Быть первым

17 августа 2023
0
1609

Имя Сатпаева всегда ассоциируется со словом первый. К.И. Сатпаев является первым составителем школьного учебника алгебры на казахском языке, первым профессиональным инженером-геологом среди казахов, первым казахом-академиком АН СССР, первым президентом и основателем Академии наук Казахстана, первым директором Института геологии АН КазССР, первым в Казахстане лауреатом Государственной и Ленинской премий!

Выдающийся ученый-геолог, незаурядный организатор науки, крупный государственный и общественный деятель, Сатпаев золотыми буквами вписал своё имя в историю своего народа. Величие его трудно переоценить! Человек высокой эрудиции, обладавший энциклопедическими знаниями во многих областях науки, Сатпаев задал стране интеллектуальный, научный тренд развития, в результате которого казахстанское общество из просвещённого превратилось в интеллектуально-научное и профессиональное. Именно благодаря заслугам великого учёного был заложен фундамент сегодняшнего инновационного и научного потенциала, которым обладает наш народ, наша молодежь и наша страна.

Сегодня мы не задумываемся над тем, какое колоссальное значение для развития страны имел этот качественный скачок и какой вектор развитию страны он придал. Тогда, в середине 30-х годов прошлого века, общество Казахстана было грамотным и просвещённым, однако подготовка любых профессиональных инженерных кадров велась в Российской Федерации или Узбекистане, а наука была уделом только приезжих московских и ленинградских ученых.

Свою профессиональную деятельность молодой инженер-геолог Каныш Сатпаев начинает в 1927 году на Карсакпайском медном разрезе при отсутствии местных профессиональных кадров, недостатке финансирования и на оставшемся в наследство от английских концессионеров оборудовании. Через 3 года, к началу 1930-го научно подтверждается факт, что несколько открытых его группой разрозненных медных месторождений являются одним большим Джезказганским месторождением меди, крупнейшим в мире, с запасами не менее 2 млн тонн. Позднее выходит его первая основополагающая научная статья «К проблеме большого Джезказгана» («Народное хозяйство Казахстана», 1936. – № 1-2. – С. 74-83).

Открытие Большого Джезказгана, которое навсегда изменило облик Центрального Казахстана и нашей страны в целом, помимо человеческого подвига, является ярким примером профессионального научного подхода к реализации практической задачи. И тогда в пос. Карсакпай, за тысячи километров от цивилизации, и во всей своей последующей жизни К. Сатпаев следовал твёрдой линии точного и скрупулезного анализа научных фактов, артефактов с помощью лучших из имеющихся средств исследования и анализа.

Из статьи Сатпаева: «Запасы Джезказгана на 1 января 1935 года выражаются по всем категориям в 3220 тыс. т меди, из них 1330 тыс. т по категории А2+В. Среднее содержание меди в рудах категории А2+В равно 1,92%. Эти цифры уже сейчас ставят Джезказган на первое место в Союзе по количеству разведанных запасов. Но этими цифрами отнюдь не исчерпываются возможности Джезказгана. Достаточно указать, что из 40 кв. км предположительно рудоносной площади к настоящему времени буровой разведкой охвачена площадь менее 2 кв. км. Из 700 м мощности продуктивной джезказганской свиты буровыми работами к настоящему времени описаны лишь верхние 150 м, и только одна скважина пройдена до глубины 300 м, обнаружив на глубине 230 м горизонт промышленных руд. Потенциальные возможности Джезказгана колоссально велики и, пожалуй, могут быть приравнены к месторождениям меди в Центральной Африке, а именно: в Северной Родезии, являющимся к настоящему времени наиболее крупными месторождениями меди в мире».

Не может не вызывать восхищения потрясающее научное чутьё учёного. На основе отдельных научных фактов учёному удалось сделать аналитическое обобщение: «Большой Джезказган не является единственным объектом. В пределах Джезказганского района имеются достаточно крупные запасы железных, железно-марганцевых руд, позволяющих намечать добычу этих руд в крупных масштабах». Это открытие сыграет ключевую роль в сохранении сталелитейной промышленности Союза в годы Второй мировой войны.

С началом финансирования развития Джезказгана – строительства медеплавильного комбината, водохранилища и прокладки железной дороги – возникли предпосылки для создания в стране в 1934 году первого высшего технического учебного заведения – Казахского горно-металлургического института (КазГМИ), больше известного в стране как Политех (ныне Казахский национальный исследовательский технический университет им К.И. Сатпаева). Созданный институт стал кузницей собственных профессиональных кадров, в том числе для растущей горно-металлургической и геологической промышленности страны.

Последовательность К. Сатпаева в формировании инженерно-интеллектуальной и научной элиты горно-металлургического сектора страны – яркое свидетельство его организаторских качеств и научного предвидения. Шаги в этом направлении позволили создать в 1940 году первый казахский научный центр на базе Института геологических наук. Позднее с вовлечением смежных областей науки на базе академического филиала АН СССР была создана в 1946 году Казахская Национальная Академия наук.

Систематические и углублённые исследования на обширной территории Центрального и Восточного Казахстана, проведённые научными группами казахстанских геологов под руководством К. Сатпаева, с использованием самых современных технических средств, привели его в начале 1950-х годов к аналитической систематизации имеющихся данных по созданию геологических карт Казахстана. В 1955 году выходит его следующий фундаментальный научный труд «О методологии, фактической базе и основных выводах металлогенических прогнозных карт Центрального Казахстана» (Известия АН КазССР. Серия геологическая, 1955. – Вып. 20. – С. 3-35).

В своей работе учёный писал: «Комплексность в научной разработке вопроса, полнота в сборе всех первичных фактов наблюдений, конкретность в их анализе, объективность в обобщениях и коллективность в творчестве – вот те методологические принципы, которые явились руководящими в выполнении работ по составлению металлогенических прогнозных карт важнейших полезных ископаемых в пределах Центрального Казахстана».

На примере своей научной деятельности, организованной на принципе «сомневайся во всем и доверяй только фактам», благодаря искусству научной и академической полемики и обсуждения, синтезу и анализу научного материала, академик К.Сатпаев и его научные единомышленники на десятилетия вперед установили твёрдый стандарт качества казахстанской науки, который актуален и по сей день.

В этой же работе, учёный пишет: «Если попытаться дать сжатое определение сущности этого метода, который был разработан и применён нами при составлении металлогенических прогнозных карт Центрального Казахстана, то его можно кратко определить, как комплексно-геологический метод региональной металлогении, – отмечал Сатпаев далее в вышеназванной статье. – Являясь результатом конкретного анализа и объективного обобщения данных всего комплекса ныне накопленных фактических геологических материалов, прогнозные металлогенические карты, составленные по такому комплексно-геологическому регионально-металлогеническому методу, дают действительно объективные, а тем самым и наиболее обоснованные ответы на вопросы о том, что и где надо искать на современной стадии геологической изученности в пределах Центрального Казахстана».

Научное предвидение, экстраполяция и прогнозирование данных с использованием первых систематизированных металлогенических карт Казахстана до сих пор позволяют успешно открывать на территории нашей страны новые богатые месторождения металлических руд. Систематизация разрозненных фактологических региональных данных в единую комплексно-геологическую карту Центрального Казахстана позволила К. Сатпаеву выработать фундаментальные и универсальные научные положения о закономерностях пространственного расположения месторождений.

Удивительным является то, что они были созданы задолго до эры численных математических расчётов и компьютерного симулирования данных и подтвердили свою научную обоснованность в настоящее время. Наиболее полно эти фундаментальные научные положения сформулированы в его статье «Главные закономерности пространственного размещения зон эндогенного оруденения в Центральном Казахстане» (Советская геология, 1957. – № 58. – С. 93-109).

Обоснованный интерес вызывает тот факт, что учёный в ходе исследования делает следующий вывод: «Итоги конкретного анализа эндогенной рудной минерализации Центрального Казахстана с непреложностью говорят о том, что промышленные рудные месторождения на его территории формировались лишь там, где оказывались налицо указанные выше все три аргументирующих фактора рудогенеза. В частности, для Центрального Казахстана оказались наиболее благоприятными случаи, когда глубокие региональные разломы и сопровождающие их оперённые и координированные системы трещинных зон имеют узлы взаимного сочленения или пересечения. Особенно важны при этом места сопряжения с их веерообразными сходящимися брахи-складчатыми структурами, сложенными притом резко анизотропными, первично расслоёнными комплексами пород. Очень существенно, что в этих местах одновременно были в наличии металлоносные растворы глубинных магматических очагов».

Научные выводы, сделанные К. Сатпаевым и отражённые в вышеуказанной работе, венчают талант и гений учёного-геолога, а сформулированные им научные положения и по сей день имеют широкое распространение в научном геологическом мире – сегодня это именуется «высочайшим индексом цитирования». К. Сатпаев постулирует: «Такая преимущественная пространственная приуроченность скарновых и гидротермальных металлогенических формаций только лишь к хорошо расслоённым комплексам пород с чётко выраженными структурными поверхностями раздела между разнородными по физическим свойствам разновидностями пород, в которых наиболее охотно формируются всякого рода пластовые дизъюнктивные нарушения, является, по-видимому, одной из самых универсальных закономерностей пространственного размещения эндогенных металлогенических формаций не только в условиях Центрального Казахстана, но и во всём мире».

Очевиден тот факт, что главная заслуга Сатпаева как учёного заключается в его колоссальном вкладе в развитие геологических исследований в Казахстане. Хорошо известно, что под его непосредственным руководством начались разработки крупнейших медных, железных и марганцевых залежей. Но важнее всего его роль в качественном перевоплощении Казахстана из аграрной в индустриально-научно-интеллектуальную страну. Неоценим вклад академика Каныша Сатпаева и во внедрение научной культуры и методологических подходов в сфере науки, которые являются примером для систематизированной исследовательской работы нынешних поколений научных работников Казахстана и молодёжи, интересующейся наукой.

Айгуль Джумагазиева,
заведующая музеем природы и экологии
Фото из Интернета

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top