Большой дом – богатая история

30 ноября 2023
0
786

Дом Карева наконец-то очистили от краски, которой покрыли кирпичные стены лет двадцать назад. Ярко-красный кирпич в сочетании с покрашенными белой краской «наличниками» окон и карнизов создавал впечатление какого-то дешевого лубка.

И вот всю эту дешевку счистили пескоструйной смесью, и здание приобрело свой благородный, может быть, почти первоначальный вид. Стены из кирпича цвета охры теперь кажутся бархатными. И удивительно – но без покраски как будто еще рельефнее стал фигурный кирпичный карниз.

«Характерные кокошники в обрамлениях окон третьего этажа, богатый кирпичный карниз из древнерусских «ширинок» и арок, шатровые завершения кровли – характерные черты этого романтического стиля, использовавшего архитектурные мотивы эпохи Московской Руси. Все декоративные элементы оформления стен выложены из фигурного кирпича, без лепнины и штукатурки, что гарантировало долговечность и минимум усилий по внешнему ремонту фасадов. В архитектуре Уральска это единственный пример «псевдорусского» стиля». (Рустам Вафеев, архитектор)

Ремонт продолжался больше месяца, и все это время здание, окруженное лесами, было огорожено почти до проезжей части. Пешеходам приходилось преодолевать целый квартал по краю цветников на обочине дороги. В отличие от предков, которым почти 125 лет назад пришлось терпеть примерно такие же неудобства, никто не роптал. А тогда горожане постоянно жаловались в «Уральский листок», который выходил ежедневно, на то, что «тротуары превратились в западни», людям «приходится тащиться посередине улицы», «перебираться через канавы и сущие трясины», а купец Карев, несмотря на критику, продолжает складировать кирпич, рыть траншеи и т.д. Газета критиковала не только Карева, но и других владельцев домов, перед которыми выбиты тротуары, намекая на то, что все они – «люди далеко не бедные» и поэтому от них следует «потребовать» «исправление тротуаров».

Карев своих грандиозных планов относительно назначения и оснащения будущего здания не скрывал: газеты писали, что на нижнем этаже будут магазины, выше – ресторан, концертный зал и номера для постояльцев. И главное – весь дом будет освещаться электричеством и в нем будет водопровод! «Уральские войсковые ведомости» описывали его так: «У банка и в магазинах при нем свое электричество, паровое отопление, усовершенствованная вентиляция, и, кроме того, очень важно, для наших обывателей, обездоленных городским водопроводом, в здании банка установлен на случай пожара особый бак с водой на 1 200 ведер».

Этот бак очень пригодится: вскоре после того как дом был построен: в феврале 2006-го года случился пожар – загорелась крыша возле дымовой трубы, сильно пострадал третий этаж с номерами. Но последствия пожара быстро ликвидировали – дом застрахован.

Рустам Вафеев предполагает, что во время этого пожара и сгорел северный шатер на крыше дома, на котором было выведено крупными буквами слово «Номера». Отсутствие этого второго шатра нарушает симметричную стройность здания. Возможно, Каревы просто не успели его восстановить, не до этого было – времена начались другие.

Снаряд

Александр Карев умер в разгар строительства и свой дом в окончательном варианте не увидел. Скромная надпись на камне памятника на Старом Преображенском кладбище гласит: «Бузулукский купец Александр Тимофеевич Карев скончался 13 февраля 1901 года. Жития его было 63 года». Дело взяла в свои руки вдова и завершила грандиозную стройку. Вероятно, с помощью влиятельных родственников: старшая дочь Александра Тимофеевича Клавдия вышла замуж за сына Ванюшиных – Константина, помог и старший пасынок – Сергей, кстати, построивший дом, не хуже отцовского (нынешняя поликлиника «Талап» на проспекте).

В Первую мировую войну два этажа Дома Каревых были отведены под лазарет. Среди тех, кто помогал лечению раненых деньгами и делами – фамилии известных уральских купцов – Стуловы, отец и сыновья Овчинниковы, Каревы, Котовы. В этом перечне – одно из последних упоминаний о Дарье Федоровне, вдове купца Карева, который до этих событий не дожил.

Революция, «экспроприация»: доходный дом Карева превратили во Дворец труда имени Карла Маркса. В Гражданскую войну в доме Карева записывались добровольцами в Красную Армию, а из-за Чагана город штурмовали казаки атамана Толстого. Краеведы предполагают, что именно тогда, в 1910 году, в Дом попали два артиллерийских снаряда – один в крышу (отчего мог сгореть северный шатер), а другой в стену. Неразорвавшийся снаряд обследовали в конце 50-х годов – все, что могло взорваться, из него извлекли, а пустую болванку поставили на место – как память. И экскурсоводы всем туристам показывали это наглядное свидетельство Гражданской войны. Но в начале 2000-ных годов некий не совсем адекватный господин, называющий себя историком, вдруг поднял тревогу: в стене исторического здания торчит неразорвавшийся снаряд! 80 лет никто не беспокоился, туристам показывали как достопримечательность, а как, оказывается, рисковали! И вот нашелся один такой бдительный. Была проведена целая спецоперация – эвакуация из здания всех сотрудников библиотеки и филармонии, извлечение с великими предосторожностями из стены с помощью отбойных молотков пустой болванки. Потом ее вывезли на полигон, обкладывали взрывчаткой, взрывчатка взрывалась, а болванке хоть бы что. Но саперы все-таки своего добились – болванка от взрывчатки разломилась, но ни пороха, ни купеческих сокровищ в ней не оказалось. Чтобы уж совсем не выглядеть одураченными, общественности сообщили, что болванка все-таки взорвалась и ее «обезвредили». Господина, который, говорят, получил вознаграждение за свою «бдительность», в Уральске прозвали «иудой». Краеведы, экскурсоводы, старожилы Уральска (которые, кстати, предупреждали, что болванку проверяли на безопасность еще полсотни лет назад) долго возмущались: мало того, что оставили дыру в стене исторического здания, так еще и «изюминку» оно потеряло! Краеведы требовали поставить на это место другую болванку от снаряда, но дыра в стене оставалась.

В том 1919 году, когда город обстреливали, Каревы, скорее всего, и покинули Уральск вместе с казаками Толстого. Война, голод, повсеместно свирепствует тиф. Н.Г. Чесноков где-то упомянул, что Дарья Федоровна, вдова Александра Карева, умерла от тифа в п. Серебряково. Другие члены семьи, видимо, продолжили путь. Но не все.

В годы Великой Отечественной войны в Доме Карева снова принимали раненых. И среди сестер милосердия была Анна Александровна Исаичева – правнучка купца Карева. Во всяком случае, так считает Зоя Тельнова. Об этом ей рассказывала ее мама, которая вместе с другими детьми приходила в госпиталь, чтобы порадовать раненых бойцов стишком или песней. А заодно и получить какое-то угощение – время-то было голодное. Поэтому добрую «тетю Аню», которая старалась подкормить детей и тайно водила их в церковь, чтобы окрестить, они хорошо запомнили.

Много тайн таят стены старого дома. Он пережил революции, войны, пожары, видел радость и счастье, горе и страдания. Но сегодня ему должно быть хорошо: в его стенах поселились библиотека и филармония, музы и мудрость. А это так идет к его стенам, похожим на старый золотистый бархат.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top