«А мы попробуем любовью»

21 марта 2024
0
2225

Про «железного канцлера» Отто фон Бисмарка слышали, наверное, все. Его имя и высказывания часто связывают с Россией. В 1940-м году в СССР была издана книга Бисмарка «Мысли и воспоминания». Сталин не случайно накануне войны с Германией интересовался высказываниями умного политика и дипломата, который жил почти за сто лет до этого. Бисмарк считал, что государства создаются «железом и кровью». На что поэт и дипломат Федор Тютчев ему ответил: «А мы попробуем любовью, а там увидим, что прочней».

Бисмарк, прусский дипломат, с 1857-го по 1861-й год жил в России. Острый ум, невероятная память, политический талант – такие черты отличали уже тогда будущего канцлера. За четыре месяца он в совершенстве овладел русским языком, хотя и говорил, что легче разбить десять французских армий, чем понять разницу между глаголами совершенного и несовершенного вида. Особенно его восхищала многозначность многих слов. Понять это ему помог один случай.

Однажды нанял он извозчика и усомнился, что лошади могут доставить его в нужно место в срок. «Ничего-о», – ответил извозчик и понесся по кочкам. «Да, ты меня вывалишь!», – разозлился пассажир. – «Ничего!», – отвечал ямщик. Сани опрокинулись, Бисмарк вывалился, разбил лицо, в ярости замахнулся тростью на извозчика, а тот загребал огромными ручищами снег, вытирал им лицо пассажира и приговаривал: «Ничего, ничего…».

Впоследствии Бисмарк признавался, что в трудные минуты повторял: «Ничего, ничего…», и это ему помогало. Став канцлером, часто подписывал бумаги словами: «Аллес (все) – ничего». Когда его упрекали в симпатиях к России, говорил: «В Германии только я говорю «ничего», а там – весь народ».

Его интересовало в России все – быт, обычаи, устои. Он читал книги русских писателей. У него появились здесь друзья, он общался с членами царской семьи, был желанным гостем на балах, умел вести себя в светском обществе, очаровывал дам, завел роман с женой посла Орлова, участвовал в русской охоте на медведя и даже двух убил. Не случайно ему приписывают фразу: «Я знаю множество способов, как выманить русского медведя из берлоги, но не знаю ни одного, как загнать его обратно». Фраза, естественно, имеет иносказательный смысл – не надо дразнить русского медведя. Бисмарк любил много выпить, вкусно поесть, драться на дуэлях.

Бисмарк пытался беспристрастно изучить страну, менталитет ее населения. И, наверное, все-таки, успел полюбить Россию. Во всяком случае, все его высказывания о России уважительны. В них нет ни идеологии, ни эмоций – только немецкая прагматичность. Своим потомкам он завещал никогда не воевать с Россией. Во всяком случае – открыто. Некоторые его фразы стали пророческими. Правда, относительно некоторых есть сомнения.

«Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности и тогда они победят сами себя».

«Превентивная война против России – самоубийство из-за страха смерти».

«Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. … с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть».

«Никогда ничего не замышляйте против России, потому что на каждую вашу хитрость она ответит своей непредсказуемой глупостью».

«Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведёт к разложению основной силы России. Русские, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединятся друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути. Это – неразрушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей».

Есть одно его высказывание, которое ему приписывают «предположительно» – мол, Бисмарк и слова-то такого – Украина – не знал, и звучит оно уж слишком современно:

«Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть все русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Все остальное – дело времени».

В России Бисмарк сблизился с российским министром иностранных дел князем Горчаковым. Считается, что общение с выдающимся государственным деятелем, канцлером Российской империи, сыграло решающую роль в формировании будущей политики Бисмарка. Но дипломатический стиль Горчакова был ему чужд, он не раз отзывался о нем пренебрежительно. «С улыбкой примадонны на устах и ледяным компрессом на сердце», – так он говорил о Горчакове. Понятно, что каждый из них в этой дружбе искал интерес для своей страны. Главная цель Бисмарка – создание сильной единой Германии. И он не раз наносил Горчакову чувствительные поражения на дипломатической арене, в частности, на Берлинском конгрессе 1878 года, на котором Бисмарк председательствовал.

Россия тогда ценой сотен жизней одержала победу в Русско-турецкой войне, встав на защиту славянских народов на Балканах. Но от этой победы не приобрела, а потеряла.

13 июля 1878 года Бисмарк подписал Берлинский трактат с представителями великих держав, установивший новые границы в Европе. Тогда многие из перешедших к России территорий были возвращены Турции, Босния и Герцеговина переданы Австрии, преисполненный благодарности турецкий султан отдал Британии Кипр.

В прессе России после этого началась острая кампания против Германии. Бисмарк пытался оправдаться, доказывая, что действовал в интересах России. Но отношения России и Германии были испорчены. Чего, собственно, всегда хотели и Великобритания, и Франция, а сегодня и США.

А Бисмарк своего добился – в 1871-м году объединил 22 монархии, создав Германскую империю. И стал первым канцлером Второго рейха. К этому он стремился много лет, считая, что цель оправдывает любые средства.

Еще в 1862-м году Отто фон Бисмарк заявил: «Не речами и постановлениями большинства решаются великие современные вопросы – это была ошибка 1848 и 1849 годов, – а железом и кровью».

Российский поэт Федор Тютчев – современник Бисмарка – на слова «железом и кровью» дал свой ответ в виде стихотворения «Два единства». Стихотворение это сегодня звучит так, как будто вчера написано…

Из переполненной Господним гневом чаши
Кровь льется через край, и Запад тонет в ней.
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! – Славянский мир, сомкнись тесней…
«Единство, – возвестил оракул наших дней, –
Быть может спаяно железом лишь и кровью…»
Но мы попробуем спаять его любовью, –
А там увидим, что прочней… (1870 г.)

Это было послание Западу от русского народа. Конечно, в истории России, тоже хватало «железа и крови». Но русские никогда не стремились кого-то порабощать. У Российской Империи в отличие от западных держав никогда не было внешних колоний. Россия не выкачивала все соки из окраин, а напротив, развивала их.

«Чтобы назвать русских «колонизаторами», надо всех считать идиотами, – сказал философ, политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян в интервью YouTube-каналу Metametrica. – Мы знаем, как колонизировали Техас, Индию и все прочее. Французы колонизировали чуть мягче, англичане чуть жестче. Что делали русские, мы тоже знаем, – сказал Кургинян, комментируя заявления американцев о том, что Россию и страны СНГ «надо деколонизировать». И продолжил в своем эмоциональном стиле:

– Ни одна религия не пострадала в России: ни протестантизм, ни католицизм, ни якутский шаманизм, ни бурятский ламаизм, ничто… это русская симфония, и хасиды поддерживали Александра против Наполеона. Это принцип симфонии.

Это не мы индустриализировали Среднюю Азию? Это колония называется? Кто-нибудь модернизировал – неважно, что – Зимбабве? Или Дагомею или Берег Слоновой Кости? Кто создавал Прибалтику в индустриальном виде и действительно не худшую прибалтийскую культуру? Кто создавал грузинский Имперский театр или две академии наук в Армении? Это делала не Империя? Это она так колонизацию производила? Всю эту индустриализацию делала империя, она себя так понимала и при царе, и во времена Советского Союза, когда в элиту империи стремительно включалась элита провинции.

Может она идиотка, а может она умница, но это она, и вменять ей то, что она никогда не делала – это не вопрос вражеской пропаганды, это вопрос того, что всех нас принимают за идиотов. А это не вполне так: а) не все и б) не полностью идиоты. Поэтому это фуфловый ход – назвать нас «колонизаторами». А что произошло после этого? Во что превратилась Армения? В жалкую ларечную страну с этими всякими кафешками-мафешками. Какие новые исследования? Какая армия? Будущий турецкий вилайет! На спор – турецкий или иранский.

Кургинян добавил, что такие же негативные процессы происходят и в других постсоветских республиках – в Грузии, в Прибалтике.

Когда Бисмарк говорил: «Государство строится железом и кровью», ему Тютчев отвечал: «А мы попробуем любовью».

Даже на примере Афганистана, куда русские пришли с «железом и кровью», можно понять разницу. Местные жители с большим уважением относятся к русским – советским – потому что они строили там мосты, больницы, школы, электростанции, фабрики. Американцы во Вьетнаме прославились только невиданной жестокостью.

Россия исторически никогда не пыталась выстроить национальное государство только для русских. Ей всегда была ближе модель империи – союза народов и народностей. Русское единство укрепляли не железо и кровь, а особая культура, в ядре которой находится коллективизм.

Это тоже сложилось исторически. Мы живем на огромных пространствах с суровым климатом, в зоне рискованного земледелия, и выживать здесь можно было только сообща. Так сложилось издревле и отразилось в культурных кодах, ценностях – одинаковых для разных народов. Западная толерантность, которую нам усиленно навязывают в последние годы, и близко к этому не подошла.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top