Мои учителя

24 марта 2016
1
3306

(Продолжение. Начало в № 8-11)

Виктор Кузьмич Сидоров.
Биографическая канва.

В.К. Сидоров. 1999 год23 апреля 2004 года должно было исполниться 80 лет со дня рождения Виктора Кузьмича. Я работал тогда в Самарском государственном аэрокосмическом университете и из Самары за три недели до юбилея послал Сидорову поздравительный адрес, напечатанный на цветном принтере, в котором называл юбиляра «живой легендой Уральского пединститута». В мае того года я приехал в Уральск и узнал печальную новость, что в ночь на 23 апреля 2004 года, перед самым своим юбилеем, Виктор Кузьмич Сидоров скончался после тяжелой болезни…

Некоторое время я не знал, получил ли Сидоров мой адрес. На юбилей, а фактически на похороны, ездила друг семьи Сидоровых, доцент ЗКГУ Татьяна Авдеевна Цыганкова. Она и рассказала мне потом, что перед смертью Сидоров лишился дара речи, но понимал слова близких людей. Когда мой адрес был получен, Виктору Кузьмичу его прочитали. На его лице выразилось удовлетворение. Он показал, чтобы папку с адресом положили на стул около кровати и время от времени ее поглаживал. Что же, мне приятно, что я хоть в небольшой степени скрасил его мучительный уход из жизни…

И последнее, Ольга Ивановна Гришина говорила мне, что десятилетие ректорства Сидорова – это Ренессанс Уральского пединститута, а Ренессанс бывает только однажды в истории…

Рафик Измайлович Нафигов.
Биографическая канва.

Р.И. Нафигов в молодостиР.И. Нафигов родился 15 июля 1928 года в Уральске в бедной татарской семье. Его отец прожил всего 46 лет, а мать – свыше 80 лет.

В 1947 году окончил среднюю школу №6 г. Уральска.

В 1947-1951 годах учился на историческом факультете Уральского педагогического института имени А.С. Пушкина, успешно его окончив.

С 1951 года до конца жизни (50 лет) проживал в г. Казани.

С 1951 по 1954 год учился в аспирантуре Казанского государственного университета имени В.И. Ульянова-Ленина.

В 1954 году успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук.

С 1954 года и до конца жизни преподавал в Казанском государственном университете, пройдя путь от ассистента до профессора, заведующего кафедрой.

В 1964 году защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук.

В 1968 году получил ученое звание профессора.

В 1964-1989 годах был заведующим кафедрой истории КПСС, в 1989-1994 годах – заведующим кафедрой политической истории Казанского госуниверситета.

В 1976 году награжден орденом «Знак Почёта»

В 1978 году удостоен почетного звания «Заслуженный деятель науки Татарской АССР».

В 1989 году удостоен почетного звания «Заслуженный деятель науки РСФСР».

В 1991 году был избран действительным членом (академиком) Академии наук Республики Татарстан.

С 1994 года до конца жизни работал в должности профессора кафедры политической истории Казанского госуниверситета.

Являлся Почетным гражданином города Уральска.

Скончался 9 декабря 2001 года на 74-м году жизни.

Я познакомился с Рафиком Измайловичем Нафиговым в Казани в июне 1976 года, а в октябре 1979 года поступил к нему в аспирантуру кафедры истории КПСС Казанского госуниверситета.

До конца жизни Рафик Измайлович говорил: «Я – уральский житель», хотя 50 лет прожил в Казани. Он вспоминал, что его родители были неординарными людьми. Мама хорошо знала устное народное творчество, отец виртуозно играл на мандолине. Первые четыре класса он проучился в начальной школе №21 (здание школы сохранилось, оно находится на углу проспекта Достык и Куренной улицы) у замечательной учительницы – Марии Болеславовны Лоцман, впоследствии «Заслуженного учителя школы Казахской ССР». С 5-го по 10-й класс учился в лучшей уральской школе того времени – мужской средней школе №6. Но самым запоминающимся временем уральской жизни Рафик Измайлович считал учёбу на историческом факультете Уральского педагогического института имени А.С. Пушкина. Его преподавателями были Ксения Афанасьевна Утехина, Алексей Абрамович Королевский, Яков Самуилович Фейгельсон. Это были неординарные личности с интересной и трудной биографией. Фейгельсон появился в Уральске в 1947 году. Он был учеником академика Н.М. Лукина, расстрелянного в 1937 году, сам имел учёное звание профессора, которого был лишён в том же году и выслан в один из восточных районов Казахстана. По истечении десяти лет ссылки ему было разрешено преподавать в одном из педагогических институтов Казахстана, и он выбрал Уральский, потому что Уральск был ближе к Москве. На истфаке Уральского пединститута он преподавал новую историю Запада и сразу же взял пальму первенства среди преподавателей благодаря своей колоссальной эрудиции и таланту лектора.

Главными чертами своих учителей Нафигов считал интеллигентность и бескорыстность, подчеркивал, что бескорыстность и является следствием интеллигентности. Эти люди не играли в престижность, не гонялись за карьерой. Таких людей, как Фейгельсон, Королевский, Утехина и тогда было мало. Но они смогли создавать определенную духовную атмосферу не только в институте, но и в городе. Они никогда не боялись выступать за правду, за истину (это очень интересные суждения в пику тем писакам, которые считают, что в эпоху Сталина господствовали ложь и страх). Нафигов считал: кодекс нравственности не зависит от времени и правящего режима, нельзя жить одним днём, не думая о будущем. Преподаватели истфака второй половины 1940-х годов об этом думали, и студенты к ним тянулись. Например, Королевский мог собрать студентов истфака после экзаменов и до трёх часов ночи рассказывать о геометрии Лобачевского (а ведь сам был историком!). Королевский был убеждён, что учитель истории должен иметь широкий кругозор.

Вспоминал Рафик Измайлович и тогдашнего директора 1-й школы Матвея Георгиевича Костюкова. Нафигов проходил в его школе педагогическую практику. На разборе урока методистка сказала: «Пятёрку не могу поставить: не успел дать домашнее задание». А Матвей Георгиевич вступился за огорчённого практиканта: «Милая, идите-ка в институт и больше сюда не приходите. Вы не обратили внимания, как ученики слушали его. Вот что главное, а не пункты вашей инструкции». А Нафигова после этого Костюков спросил: «Свободное время есть? Тогда веди-ка уроки в нашей школе». Небывалый случай: студент-практикант вел уроки наравне с дипломированными учителями! А Матвей Георгиевич дал молодому историку свободу, возможность самостоятельно вести уроки.

Уже в то время Нафигов пристрастился к чтению подлинных исторических документов, читал архивы Неплюевского кадетского корпуса.

Интерес Нафигова к истории пробудила всё та же Мария Болеславовна Лоцман. Она рассказывала о древнем мире, о российской истории. Сначала он и занимался древней историей, но потом сосредоточился на изучении истории России конца XIX – начала XX вв.

Уральский пединститут навсегда оставил в его душе трепетные чувства. Самозабвенно любил Рафик Измайлович и свой родной Уральск, его историю, его людей, своих многочисленных друзей. История Уральска получила значительное отражение в его научном творчестве.

Вся научная и преподавательская деятельность Р.И. Нафигова была связана с Казанским государственным университетом, в котором он защитил кандидатскую (в 1954 году) и докторскую (в 1964 году) диссертации, преподавал, получил ученые звания доцента и профессора.

Для выпускника истфака Уральского пединститута Р.И. Нафигов сделал блистательную карьеру в науке и системе высшего образования. Он опубликовал около 300 научных трудов, в том числе 15 монографий, под его руководством были подготовлены и защищены 3 докторских и 45 кандидатских диссертаций. В течение тридцати лет – с 1964 по 1994 г. – он возглавлял кафедру в Казанском университете. В 1991 г., когда была создана Академия наук Республики Татарстан, Р.И. Нафигов первым из историков избирается в состав ее действительных членов (академиков). Его выдающийся вклад в историческую науку оценен очень высоко присвоением высших степеней отличия научного работника – почётных званий заслуженного деятеля науки России (1989 г.) и Татарстана (1978 г.), правительственными наградами, но самое главное – признанием научной общественности, благодарностью многочисленных учеников.

Его кандидатская диссертация называлась «Влияние марксистско-ленинских идей на татарскую демократическую публицистику в период первой русской революции», а докторская – «История формирования и развития татарской общественно-политической мысли на третьем, пролетарском этапе освободительного движения России (1895-1917 гг.)». В названиях диссертаций сквозит влияние идеологических пристрастий, господствовавших в те годы. Тем не менее его диссертации не устарели до настоящего времени, потому что были написаны настоящим историком-исследователем, не подверженным конъюнктуре. Нафигов поклонялся культу архивов, культу подлинного исторического документа и воспитал эти чувства в своих учениках. Редкий день в течение четырех десятилетий он не появлялся в Центральном государственном архиве Татарской АССР (ныне – Национальный архив Республики Татарстан). В главных библиотеках Советского Союза (в Москве и Ленинграде) Нафигов проработал много газетных комплектов дореволюционного времени, в том числе «Уральский листок» и «Уральский дневник».

Рафик Измайлович Нафигов вел исследовательскую работу по трём научным направлениям: формирование и развитие передовой татарской общественно-политической мысли; начало революционной деятельности В.И. Ленина; жизнь и творчество великого татарского поэта Габдуллы Тукая.

Нафигов доказал: центром передовой татарской общественно-политической мысли была газета «Фикер» («Мысль»), издававшаяся в Уральске при непосредственном участии Тукая.

Особенно много Рафик Измайлович сделал по второму направлению. Итогом его исследований стали монографии «Первый шаг в революцию: В.И. Ульянов и казанское студенчество 80-х гг. ХIХ в.» (Казань, 1970) и «…И стал убеждённым марксистом» (Казань, 1985). Теперь, когда «мода» на биографию Ленина прошла, усилия исследователя могут показаться напрасными. Но это не так. Подлинная историческая наука не подвержена моде.

Результаты творческих изысканий Нафигова изложены в его книгах «Тукай и его окружение» (Казань, 1986) и «Наш Тукай» (Казань, 2000).

В первой из них Нафигов подчёркивал:

«Г. Тукай и сегодня вместе с нами, наш современник и собеседник. Его поэтическое мастерство, его творческое горение покоряют читателей. Мы и сегодня вместе с ним повторяем:

«… Идём служить народу, трудиться в честь него».

Работая заведующим кафедрой и профессором Казанского университета, Нафигов не стеснялся того, что окончил провинциальный Уральский пединститут. Более того, он говорил казанским коллегам, что среди преподавателей Уральского пединститута было немало светлых голов, а в Казанском университете – немало дураков. Ему говорили: «Ну, сравнил! Уральский педагогический и старейший в России Казанский университет, третий по значению университет Советского Союза!». Но Нафигов настаивал, что именно интеллектуальный потенциал Уральска повлиял на его становление как учёного.

Публичные выступления Нафигова были всегда интересны. Помню, 22 апреля 1980 года в актовом зале Казанского университета он выступал с сообщением о новых материалах по биографии молодого Ленина. Все руководители университета во главе с тогдашним ректором А.И. Коноваловым через две минуты после начала выступления повернули свои головы к трибуне и так сидели до конца выступления, настолько оно было интересно. Помню партийные собрания кафедры общественных наук Казанского университета. Как правило, выступления участников собрания были вялыми и неинтересными. В зале все занимались своими делами: читали книги или газеты, разговаривали друг с другом. Но вот объявляли выступление Нафигова. Зал преображался. Наступала абсолютная тишина. И немудрено: Рафик Измайлович всегда выступал страстно, критиковал тех, кто заслуживал критики, выдвигал предложения по улучшению качества работы преподавателей.

Иногда ректорат университета принимал решения, противоречащие интересам кафедры. А надо сказать, что главный корпус университета и корпус гуманитарных факультетов находились друг против друга, их разделяла площадь, так называемая «сковородка», на которой стоит памятник молодому Ленину. И вот Нафигов, показывая в окно на главный корпус, говорил: «Эти технари (в ректорат входили тогда химик, астроном и математик. – О.Щ.) приняли неправильное решение. Но я пойду в обком и их заставят пересмотреть это решение». Так потом и происходило. Я спросил Рафика Измайловича, почему он говорит об этом на заседании своей кафедры, как об этом узнает ректорат? «Наивный человек, – отвечал он мне. – Во-первых, кафедра прослушивается. Во-вторых, среди её преподавателей есть осведомители ректората».

Этот его приём действовал безотказно и в других случаях. Например, студент истфака А. Карасёв написал хорошую работу по истории казанской социал-демократии в 1905-1907 годах. Но по итогам конкурса студенческих научных работ, проведённом обкомом комсомола, доклад не был отмечен ничем, даже обычной грамотой. На заседании кафедры Нафигов заявил: «Я пойду в обком партии и этот обком комсомола разгонят!» И что же? Очень скоро Карасёва пригласили в обком комсомола, извинились и вручили диплом первой степени!

(Окончание следует)

Олег Щёлоков,
доктор исторических наук

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top