Лихолетье

14 декабря 2023
0
2666

(Продолжение. Начало в №№ 43-49)

Я уже говорил, что эти списки далеко не полные.

Например, в поселке Янайкин, согласно этим спискам, значится только два раскулаченных хозяйства: Гавриила Ставкина и Павла Ивановича Наугольнова. Но вот «Списки кулацких, байских хозяйств, высылаемых кулаков и переписка по ним» (фонд 648, опись 1, связка 1, дело 2) заканчиваются документом, который я озаглавил бы как «Списки раскулаченных, проживающих в поселке Кирсанове». Почему раскулаченные проживали в поселке Кирсанове, будет сказано в своем месте. Но среди проживающих здесь раскулаченных встречаются несколько янайкинских семей: 1. Ставкин Милетей Ермилович, 29 лет; жена Зинаида Павловна, 27 лет; сноха Василиса Ивановна, 20 лет; сын Владимир, 1,5 года; отец Ермил Лукич, 75 лет, умер 10.05.32 г. 2. Страмоусов Ераст Луп., 62 лет; жена Просковья Яков., 63 лет. 3. Полубабкин Николай Мавр, 47 лет; жена Ольга, 50 лет; дочь Августа, 13 лет; дочь Екатерина, 8 лет; сын Владимир, 6 лет, сын Илья, 2 лет.

Несмотря на дополнительные данные, я не уверен в окончательности списков раскулаченных по поселку Янайкин. Впрочем, это касается и других поселков.

Я уже говорил, что на каждого раскулаченного должна была составляться так называемая социально-экономическая характеристика. Эти документы сами по себе интересны. Они состоят из трех граф: состояние хозяйства до революции, чем занимался глава хозяйства во время революции и Гражданской войны и состояние хозяйства в первые годы Советской власти.

Ясно, что вторая графа почти у всех раскулаченных (по крайней мере, казаков, означала одно – «служил в белой армии», и тут невольно вспоминаются слова Довыдова из «Поднятой целины» Шолохова «А кто из них не служил в белых?»).

Да, эти характеристики по идее должны были составляться на каждого раскулаченного, хотя бы для того, чтобы формально обосновать раскулачивание. Но эта инструкция под различными предлогами не всегда выполнялась местными властями. Порой, местные сельсоветы, стремясь как-то увильнуть от бумажной волокиты, отговаривались малограмотностью местного актива. Хотя грамотности выпускников тех же церковно-приходских школ, мог бы позавидовать современный выпускник иной средней школы. Например, моя бабушка Матрена Филипповна Калентьева (урожденная Скобычкина) через 60 лет после окончания церковно-приходской школы в поселке Круг-лоозерном на память рассказывала стишок о Сусанине, выученный ею в той школе.

Другие сельсоветы, при огромном количестве раскулаченных, просто физически не успевали составлять такие характеристики. Да и не во всех сельсоветах имелись данные о довоенном состоянии тех или иных хозяйств. И, к сожалению далеко не все составленные характеристики сохранились в нашем архиве.

Для примера хочу привести такие характеристики, которые хранятся в деле о раскулачивании в поселке Круглоозерном. Эти характеристики, к слову, можно считать эталоном бюрократического крючкотворства, что сыграло нам только на руку.

Сармин Георгий Иванович до революции имел 10 голов крупного рогатого скота, баранов и свиней 3 головы. После революции имел хозяйство следующее: в 1929 г. лошадь 1, верблюд 1, коров 3, посева 0,65 гектара. Занимался спекуляцией, перепродажей хлеба и скота. Активно выступал против колхозного строительства, доказывая это религиозными убеждениями.

Логашкин Кирилл (1895 г.р.) до революции имел в своем хозяйстве крупного рогатого скота 28 голов, коров 11, волов 10, мелкого рогатого скота 7 голов, верблюдов 8, лошадей 4 головы. После революции имел коров 6 голов, волов 12 голов и мелкого скота 7 голов. В белой армии служил активно. Занимался спекуляцией, с этой целью выезжал на базары и ярмарки.

Фофонов Федот Иванович (1893 г.р.). До революции имел крупного рогатого скота 29 голов, верблюдов 10 голов, лошадей 13 голов, коров 7 голов. В 1928-29 г.г. крупного рогатого скота 9 голов, коров 5, волов 4, мелкого 3 головы, верблюдов 2, посева 5,65 га, в 1929-30 г.г. крупного рогатого скота 6 голов, коров 4, волов 2, верблюдов 2, лошадей 2. Служил в белой армии, активно участвуя в таковой. Занимался ростовщичеством.

Заколов Силеверст Иванович (1881 г.р.) до революции имел крупного рогатого скота 15 голов, из них коров 7, воров 8, верблюдов, лошадей 4, после революции верблюдов 6, крупного рогатого скота 8, волов 12 голов, мелкого рогатого скота 5 голов, посева в 1928-29 г.г. имел 16,5 га. Занимался скупкой и перепродажей скота.

Севрюгин Федор (1903 г.р.). До революции имел крупного рогатого скота 40 голов, коров 12 голов, волов 12, верблюдов 7 голов, лошадей 4. В 1928-29 г.г. крупного рогатого скота 10 голов, коров 5, быков 3, посевов 7,65 га. До революции постоянных батраков держал 2 и сезонных до 5 человек. В 1927 году держал постоянного батрака. В течении года разбазаривал скот с целью недопущения социалистического строительства.

Турубрин Куприян (1874 г.р.). В 1928-29 г.г. имел посевов 19,8 га, коров 6, волов 5, лошадей 1, верблюдов 3, овец 4, в 1929-30 г.г коров 10, волов 3, лошадей 1, верблюдов 3, овец 5, посевов 19 га, до революции имел лошадей до 15 голов, верблюдов до 20 голов, коров 10 голов. Держал постоянных рабочих 2 человека, сезонных 3 человека.

Шерстнев Георгий (1889 г.р.). До революции имел быков 26, коров 12, мелкого скота 15 голов, лошадей 11, в 1929-30 г.г. имел посевов 11 га, волов 2, лошадей 2, верблюдов 1, коров 3, в 1928-29 г.г. имел посевов 11,25 га, коров 2, волов 2, лошадей 2, верблюд 1. Постоянных рабочих до революции держал 2, сезонных 5.

Как видим, характеристики составлены на совершенно новых людей, которых нет в вышеприведенных списках. В то же время в деле нет характеристик на людей, которые значатся в этих списках.

А вот житель хутора Щербанов Янайкинского сельсовета Николай Федулеев до революции имел 150-200 голов баранов, крупного рогатого скота 20 голов, коз 20 голов, проводил агитацию против сельского фонда и советских мероприятий.

Житель хутора Карпов Широкинского сельсовета Форисан Минович Логинов до революции имел 60-70 лошадей, крупного рогатого скота 100 голов, своих пастухов, 2-3 зимовки, более 50 десятин посевов. После революции 3 коровы, 3 нетелей, 4 вола, 1 лошадь, 4 барана.

Житель хутора Чуви Широкинского сельсовета Александр Николаевич Карпов до революции «имел гурты крупного рогатого скота, косяки лошадей, имел десятки рабочих». В 1929 г. в Уральский район пригнал 49 голов крупного рогатого скота.

Общеизвестно, что имущество раскулаченных подлежало конфискации, и доказывать этот факт излишне. При этом скот и сельскохозяйственный инвентарь передавались колхозам, а предметы домашнего обихода или продавались, или раздавались колхозникам. В архивных делах сохранилось несколько описей конфискованного имущества, в основном предметов домашнего обихода.

Опись обобществленного имущества хутора Солодовникова Чинаревского сельского совета.
Лошадей 2, хомутов 3, бричка 1, борон железных 2, плуг 1, буккер 1, рядовая сеялка 1, амбар 1, веялка 1, тарантас 1. Всего на сумму 520 руб.

Опись обобществленного имущества хутора Валушева Чинаревского сельского совета.
Лошадей 2, хомутов 4, бричек 1, тарантас 1, телега 1, плуг 1, борон 2, сеялка 1. Всего на сумму 418 руб.

Опись обобществленного имущества у Дынникова Ивана.
Лошадь 1 (оценена в 80 руб.), дом с надворными постройками, коров 1, теленок 1, свинья 6 месяцев 1, столы 3, стулья венские 6, койка железная 1, самовар белый 1, диван 1, вазы 4, поднос белый 1, пряха 1, чайник 1, сундук 2, утюг паровой 1, тазы 1, чугун 2, шаль дорожная 1, кошма черная 1, перина 1, подушек 4, чесанки с галошами 1, ботинки 2, одеяло 2, ковер 1, платье 1, кофточек 4, зеркал 2, шаль пуховая 1, машинная головка 1, покрывало 1, котел ведерный 1, пальто мужское простое 1, капусты 6 ведер.
В семье оставлены: самовар, 1 из 2 сундуков, тазы, ведра, бочки, одежда, покрывало. Остальное имущество продано.

Опись обобществленного имущества у Ермольчева.
Кузня с постройками, сарай, телка 1 года, самовар желтый, стол 1, кровать деревянная 1, сундуков 3, сковород 3, чугунов 2, одеял 2, подушек 6, перин 1, чайник, пальто суконное, ботинки с галошами, жилеток 1, шаль пуховая, платков головных 5.
В семье оставлены: 3 подушки и 2 головных платка, остальное имущество продано.

Опись обобществленного имущества у Панькиных.
Кухня с постройками 1, корова 1, телка 1 года 1, самовар желтый 1, стол 1, кровать деревянная 1, ведер 2, сковород 3, сундуков 2, чугунов 3, валенки 1, одеяло 2, кошма белая 3, подушек 6, чайник чайный 1, перина 1, пальто 1, ботинки с галошами 1, жилетка 1, шаль пуховая 1, платьев 5, шаль вязаная 1, платки женские вязаные 2, платьев 4, кофточки 5, юбки 2, оконные занавески 2, полуботинки 1, белье теплое 1 пара, наволочки с перин 1, шапка барашковая 1.
В семье оставлены: самовар, стол 1, кровать, 1 из 3 сковород, 1 сундук, валенки, одно их двух одеял, ботинки с галошами, платки, 2 из 5 платьев, вязаная шаль. Остальное имущество продано.

Опись обобществленного имущества у Александра Валшева.
Дом саманный с постройками, коров 2, овец старых 3, свинья 3- месячная 1, стол 1, зеркало 1, стульев венских 4, самовар желтый 1, клеенка 1, лампа 1, швейная машинка 1, сундуков 2, койка деревянная 1, койка железная 1, сундуков 3, блюдо 1, сковород 3, скамейка 1, фонарь 1, ведер 2, тазы 1, одеял 2, подушек 6, тулуп крытый 1, перина 1, пальто простое 2, пальто на меху 1, кадок 2, бочек 1, фуфаек 2, ботинки 3, гармонь 2-х рядная 1.
В семье оставлены: стол, стулья, лампа, самовар, блюдо, тазы, одеяло. Остальное имущество продано.
В общем-то, небогато жили те кулаки. И если уж их при наличии такого имущества раскулачивали, то что уж говорить об остальном населении. А вот следующий список выглядит вообще дико.

Опись обобществленного имущества у Ефима Смирнова.
Муки 25 п., рубашки 1, молоток 1, барашки 1, топор 1, пил ручных 2, кошм 1, подушка 1, халат женский 1, халат мужской 1.

Опись обобществленного имущества у Шепталова.
Муки 2 п., пшена 1 п., лопат железных 1, капусты соленой 3 ведра, картофеля 20 ф., кошма 1, подушек 5, одеяло стеганое 1, ванна 1, тазьев 3, халат женский 1.

Опись обобществленного имущества у Овчинникова Е.
Муки 2 п., тулуп 2, шуба женская 1, зипун 1, кожаная обувь 2, капусты 3 ведра, стол 1, скамейка 2, пимы новые 2, халатов 2.

Опись обобществленного имущества у Рыгина Ивана.
Муки 2 п., пшена 1 п., топор 1, барашки 1, напильник 1, долото 1, молоток 1, кошма 1, одеяло стеганое 1, подушек 4, тулуп 3, халаты стеганые женские 3.

Опись обобществленного имущества у Рыгина Георгия.
Муки 12 п., пшена 5 ф., сухарей 30 ф., стол, кровать деревянная, тулуп, пальто простое, кожаная обувь 1, шаль подорожная, пила поперечная, пила ручная, подушки 2, ведра 2, одеяло 1.
А вот в Круглоозерном произошла массовая конфискация домов. Об этом свидетельствует следующий документ:

Акт
1931 г. август 31. Мы, нижеподписавшиеся председатель сельскохозяйственной артели «Красный сигнал» Серебряковского с/совета т. Голубев С. и член Президиума с/совета Рузанов Василий составили настоящий акт в нижеследующем: сего числа передать дома, принадлежащие кулакам, высланным из поселка Кругло-озерного: 1) Шерстневу Георгию Стах. – 500 руб. 2) Севрюгину Федору – 500 руб. 3) Бахиреву Ивану А. – 400. 4) Заколову Сил. Ив. – 600. 5) Фофонову Федору – 600 р. 6) Посконнову Александру – 400. 7) Фильчеву Сидору – 400. 8) Заколову Якову – 400. 9) Фиклистову Василию – 400. 10) Думчеву Сидору – 600 р. 11) (?) Семену – 600 р. 12) Мартынову – 800 р. 13) Бакалкину Александру – 500 р. 14) Усатову Михаилу – 700 р. 15) (?) Ивану – 500 р. 16) Толоконникову – 800 р. 17) (?) Ивану – 300 р. Всего же на сумму 9 950 р. (девять тысяч девятьсот пятьдесят рублей).
Председатель колхоза (подпись)
Член Президиума с/совета (подпись)

Поселок Круглоозерный в годы Гражданской войны, отступления, голода и эпидемий, ухода населения из поселка из-за политики расказачивания потерял столько населения, что даже к 1930 г. стояло немало пустых домов. И что делать с конфискованными домами кулаков, власти не знали. И тогда решили использовать их для «культурных целей».
В нашем областном историко-краеведческом музее долгое время экспонировался макет серебряковского клуба. Подпись под макетом гласила, что это макет первого в области колхозного клуба. А то, что этот клуб построен из разобранных пустующих и конфискованных кулацких домов, конечно же, ничего не говорилось. Ничего не говорили об этом и музейные экскурсоводы.

(Продолжение следует)

Автор: Сергей Калентьев

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top