На всю оставшуюся жизнь

3 августа 2023
0
1716

Уральск для меня как родной. Не зря же я прожил здесь более 50 лет, а за годы отсутствия приезжал в город много раз – уже со счета сбился – в последнее 5 лет был четырежды. Тянет в милые места, где произошло множество приятных для меня событий, было немало друзей, знакомых. Наша семья приехала в 1952 году из Карелии в связи с переводом отца по службе в армии. Жили мы в съемных квартирах: от Куреней до Сокола и учился я в семи школах. Бывало, идешь по улице и обязательно встретишь нескольких одноклассников. Будучи взрослым, сменил немало мест работы, но не то, чтобы бегал «зайцем», а вначале переводом, затем по своему выбору и доволен тем, что поработал в областных «верхах», многое узнал, обзавелся кругом знакомств, иногда полезных в нужное время.

Иксанов М.Б. со слушателями Алма-Атинской Высшей партийной школы из Уральской области. Апрель 1978 г.

Я окончил два ВУЗа, а трудовой стаж составил более 36 лет. По окончании института попал в городскую прокуратуру, возглавляемую замечательным человеком, опытным юристом А.З. Сафиулиным. Требовательный, но доброжелательный, терпеливо натаскивал нас, двух молодых работников, мудреному делу уголовной юриспруденции. Очень благодарен ему за науку и практику, что очень пригодилось в будущем.

Потом пять лет работая на разных должностях в облисполкоме и не могу не отметить его председателя В.И. Подъяблонского Личность с ровным характером, умным и красивым лицом. Его высокая фигура, неспешная походка, вежливое обращение уже внушали доверие и уважение к нему. Массу больших и малых проблем приходилось решать этому человеку, а сверху еще подстегивал обком партии. Но длительная работа Подъяблонского на своем посту явствует, что со своими делами он справлялся успешно и вполне устраивал обком партии и правительство республики. Он тщательно работал над проектами решений. Как правило, они должны были соответствовать конкретным постановлениям обкома партии в плане реализации поставленных задач, поэтому, когда ему приносили бумаги, он говаривал: «Каждый документ должен отлежаться» и просил приносить их задолго до заседания исполкома. Он был своеобразен даже в малом. Когда я был в должности его помощника по основной деятельности, он часто замечал, что двери для того и существуют, чтобы их закрывать, имея в виду дверь входа в приемную.

Позже мне довелось поработать в обкоме партии при первом секретаре М.Б. Иксанове. Это был сильный духом, требовательный и довольно жесткий человек. Я не раз видел, как секретари обкома, заведующие отделами бегом неслись по ковровой дорожке в его кабинет по вызову. Видеть его приходилось нечасто, а общаться крайне редко, поэтому знаю о нем немного, но поступательное движение области к коммунизму означало мудрое руководство партии экономикой и культурой. Однажды я поговорил с ним по телефону во время ночного дежурства в его кабинете. Иксанов позвонил поздно вечером и, не поздоровавшись, спросил, на каком рейсе ему лететь из Алма-Аты, чтобы успеть к кому-то на день рождения. Я сначала опешил, но не растерялся и лихорадочно начал искать в ящике стола расписание полетов самолета. Тогда в Уральск были два рейса в сутки, я их назвал. Он осведомился о ходе сдачи зерна государству, о погоде и еще о чем-то и, не попрощавшись, положил трубку. За время работы там я несколько раз присутствовал на заседаниях комитета и убедился, что обстановка там была напряженной, порой острой, потому что его требования к работе людей были настоятельными, категоричными. Но однажды мне повезло. Я подготовил плановый правовой вопрос. На заседание пришел по времени впритык, и места впереди мне не досталось. Обычно отчитывались зав. отделами, но мой руководитель обязал меня быть с ним, потому что он не юрист, а вопрос специфический, хотя ничего сложного там не было. Когда пришел черед нашего материала, Иксанов спросил, кто готовил. Получив ответ, поискал меня, увидев в конце зала, велел сесть впереди. Я подошел и встал. Он спросил, чего я стою. Ответил, что нет свободного места. Он поднял одного из зав. отделом, сказал, что его вопроса нет, поэтому ему делать здесь нечего. Тот быстро удалился, а я сел. Он сразу же похвалил меня за то, что правильно показал роль парторганизаций правоприменительных органов района в рассматриваемой проблеме и заключил, что в справке все сказано, поэтому обсуждать не будем и отпустил нас восвояси, я вышел с большим облечением и удовлетворением своей персоной, а зав. отделом пожал мне руку, сказав, что не ожидал такого финала. В общем-то совершенно справедливо Иксанову поставили памятный бюст и назвали его именем улицу города.

Из секретарей обкома наиболее заметным и деятельным был М.К. Гизатуллин. Однажды, на 9-е Мая я увидел его в форме капитана первого ранга с кортиком на боку. Видимо, морской характер сказался на его работе. Он долгие годы тащил на себе всю строительную индустрию области. Проводил многочисленные совещания в обкоме, планерки на месте новостроек или капремонта объектов. Назову один эпизод его отношения к работе. Руководство области задумало внеплановые, а значит внебюджетные новостройки: городские очистные сооружения, свинокомплекс в районе и завод мясокостной муки. В этих непростых долгостроях проявились высокие организаторские способности Мансура Каримовича, а убеждать он умел и успешно «доил» наиболее крупные предприятия и организации вплоть до болтов и гвоздей. Меня тоже вытаскивали на планерки за город, но, вскоре я понял, что от меня, как председателя Ленинского райисполкома, ничего не зависит и перестал ездить. Два первых объекта все же ввели в строй, и только благодаря усилиям М.К. Гизатуллина.

Из райисполкома я ушел добровольно из-за выходки первого секретаря горкома партии на одном из совещаний – он оскорбил меня матом по пустяшному делу. Это было шоком, потому что в жизни меня никто и никогда не обижал. А ведь мы вместе учились в школе и даже одно время дружили. Хотя в детстве и юности я трижды дрался, когда кто-то задирался, но это были скоротечные стычки без повода, и я всегда выходил победителем, потому что помогали высокий рост, длинные руки и дикое бесстрашие.

До выхода на пенсию в 2005 году я работал в некоторых учреждениях города. Однажды, уже в новое время, меня пригласили на работу в облздравуправление гл. специалистом по правовым вопросам для конкретного дела: обосновать правомерное увольнение с работы руководителя одного медучреждения, поскольку оттуда поступали жалобы на нарушения законодательства о труде. Я согласился и поручение добросовестно выполнил, и тот человек был уволен с работы, а суд его не восстановил. Там я работал около года, однако мне не выплатили зарплату за первый месяц работы, поскольку эта должность была введена позже, но мне об этом не сказали. Обещание выплатить зарплату в форме премиальных не выполнялось, сменился начальник. Тогда после увольнения я обратился в суд с иском о взыскании денег в сумме 7 тысяч тенге, но администрация утаила или исправила некоторые документы, свидетельствующие о моей работе в спорный период. Суд явно был на стороне ответчика и моё требование не удовлетворил, но я все же получил эту сумму путем взыскания судом за моральный вред из-за пропуска срока ответа на мое другое заявление в облздравуправление. Радости от этого было мало, потому что я сделал для облздрава почти невозможное, и никакого понимания и благодарности.

В целом, за многолетнюю работу в госорганах мне попадались нормальные руководители, а с некоторыми сложились приятные личные отношения и я от души благодарен им за это.

А в прошлом году у меня случился казус: в акимате города, когда я принес ходатайство о присвоении одной из улиц имени замечательного человека, большого специалиста и руководителя одного из отраслей сельского хозяйства области В.А. Богдасарьяна На первом этаже в окошке № 7 мое прошение регистрировала тетя средних лет довольно странным способом: сначала попросила удостоверение, и я дал ей паспорт. Она дважды внимательно его рассмотрела, дважды спросила, являюсь ли я гражданином РФ, затем сняла копии паспорта и штампов о регистрации по месту жительства и снятия с регистрации. Зачем все это, до сих пор не пойму. Потом она трижды куда-то уходила, долго сидела за компьютером, и в итоге я пробыл в ожидании результата более двух часов и все же получил талон о времени регистрации моего прошения в 16 час. 43 мин. и 50 сек. Несмотря на мрачное настроение, меня развеселили «секунды». Какая точность и бестолковщина! Помнится, что в райисполкоме обращения граждан регистрировали за 2-3 минуты. Главное, я просил не для себя! За что же мне такая тихая экзекуция в мои тогда 76 лет, но ответа на прошение до сего времени нет.

Тем не менее этот неприятный случай не затмил впечатления о городе, от общения с немногочисленными знакомыми, кого удалось встретить за три месяца пребывания в Уральске.

Отрадно, что город динамично развивается, благоустраивается в удачном сочетании старины и новостроек. Очень много личного автотранспорта, а это показатель роста благосостояния его жителей. Помню, что в советское время была задумка открыть троллейбусное сообщение. С этой целью к городу присоединили несколько сел и поселков, поскольку существовал норматив по численности населения. Город подрос, поэтому власти, думаю, стоит еще раз обратиться к этой идее.

Святослав Выдрин

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top