».

Вот так. Если ты «брат» и «сын», «бежал с зяблевой вспашки» (без указания причин), «похитил мешок зерна» (опять же без указания причин), распорядится своей, еще не обобществленной телкой – значит ты вредитель, которого надо выслать за пределы района. Обращает на себя и количество присутствующих на собрании жителей поселка Круглоозерного – всего 10 человек. Какова была резолюция сельсовета на этот документ – неизвестно. Могу лишь сказать, что самое серьезное обвинение в этом документе предъявлено Афанасию Бакалкину – белый офицер, помощник коменданта, «под его руководством истязали красноармейцев-пленников». Правда, в монографии С.В. Картагузова «Офицерский состав Уральского казачьего войска 1914-1918 г.г.» такой офицер не значится, но, тем не менее, с таким обвинением Афанасий Бакалкин в ближайшее десятилетие был обречен.

Что касается брата Михаила Чукалина (который «отличался зверствами в борьбе с красноармейцами»). Возможно, речь идет о вахмистре Матвее Чукалине, который во время Гражданской войны служил командиром взвода в 7-м уральском казачьем полку. В феврале 1924 г. он привлекался к уголовной ответственности, якобы за расстрел советских работников во время Гражданской войны. Хотя вина его не доказана, приговорили к пяти годам тюремного заключения со строгой изоляцией, но на основании двух амнистий ВЦИК от наказания освободили. В 1927 году Матвей Чукалин проживал в Уральске и значился в списке лишенных гражданских прав.

Преследование кулаков продолжалось не один год. Так, например, последним документом в «серебряковском» деле значится документ, датированный сентябрем 1933 г. И начинается он со слов: «Обллтделом ОГПУ задержан по подозрению как беглый кулак»…

В одном из этих документов речь идет о жителе поселка Круг-лоозерный Александре Владимировиче Егорове. К сожалению, ничего не могу сказать об этом человеке.

А вот вторым задержанным оказался Федор Семенович Скобычкин, родной племянник уже упоминавшегося Филимона Скобычкина и знаменитого в нашей области Федора Федоровича Скобычкина, в разные годы возглавлявшего совхозы «Анкатинский» и «Березовский», Уральскую сельскохозяйственную станцию, кавалера орденов Ленина, Октябрьской революции, двух орденов Трудового Красного Знамени.

Федор Семенович Скобычкин бежал из Круглоозерного во время коллективизации и более 30 лет прожил на глухом хуторке Пикет, неподалеку от Подстепного. Документов ни у него, ни у членов его семьи, конечно, никаких не было (откуда они могли оказаться у человека, проживающего в лугах, если даже у колхозников не было паспортов вплоть до прихода к власти Н.С. Хрущева). И в сентябре 1933 г. Ф.С. Скобычкина задержали, скорее всего, для выяснения личности.

И таких примеров множество.

На этом, пожалуй, свой рассказ я и закончу.

Автор: Сергей Калентьев

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top