Притяжение родины

25 февраля 2021
0
1375

(Окончание. Начало в № 5)

Малый Чеботарев или Петров

Трудное время пришло на хутора и села. Вынуждена была бросить свой дом и землячка из старинного январцевского хутора Петров Овдиенко Надежда Корнеевна. Но благодарная память цепко держит в душе все, что связано с малой родиной. Так и веет теплом и безмерной искренностью от ее короткого стихотворения о родных местах.

Стоит шатровый домик
На хуторе в углу,
Широкое подворьице и
                      реченька внизу,
А травушка зеленая,
                      поросшая ковром,
Когда-то я девчоночка
                      гуляла босиком.
Здесь солнышко светило
                      и ветерок ласкал,
Такую прелесть реченьки
                      никто не забывал.
Спускалась по ступенькам
                      к живому роднику,
Пила воды холодной, каталась
                      в челноку.
А реченька красивая,
                      в изумрудах берега,
Здесь птички песни пели,
Вот здесь родилась я…

В этих строках и кроются истоки дефицитного сейчас патриотизма. Эти истоки, поясняет предлагаемый очерк о местной степной речке Ембулатовка, что бежит пока ещё мимо хутора Петров.

Рождением своим она обязана двум родникам на разных склонах клиновидного увала обширнейшего Общего Сырта. Речка поэтому в своих верховьях имеет два русла. Правая – мощнее, оно и есть Ембулатовка, а левая – короче и зовется Малой Ембулатовкой. На этой малой раньше были хутора Чигрин и Рожков. За этими хуторами оба русла сходятся и сворачивают на юг в сторону главной реки – Урал. В верховьях Ембулатовка представляет обычный вид степной речки в виде цепочки омутов, соединенных летом постоянным руслом.

Прилегающие земли здесь плодородные, поэтому уже около двухсот лет назад казаки основали свои хутора, где вместе с пришлыми из России людьми выращивали пшеницу и разводили скот.
Порой, в смутные времена, хутора служили надежным укрытием для семей, так как стояли вдали от главных дорог и посторонних глаз. Наиболее обжитыми и основательными были Чесноков, Рожков и малый Чеботарев, ныне Петров. От этого последнего начинались пески, местами настоящие барханы – остатки древнего пляжа доисторического Хвалынского моря.

Вроде не велика речка Ембулатовка – не более сотни километров от ее верховий до устья, но выделяется своей многоликостью. Многообразие присуще рельефу и почвам, растительному и животному миру в разных местах русла реки.

В верховьях долина её украшена прирусловыми островками тростника да узкой зеленой каймой влаголюбивых луговых трав. Через десяток-другой километров вдоль русла, появляются кусты ракитника, по-местному – талов. Дальше, на таком же участке речного пути, за крутой излучиной приютилась рощица, нигде не встречающейся у нас осины. А у самой кромки омута красуется в мае своими нарядными зонтиками, столь же редкая калина красная. На прозрачной глади чистейшей воды разбросаны крупные «ладошки» листьев нимфеи с ослепительно-белыми цветами водяных «лилий» и золотистых «кубышек».

После чеботаревского «перелаза» – брода у современного хутора Петров, обзаводится речка настоящими пойменными угодьями. Вдоль ложбин и гривок, между полянами с ровной поверхностью, разбросаны редкие крупные деревья осокоря, или черного тополя по-научному. Группы тополя чередуются с породой вяза широколистного. Кое-где на бугорках теснятся плотные колки кустарников – крушины, шиповника, терна. На суглинистом, солнечном пригорке пышно расположились куртины дикого миндаля или бобовника.

Выровненная часть поймы много лет как освоена под овощную плантацию, где местный колхоз выращивал семенной материал томатов и тыквы. Вода подавалась из речки мотором.

Чуть ниже по течению, на другом поливном участке лесхоз выращивал саженцы лесных пород в том числе сосны. Правый берег Ембулатовки, напротив лесопитомника, непостижно круто вздымался над руслом, будто с великим трудом сдерживал здесь наступление песчаных барханов. В котловинах между барханами, в начале 50-х годов прошлого века, январцевский лесхоз высадил первые партии своих саженцев сосны, как это было решено в соответствии с государственным планом преобразования природы. Уже через 10 лет мы с мальчиками из хутора Петров, бегали на лыжах через Ембулатовку кататься и любоваться пушистыми красавицами до трех метров высотой с гирляндами шишек на макушках деревьев. К концу века массив леса издали солидно темнел настоящим сосновым бором с окаймленным осиновыми рощицами, по осени полыхающими багровым разноцветьем своего покрова.

В отдельные дождливые годы между сыпучими барханами лесные перелески просто «ломились» от обилия красноголовых подосиновиков и коричневых маслят. По опушкам посадок можно было наткнуться на грузди, валуи, свинушки, моховики. Особой удачей считалась находка несравненных рыжиков. Бывалые грибники, по первому приезду, ошеломленно шептали себе под нос: «Хоть косой коси!»

Узенькая, но неприступная Ембулатовка полукольцом своего русла оберегала эту «жемчужину», а с другой стороны лес охранялся песчаным бездорожьем и бережным отношением жителей двух малонаселенных окрестных хуторов – Петров и Хамин.

А за очередным поворотом Ембулатовки, где крутой бережок оказывается притененным от солнца, у самой воды, вдруг обнаруживаешь прямые, траурно-строгие, с пышной кроной хрупких ветвей, силуэты также очень редкой ольхи серой. Толстые темные стволы подчеркивают пожилой возраст странниц из дальних мест. В прогалине между ольхой и тополем на взгорке по весне, как у Есенина С.А.,«осыпается майским снегом» своих лепестков северная черемуха. Это та самая пахучая русская черемуха, о которой порой тоскует девичья душа в народных песнях и лирических стихах. Вид черемухи с пушистыми цветами и одурманивающим ароматом у нас больше нигде не встречается.

Последние десять-пятнадцать километров до устья, Ембулатовка пробегает в своей «повзрослевшей» долине, занятой с левой стороны настоящими пойменными рощицами из тополя и отдельными купами старой вербы. Ровные луговые участки около Ембулатовки появятся, лишь когда она добежит к просторам батюшки Урала. Но пока ей предстоит ещё «поднырнуть» под мост автомобильной дороги перед поселком Красноармейск.

В многовековой жизни степной речки Ембулатовка на этом месте судьба приготовила тяжелейшее для природы испытание.

Люди, в погоне за мнимыми успехами, заказали проект орошаемого участка в 100 га для местного колхоза. В 80-х годах объект был сдан в эксплуатацию. Суть проекта свелась к земляной глухой плотине в течении реки. В первый же год вешние воды затопили узкое русло Ембулатовки, а также весь пойменный лес и луговые угодья на 15-20 км. К августу все деревья и кустарники погибли от затопления. Перестали работать в этом месте и родники.

Земляные плотины в прежние годы практиковались и на двух соседних малых реках – Быковке и Рубежке. Но здесь они возводились в их среднем течении, где леса не было. К тому же плотины ставились в населенных пунктах, где местные жители высаживали лесозащитные полосы вдоль
водоема и разводили приусадебные сады поблизости от своих рек.

Истоки отмеченных трех рек находятся в непосредственной близости от истоков реки Чаган. Территориально они расположены в Первомайском районе Оренбургской области в засушливой степи Общего Сырта. Надо полагать, что запасы подземных вод, питающих родники всех этих рек, невелики. Всякие нарушения гидрологического режима на всем протяжении наших степных рек приводят к снижению общего дебита их родников и обмелению Урала.

Беды нашей Ембулатовки ещё не исчерпаны. В конце 90-х годов на ней были уничтожены результаты 50-летней успешной работы по облесению песков в северной части Западно-Казахстанской области. Массив взрослой сосны и осиновых рощ, в поразительно краткий срок был уничтожен полностью. Жители поселка Петров вспоминают, что в былом массиве леса пожары вспыхивали не один раз, хотя ранее их никогда не было.

Два года назад иностранными собственниками нефтепромыслов было допущено загрязнение Ембулатовки нефтью. Оставшимся жителям теперь купаться в речке опасно. Местное население других соседних хуторов – Рожков и Чинарев – всех переселили в областной центр, и теперь судьбой малой Ембулатовки интересоваться некому. Между тем, выше Рожкова верхнее водохранилище уже отравлено шламами буровых отходов с нефтепромыслов, и вода с Малой Ембулатовки туда не поступает.

У нижнего водохранилища регулируемая плотина сохранилась, но здесь некому за ней присматривать даже в половодье. А это рано или поздно приведет к её прорыву после снежных зим и дружной весны.

Погублено большое озеро Самодурово около соседнего поселка Чеботарев. С нескрываемой болью об этом сообщают оставшиеся в этих краях фермеры и просто пенсионеры и жители из Петрово, Чеботарева, Кирсаново и Спартака. Однако они боятся открыто высказать боль и озабоченность о судьбе своей земли, воды, воздуха.

Судьбы людей всегда были связаны с местами их проживания. Старинный форпост Генварцев вырос до крупной станицы Январцево, объединяющий десяток окрестных хуторов. В советское время Январцево оставался объединяющим производственным центром для поселков Кирсанов, Рожков, хуторов Петров и Модянов. Молодежь с этих населенных пунктов среднее образование также получало здесь – в Январцевской средней школе.

Школе принадлежит решающая роль в единении подрастающей смены. Поэтому большинству наших земляков так дорога память о родных местах и небезразлично будущее нашего общего дома, где родились и выросли.

Виктор Буянкин,
выпускник Январцевской средней школы 1964 года,
заслуженный работник Республики Казахстан, член-корреспондент
Академии естественных наук Казахстана, кандидат
сельскохозяйственных наук, г. Волгоград, 03.02.2021 г.
Фото из архива автора

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top