Скрининг как правильный выбор

7 марта 2019
0
282

Предсказать, возникнет ли рак, не берутся даже самые опытные врачи – слишком много факторов риска.
В областной онкологической больнице Уральска «на тропу войны» с коварной болезнью ежедневно выходят 93 специалиста – хирурги, медсестры, диагносты.
При этом особо не задумываясь, что ежедневно совершают подвиг. Правда, громких слов в свой адрес просят не говорить. Им достаточно, если просто будут уважать их труд. Они часами стоят за операционными столами, проводят лечение, искренне радуются, если больные идут на поправку.

Совсем недавно мы побывали в областной онкологической больнице. Общались с пациентами, наблюдали, в каком режиме работают отделения. Кажется даже здесь, где смерть совсем рядом, все под контролем – хирурги оперируют, совершая невозможное, онкологи назначают сложное лечение, медсестры снуют между палатами с подносами шприцов и металлическими штырями капельниц. В свободное время и те, и другие заполняют истории болезней, которых на столах целые стопки. Но в «тему» чрезмерно погружаться нельзя. Этому учат врачей и медсестер психологи. Правила простые – закрыли за собой дверь и забыли, иначе надолго не хватит.

– Если бы аура врачей и медсестер онкологической больницы была видна, то можно увидеть, насколько она повреждена. Слишком сложная у нас специфика работы. Пациенты черпают силы от нас. Врачам нужно уметь отстраняться, но разве так просто закрыться от больного, который ищет помощи? – задаётся вопросом заместитель главного врача по организационно-методической работе Нурлан Мухиадинович Тулемисов. Именно с ним мы говорили о работе больницы, о страшном диагнозе, методах лечения и легкомысленном отношении к своему здоровью.

– Нурлан Мухиадинович, как не стать вашим пациентом?

– На это однозначно не ответит ни одно светило медицины. Потому что до сих пор неизвестно, что может спровоцировать заболевание. Тут скорее нужно уточнить, как не упустить момент. Не секрет, что основная причина неудач в онкологии – позднее выявление злокачественных опухолей. Надо приходить на обследование не только когда что-то заболело и появилось подозрение. Мы просим проверяться заранее, хотя бы раз в год обязательно проходить скрининг. Больные сами обращаются к онкологу, когда начинаются боли, кровотечения, это уже запущенная стадия. Нужно беречь себя и обследоваться. Раз в полгода обязательно, с возрастом – чаще. Только так можно защититься. Ежегодно в нашей области заболевают 1300-1400 человек. Самые распространенные – рак молочной железы у женщин, рак легких у мужчин, рак желудка, пищевода и так далее.

Женщины после 39 лет должны регулярно проходить обследование шейки матки и молочной железы. Мужчины с 45 лет – у уролога на рак простаты. Очень важным показателем может стать скрытая кровь в кале.

Всем после 45 лет мы рекомендуем сдавать анализы. При распространенности этих заболеваний на первом месте все же рак легких. Для его выявления на ранней стадии флюорографии, к сожалению, недостаточно, поэтому мы рекомендуем ежегодное рентгенологическое исследование. Рак кожи также нередкое новообразование.

– Можно ли самому распознать у себя первые признаки рака?

– Рак легкого человек подозревает у себя только на поздней стадии или когда поражены бронхи и появляется кашель, кровохаркание. До этого он протекает совершенно бессимптомно. Конечно, первую стадию можно увидеть на рентгеновском снимке, но и рентгенолог должен быть опытный, грамотный. Поэтому я не перестаю повторять: женщинам надо ежегодно делать УЗИ молочных желез и маммографию. Мужчинам обратиться к врачу, если у них есть нарушения мочеиспускания. Следует сдать кровь на ПСА. Это не требует особой подготовки, не занимает много времени.

– Рак груди на первом месте среди всех онкологических заболеваний у женщин. Почему?

– К сожалению, многие женщины боятся ранней диагностики или не придают ей значения. Хотя доказано: в 94% случаев она позволяет сохранить жизнь и восстановить красоту груди. В ряде случаев это генетически обусловлено. И если, скажем, у мамы или бабушки была такая болезнь, то женщина должна быть настороже.

– Почему некоторые наши граждане уверены, что лечиться лучше за границей?

– Современная медицина не имеет границ, лучшие способы борьбы с недугом становятся быстро доступными для врачей разных стран. Лечение как за границей, так и у нас проходит по одним и тем же международным протоколам. Тем не менее есть те, кто предпочитает уехать в зарубежную клинику. На это у каждого своя причина. Но там решают проблему рака не волшебными лекарствами и чудо-аппаратурой, как ошибочно многие полагают, а путем проведения массивных скрининговых программ, нацеленных на доклиническое выявление рака. По сути, речь идет об активном обследовании здорового населения. В Японии, например, ФГДС проводится раз в три месяца, и это обязательно. Таким образом исключают рак желудка. Если наши граждане будут также ответственно относиться к своему здоровью, то и у нас будут такие результаты. Но пока мы наблюдаем, как я уже говорил, другую картину. Приходится уговаривать пройти скрининг.

Страх имеется, и это понятно. Но, на мой взгляд, страх наоборот должен гнать людей на обследование. Эпидемиологические исследования показали: люди, выкуривающие 20 сигарет в день, заболевают раком легкого в 20 раз чаще, чем некурящие. Но на многих такие данные почти не действуют. Запреты порой воспринимаются в штыки. А уж простые рекомендации медиков и вовсе не принимаются во внимание. О них вспоминают лишь тогда, когда приходит беда, когда время спасения упущено. Поэтому каждый год раком легкого заболевают тысячи людей.

– То есть если болезнь запущена, не помогут и «там»?

– Конечно. Благодаря активному использованию новейших западных разработок (диагностического и лечебного оборудования, терапевтических протоколов) в Казахстане удалось сократить смертность от онкологических заболеваний на 30%. В больницах практически все виды рака могут вылечить не менее эффективно, чем на Западе. В нашей больнице проводим хирургическую, химическую, лучевую, таргетную (целевую) терапию. Вопрос опять же в своевременном начале и правильном лечении с помощью тех препаратов и технологий, которые есть на сегодняшний день. К сожалению, мы имеем довольно большое количество запущенных случаев. Онкология – это отрасль медицины, на развитие которой в государстве выделяются огромные средства.

У диспансеризации более широкие задачи. Она нацелена на выявление большого круга различных патологий. Скрининг – на доклиническое выявление конкретного вида опухоли.

– Слово «рак» даже боятся произносить…

– В переводе на английский рак – cancer. Мы в обиходе сокращаем, звучит это как «CR». Если есть метастазы, говорим – депозиты, образования, злокачественные образования. Налево и направо разбрасываться словом «рак» не хотят и сами врачи. Не должны это слышать лишний раз ни пациенты, ни их родственники. Реакция у всех разная, так что нужно соблюдать корректность. Не так давно ко мне зашел на консультацию пациент, у которого рак легкого с метастазами в другое. Но он до конца не понимает своего диагноза или не хочет понимать. Взрослый человек, я хочу его вывести на разговор, разъяснить ситуацию, что необходимо продолжать обследоваться и пройти лечение. Но он уверен, что ничем не болеет, не страдает. Такое бывает, люди уходят в позицию отрицания. Когда врач работает несколько десятков лет, у него вырабатывается свой способ общения с пациентами. Он становится психологом – понимает, с каким пациентом как надо разговаривать. Кого-то нужно убеждать, а на кого-то и надавить. В общем, по первым впечатлениям мы уже представляем себе алгоритм беседы.

Конечно, если ты будешь беседовать с больным, не вникая в его проблемы, то разговора не получится. Но когда ты общаешься, даже просто настраиваешь его на позитив, обещаешь, что все будет хорошо, часть его груза волей или неволей ложится на твои плечи. В начале рабочего дня можно этого не чувствовать, но чем больше в контакте с больными, тем сильнее усталость. Однако какой бы ни была хронической усталость, ни в коем случае искусство врачевания не должно превратиться в ремесло или медицинские услуги. Этому хорошо учат старые советские учебники по медицине. Они, к слову, у меня всегда на столе.

Если у врача нет ясной жизненной позиции, то все перегрузки способны его сломать. В нашей профессии без внутреннего стержня никак. Но и равнодушие недопустимо, такая вот грань.

Меня лично всегда возмущает, когда родные бросают своих родственников. Они стараются определить их в больницу и пропадают. Так что нам приходится их искать. Но они недовольны, что их тревожат. Разводят руками: ну куда мы его возьмем? Я возмущаюсь. А они пугают: пойдем жаловаться. Но одно абсолютно точно – у пациентов, которых поддерживают, результаты лечения гораздо лучше. Я не знаю, как это объяснить, но это работает.

– Как Вы относитесь к тому, что многие обращаются к народным целителям?

– Я в таких случаях говорю: если всё так просто, зачем строить большие больницы, тратить огромные деньги на лечение? Ну, примите волшебное снадобье и излечитесь, раз вы так верите в чудо. Но чуда в онкологии не бывает. Рак – это неконтролированное разрастание злокачественных клеток, которые образуют опухоль, часто очень быстро пожирающую организм. Чтобы спасти человека, чаще всего опухоль вырезают. А еще больной проходит химиотерапию, то есть принимает специально разработанные сильные вещества, которые убивают новообразованные клетки. Именно поэтому обещание целителя вылечить рак врачи называют первым признаком того, что перед вами шарлатан. Для больных бесценен каждый день лечения, потому целители-шарлатаны несправедливо забирают у людей не только деньги, а намного более важное – время! Историй, когда врачи не успевают даже попробовать лечить больных, потому что их уже «пользовали» целители, множество. Так что выбор остается за каждым.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top