Автомобильный век: уральские страсти

23 июля 2015
0
2082

(Продолжение. Начало в № 22-29)

Композиция «Быстрее ветра». Р. Вафеев

Часть II. Быстрее ветра

Не существовали светофоры и пешеходные переходы. Автомобили выскакивали на большой скорости в гущу гужевого транспорта, пугали лошадей, сбивали прохожих. Не лучшим образом были подготовлены и сами водители. «Наши владельцы автомобилей по городу и по главной улице ездят так, как будто держат спор на скорости бега», – сетовали очевидцы. Для многих читателей, возможно, станет открытием тот факт, что владельцы уральских автомобилей часто сажали за руль молодых ребят казахов, не имевших не только достаточного опыта вождения, но и адаптации к условиям городских улиц. Газеты сообщали: «Большинство шоферов из киргиз неграмотных и если грамотные, то тоже, очевидно, не знают правила езды». Вместе с тем сам факт, что первыми «профессиональными» водителями уральских авто были казахи, конечно удивителен и достоин внимания. Особое чувство скорости, быстрота реакции, зоркость глаз были характерными чертами степняков. Возможно, именно эти качества, наряду, конечно же, с дешевизной рабочих рук, и прельщали владельцев первых автомобилей.

Сведения об авариях, наездах и прочих эксцессах с участием автомобилей быстро заняли свое место в ежедневной хронике городской прессы. Эти любопытные заметки позволяют ощутить вкус эпохи. Вот некоторые из них:

«Испуганная лошадь автомобилем».

«…Вчера к магазину Кузнецова подъехал в плетеной тележке священник и только что успел вылезть из плетенки, как в это время, со скоростью птичьего полета промчался чей-то автомобиль. Лошадь испугалась и рванулась так сильно, что седок только успел бросить вожжи. Лошадь со всего размаху помчалась вдоль Михайловской улицы, задела за арку, едва не задавила проходивших детей и помчалась вдоль Алексеевской улицы. Батюшка погнался за лошадью, а автомобилист скрылся из виду. Чей автомобиль и кто ехал – неизвестно.

Такие случаи стали нередки, многие жалуются на это, даже опасаются ездить, а в особенности отпускать детей на лошади. В один из праздников много детей подростков человек 10-12 ехали в направлении садов в луку с самоварами и другими припасами. Поднимается из-под горки автомобиль, лошадь испугалась и понесла. На косогоре телега упала, лошадь остановилась и начала биться. Опять-таки счастливая случайность, что никто из детворы не поплатился ничем, только в итоге оказались расколоты чашки и помят немного самовар. Но хорошо счастливая случайность, а могло быть и хуже и выходит «кошке – игрушки, а мышке – слезки». А теперь по городу разъезжают несколько автомобилей, и пока привыкнут лошади, многим придется поплатиться, а напуганную лошадь приходится бросать: она начинает уже всего бояться».

«Гонка автомобилей»

«На Большой Михайловской улице по направлению к арке Цесаревича мчались друг за другом один по середине улицы, другой слева автомобили г-жи Бизяновой и г-на Першина. Навстречу с правой стороны ехал местный торговец Соколов со своей женой. Незаметно от квартиры жандармского полковника Бочкарева произошла катастрофа. К счастью, без увечья людей. Один из автомобилей вместо того, чтобы или затормозить машину и свернуть вправо, врезался прямо в грудь испуганной лошади. Лошадь быстро повернула от толчка кругом, опрокинула тарантас с Соколовым на мостовую и с одними передками ускакала в обратную сторону (…) Вероятно автомобилисты думают, что в машине правило, что хочу, то и творю».

«Езда по городу на автомобилях должна быть установлена законом до известной скорости езды, но оказывается, что наши владетели автомобилей по городу и по главной улице ездят так, как держат спор на скорость бега, мчатся так, что редко обыватель успеет свернуть с дороги и сколько было случаев несчастий с лошадьми и даже людьми и все не обращают на это никакого внимания (…) Теперь в городе многие обзавелись автомобилями, и следовало бы установить правила скорости езды по городу, что много неприятностей устранило бы. Когда у нас появился не один автомобиль, а автомобильчик у Николая Михайловича Логашкина и никому не было причинено никакой неприятности, ни ущерба, и то за это г. Логашкину по распоряжению г-на Губернатора было сделано предостережение не употреблять автомобиль для езды по городу, на случай испуга лошадей и могущих быть неприятных случаев, а теперь сколько этих неприятных случаев, калечение лошадей, ломки экипажей и проч. И все проходит незамеченным и шоферы не являются ответственными и сомнительно, знают ли шоферы о своей ответственности. Большинство шоферов из киргиз неграмотных и если грамотны, то тоже, очевидно, не знают правила езды».

«Владельцев автомобилей в городе Уральске увеличилось, можно насчитать два-три десятка, а нумерации почему-то не имеется; следовало бы иметь нумерацию, конечно с платой, как это в других городах, если велосипедисты нумерованы, то автомобилисты и подавно должны быть занумерованы».

25 мая 1911 года один из автомобилей умудрился заехать даже на главную аллею Войскового сада. Была напугана лошадь, пролетка сломалась о дерево. В автомобиле ехало две барышни, а управлял им реалист. Охрана сада жаловалась о неподчинении ей юного водителя. Газета вспоминала случай, когда некий юнец за рулем наезжал и гонялся в саду за экипажами. В заметке «Опасный реалист» «Уральский листок» приводил еще один пример управления автомобилем 15-летним реалистом. Газета возмущалась, задаваясь вопросом, как такое могло случиться.

Любопытно, что порядок движения на улицах нарушали не только редкие автомобилисты, но и многочисленные извозчики, а также частные ездоки. Особо рьяно не желали соблюдать никакие правила извозчики и лица казачьего сословия: «Возчики и казаки на Б. Михайловской и Алексеевской ул. не признают порядковые стороны, ни справедливых замечаний, едут, где вздумается, и как хотят, с самой изысканной бранью. Полицейское вмешательство в этом случае не поможет, тут нужно обязательное постановление, которое быстро установит должный порядок и поставит в соответственные рамки казацкое «где хочу, там и еду, наша земля и не трогай меня».

А вот интересное сообщение, точнее первый документально зафиксированный случай проезда автомобиля по самарскому тракту из Самары в Уральск под заголовком «Едва не несчастье»:

«Самарский купец Ш-в с двумя дочерьми, с подругой их и приказчиком на автомобиле приехал погостить в Уральск к своему знакомому О-ву (Овчинникову. – Р.В.). Путь из Самары к нам был благоприятен, но на обратном пути им и по нашим ровным степным дорогам не посчастливилось: неподалеку от хутора Солодовникова шофер ошибся дорогой, сделал крутой поворот, заднее колесо автомобиля не выдержало, спицы лопнули и автомобиль, повернувшись почти под прямым углом, опрокинулся набок. Пассажиры вылетели из автомобиля, но к счастью, отделались одним испугом, получила легкие ушибы только одна из барышень. Кругом была пустынная степь». История закончилась благополучно, с проезжей пролеткой была послана весть в Уральск Овчинникову, который приехав на место происшествия, захватил гостей, но неудачливый шофер с приказчиком просидели в степи 2 суток.

Не все благополучно обстояло в сельской местности, где на смену удивлению станичных жителей пришли и первые неприятности от столкновения с автомобилями:

«Через Каленовский поселок то и дело ездят автомобили. Заезжают на почтовую станцию и проездом давят домашнюю птицу и мелких животных, но иногда, как это случилось недавно, и детей. Автомобиль неизвестного владельца ехал быстро поздно вечером 21 числа по большой улице и неожиданно свернул в узкий степной переулок, ничуть не удерживая ходу. В переулке он наехал на 8-летнюю девочку казака N. По счастью обошлось благополучно, кроме многих ссадин и ушибов. Не мешало бы ездить на автомобиле по поселкам вечером и ночью тихо и с фонарями».

Любопытно, что опасности подвергались не только неискушенные пешеходы и гужевой транспорт, но и сами автомобили. Особый случай произошел в 1914 году в Орловском поселке, в который проездом на автомобиле заехал один из известных уральских обывателей казак Петр Агапович Сладков. Дело было вечером, Сладков при включенных фонарях-фарах въехал в поселок и остановился на станичной площади у церкви. Стояла обычная для вечернего поселка сонная тишина. Вдруг с колокольни полился громкий набатный звон, со всех сторон к автомобилю повалили казаки, всем своим видом настроенные агрессивно. Вскоре на площади был уже весь поселок, из толпы слышались брань, угрозы разбить автомобиль. Основное обвинение казаков к Сладкову сводилось к тому, что последний, въехав с горящими фонарями в поселок, якобы сильно напугал жителей. Вскоре из толпы полетел камень, разбивший ветровое стекло автомобиля. Но полного погрома удалось избежать. Энергичные действия Сладкова с требованиями немедленного вызова станичного атамана и составления протокола по факту хулиганства быстро охладили пыл казаков. Толпа начала расходиться, а Сладков пошел к станичному атаману требовать наказания агрессоров. Атаману удалось дело замять, виновные так и не были найдены, а вызвавший грандиозный переполох звонивший в набат казак заявил, что принял свет фар за пожар.

«Весь этот возмутительный случай побуждает меня обратить на него общее внимание, так как он мог кончиться для меня очень печально. Быть может, для обеспечения автомобилей будут приняты, кем следует какие-либо меры, устраняющие повторение подобных нападений», – сетовал в «Уральских ведомостях» пострадавший Сладков.

Были и просто курьезные случаи. Один из них описан в «Уральском листке» 1912 года:

«Вчера рано утром во время выгона коров в стадо, провожавшие были удивлены, увидев необыкновенное, что в Чагане повыше моста в реке стоял автомобиль. Необычное явление произвело на зрителей шуточное настроение: одни говорят, что автомобиль от жары захотел купаться, другие доказывают, что мучимый жаждой захотел напиться. Но шутки шутками, а автомобиль нужно было извлекать из реки, были наняты рабочие – человек 15 мужиков, которые с помощью веревок едва извлекли автомобиль из реки. Шофер объяснил, что он не знал дороги. Ночь же была темная и он угодил в воду. Чей автомобиль неизвестно, предполагают, что калмыковского купца Саткулова».

(Продолжение следует)

Один из первых автомобилей «Форд» в Приуралье. За рулем Александр Петрович Овчинников. Фотография из архива Овчинниковых

Автор: Рустам Вафеев

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top