В невероятной скачке

25 апреля 2024
0
2491

В музее «Старый Уральскъ», по инициативе Генерального консульства РФ, в конце марта открылась выставка «Казачество на страже рубежей Отечества». Музей представил свои материалы по истории Уральского казачества, среди которых редкие уникальные издания старинных книг. Но самым впечатляющим для собравшихся стала лекция Александра Петровича Ялфимова. Историк, писатель, экскурсовод музея в свойственной ему артистичной манере рассказал историю казачества от Ермака до наших дней.

В многовековой истории России нет сюжета более загадочного, чем история казачества. Она напоминает то авантюрный роман, то красивую легенду, то волшебную сказку. Историки до сих пор не пришли к единому мнению, откуда пошли казаки и какова их роль в общей истории. Одни называют их разбойниками и грабителями, бунтарями и революционерами, другие считают оплотом государственной власти и надежной защитой Отечества. Но все едины в том, что эпитет «вольный» неразрывно связан со словом «казак». И, наверное, по всему этому, казачество окружено таким ореолом романтики, отваги, удальства и геройства.

Особенно мало сведений об истории яицкого казачества.

Об этом сказал в своем выступлении вице-консул Генерального консульства РФ в Уральске Хаджимурат Айтмурзаев, подчеркнув, что тем более ценно то, что музей бережно хранит историю уральского казачества, а сам музей является площадкой для ее пропаганды и обмена мнениями. За что вице-консул выразил благодарность сотрудникам народного музея и подарил роскошное издание книги «Казачество на страже рубежей Отечества», в который вошли материалы Первой международной научно-практической конференции с одноименным названием.

39 статей сборника рассматривают вопросы, связанные с ролью казаков в защите рубежей Отечества, сохранением исторической памяти, изучением самобытной казачьей культуры. Это первый сборник научных трудов, посвященный истории и культуре казачества, созданный при участии Центра истории и культуры Российской государственной библиотеки. В сборнике представлены материалы авторов из России, Финляндии, Абхазии, Казахстана.

Есть несколько версий появления Уральских (Яицких) казаков. Одна состоит в том, что Яицкое войско появилось в результате переселения части донских казаков и черкесов с Дона на реку Яик. Другая гласит о том, что после разгрома Иваном Грозным Волжские «воровские» казаки (в составе этих казаков были и новгородские ушкуйники) основали городок на реке Яик.

Александр Ялфимов в своей лекции (если этот увлекательный рассказ можно назвать таким скучным словом) ссылался на самого авторитетного историка – Карамзина. Кстати, это ему принадлежит фраза: «История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь Отечество». Правда, в его «Истории государства Российского» не очень много об яицких казаках. Александр Петрович постоянно подчеркивал, что с самого начала состав будущего Яицкого Войска был многонациональным. И в Уральске строили не только церкви, но и мечети, была также и синагога.

Казаки не только охраняли границы Российской империи, но и участвовали практически во всех военных операциях. В 1798 году Уральское казачье войско выставило для участия в войне с Наполеоном два полка, которые воевали в Италии и Швейцарии под командованием Суворова. Возникает вопрос – с какой стати они воевали в Европе? Дело в том, что в 1798 году Россия вступила в антифранцузскую коалицию, куда еще входили Великобритания, Австрия, Турция и Неаполитанское королевство (часть нынешней Италии). Была создана объединенная русско-австрийская армия для похода в северную Италию, захваченную французскими войсками. И возглавить ее поручили прославленному полководцу Суворову. Там, под его командованием, была проведена блестящая военная кампания, которая закончилась разгромом основной части французских войск. И если бы союзники не остановили Суворова и дали ему возможность полностью уничтожить врага, то, возможно, Наполеон не напал бы на Россию и не было бы Отечественной войны 1812-го года.

На эту войну ушли три полка уральских казаков, писал в 1912-м году В. Емелин в статье, посвященной столетнему юбилею этого события. (Он не нашел подтверждения, что их было четыре, о чем писал Мякушин.)

К тому времени как указ о призыве уральских казаков на войну пришел в Уральск, Наполеон уже прошагал победным маршем через всю Россию. «И вот, в этот великий момент богоугодно было вызвать на поле сражения сынов Урала. Несмотря на то, что наши казаки служили здесь в качестве охранителей границы, он (император Александр I) призвал их на борьбу с лютым врагом, перед которым преклонилась вся Европа».

Казаки восприняли этот призыв с воодушевлением. «Патриотический подъем, охвативший в 12 году всю Россию, захватил и наших «горынычей. Они все ждали с нетерпением момента, когда можно будет сразиться с ненавистным неприятелем». Казаки отказались от «наемки», каждый шел за себя. Многие просили взять их в полк «сверх комплекта». «Каждый казак счастьем почитал получить от своего батеньки благословение идти на борьбу с лютым врагом – французом. Старики с завистью глядели на своих счастливых детей – бравых и здоровых». В городе Наполеона таинственно называли «антихристом», и это еще больше воодушевляло казаков.

Емелин описывает трогательный момент, как казаки ходили прощаться с Уралом. Как будто, получив благословение у родителя, просили его у родной реки. «Они подолгу стояли на сыпучих берегах своего Яика. Когда же уходили, то некоторые брали в руки песку, целовали его и завязывали в платок».

Утром отбытия ударил большой колокол собора Михаила Архангела, и казаки в полной амуниции верхом выстроились на плацу перед собором. После молебна атаман Бородин «обходительно объяснял им важность их назначения и благословлял на ожесточенную борьбу». Атаман благодарил казаков за скорый сбор и хорошую амуницию, советовал не забывать Бога, не изменять Царю и Отечеству.

При этом прощании, пишет Емелин, матери казаков показали себя, как настоящие казачки. «Они без слез, без сетований надевали на своих сынов «на веки нерушимые благословения» и тихо шептали счастливым бородачам: «Служи, сынок! Благословенье береги. Молись!». Казак истово крестился, целовал надетый крест или икону и твердым тоном говорил: «Спаси, Христос, мамынька!». С этими словами он садился на своего боевого коня и лихо гарцевал в кругу своих товарищей».

Пятый полк уральских казаков сначала отправили под командование генерал-лейтенанта графа Толстого, потом передали князю Голицыну. Воевали уральцы у разных командиров, они были незаменимы в дозорах, разведке, в умении взять «языка», внезапно ворваться в расположение противника и внести сумятицу в его ряды. Неутомимые степные лошади казаков могли без устали скакать десятки километров с донесениями. Казаки охраняли свои обозы и захватывали неприятельские. «Находясь постоянно впереди армии, наши горынычи брали немалое количество в плен неприятельских офицеров и рядовых, отнимали обозы и доставляли оружие. За это корпусные начальники «крепко» их уважали…».

В подмосковных деревнях казаки «часто вступали в перестрелку» с французами, защищая местное население. «Наши храбрые горынычи творили чудеса отваги и удачи. Пользуясь темнотой осенней ночи, они близко подходили к Москве и узнавали очень многое о состоянии неприятеля, о его движении».

Наполеон, рассматривая с Поклонной горы бесчисленные золотые купола церквей и монастырей Москвы, уже предполагал богатую добычу и ждал, что вот сейчас ему принесут ключи от первопрестольной. «Он думал, – впоследствии вспоминал адъютант императора, генерал Сегюр – что эти люди, охваченные гордостью или парализованные ужасом, неподвижно сидят у своих очагов, и он, который всюду встречал покорность со стороны побежденных, хотел возбудить их доверие тем, что сам явился выслушать их мольбы».

А вместо этого увидел языки пламени: эти «варвары» жгли свой город!

Сам Наполеон писал: «Москва, один из богатейших городов в свете, не существует более; эта потеря неисчислима для русских, для их торговли, для дворянства; ее можно оценить в несколько миллиардов. Арестована и расстреляна сотня поджигателей. Тридцать тысяч раненых и больных русских сгорело. Богатейшие торговые дома России разорены. Ничего не успели вывезти и когда увидели, что все попало в руки французов – сожгли свою первопрестольную столицу, свой святой город, центр империи… Мы боролись против огня, но негодяй – губернатор Растопчин принял ужасную предосторожность – вывез или уничтожил пожарные инструменты».

Наверное, французы действительно пытались потушить пожар – нужно же было им где-то жить, пить-есть и что-то грабить. Но деревянная Москва продолжала гореть. И Наполеон, нагрузив обозы тем, что еще не сгорело, был вынужден покинуть сожженный город. И, уходя, приказал взорвать Кремль. Спасли его уральские казаки из корпуса генерала Винценгорде, который первый вошел в Москву. Его самого французы взяли в плен. «Оставшиеся без начальника казаки принялись беспощадно истреблять оставшихся в столице французов, причем у Петровского дворца их было захвачено 40 человек». А потом начали «преследовать неприятельский аръергард». В дальнейшем корпус поступил в распоряжение губернатора Растопчина и выполнял в Москве функции полиции. Растопчин, представляя к награде командира 5-го Уральского полка Василия Ивановича Буренина, писал: «…весьма много содействовал вверенным ему полком изгнанию неприятеля из столицы, в восстановлении как в оной, так и по Московской губернии порядка и устройства…». В рапорте императору губернатор подчеркивал, что на казаков «не было ни одной со стороны обывателей жалобы или замечания начальства».

Два других полка уральских казаков воевали в Дунайской армии генерала Чичагова и приняли участие в «заключительном аккорде «похоронного марша» Наполеона – переходе его армии через Березину. Как писал Гюго, «от инея бела, как стадо, армия великая брела». Только на этой реке французы потеряли 35 тысяч человек ранеными, убитыми, утонувшими и замёрзшими. Среди них не только французы: в наполеоновской армии против России воевали и немцы, и австрийцы, и поляки с литовцами – куда же без них.

«Березина в месте переправы наполнилась трупами до того, что по ним можно было идти, как по мосту. Кругом валялись мерзлые трупы людей и лошадей. Пространство … более, чем на версту было занято каретами, колясками и фурами награбленного в Москве добра».

Наполеон сумел ускользнуть, бросив свою разбитую армию. Но «Березину» французы помнят до сих пор. Также, как слово «казак».

Забывшим уроки истории недавно напомнил верховный атаман Международного союза казаков России и зарубежья Николай Дьяконов, записав видеообращение президенту Франции, собирающемуся направить на Украину свою армию воевать против России: «Господа французы! Господин Макрон! Уберите своих наемников с нашей святой Русской земли. А иначе мы вам напомним, что такое «Березина».

Свое обращение атаман записал в станице Луганской (ЛНР) на фоне разрушенного украинским снарядом американского производства старинного казачьего куреня, в котором с 1804 года жил казак Николаев, участвующий в Бородинском сражении.

«В одной невероятной скачке вы прожили свой краткий век», – писала Марина Цветаева о героях Отечественной войны 1812 года. Участвовали в этой «скачке» и наши, уральские казаки.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top