Забытые традиции

11 апреля 2024
0
3078

Казахские традиции и обычаи сохранялись веками и передавались из уст в уста нашими предками. Некоторые традиции забылись, такие как состязание с казаном, метание шейного позвонка овцы, сажание свата на вола задом наперед и другие.

«Кемпір өлді» – Старуха умерла

Одной интересной традицией являлось «Кемпір өлді» – притворная смерть одной из женщин аула невесты. Для этого одна из старушек, прямо на глазах у жениха, падала на землю и, раскинув в разные стороны руки, принималась изображать умершую. При виде этого все остальные женщины вскидывали вверх руки и принимались громко причитать: «Ой-бай! Кемпір өлді!» – «Ой-бай! Старуха умерла!». Этот обряд проводился для того, чтобы сторона жениха вручила подарок в руки «умершей старухи». Но прежде чем вручить подарок, жених мог попытаться «оживить» старуху – пощипывая или пощекотав. Этот обряд совершался еще и для того, чтобы избежать действительной смерти кого-то из родственников в день свадьбы. Если принять во внимание, что все жители аула являются представителями одного рода, то внезапная кончина одного из них тут же превращалась в общее горе. Естественно, в таких случаях праздник в ауле сменялся похоронами и поминками.

«Мойын тастар» – Метание шейного позвонка овцы

Невеста наотрез отказывалась идти к юрте молодоженов, и тогда женщины относили ее, посадив на ковер. В «ақ отау» сначала входила невеста. При этом она должна была переступить порог обязательно правой ногой и ею же ударить по левой стороне за дверным косяком. Жених входил за ней и совершал то же действие. После этого жениха провожали на почетное место и угощали пищей, приготовленной из мяса животного, которое он подарил женщинам, принимавшим участие в установлении юрты молодоженов. В первую очередь, он должен был обглодать шейную часть позвоночника овцы и, завернув ее в белую материю, глядя вниз, выбросить через откинутый полог верхнего свода юрты. Этот обычай назывался «мойын тастар». Смысл его заключался в том, чтобы дым из нового очага всегда был ровным и шел только вверх. Тем временем кость снаружи караулили аульные юноши. Едва она вылетала изнутри юрты, как парни, опережая друг друга, бросались ловить ее. Считалось, что тот, кто станет обладателем шейной кости, вскоре тоже женится. Если жених с первой попытки не сумел выбросить кость, то после каждого промаха вынужден был обматывать ее новым куском ткани и бросать заново до удачной попытки. Иногда одна из присутствующих женщин вызывалась помочь ему выбросить кость и затем, за оказанную услугу, получала подарок.

«Сәлемдеме» – Весточка от замужней дочери

После свадьбы невестке предстояло вписаться в привычный, размеренный ритм жизни аула своего мужа. Конечно, жизнь у каждой из них складывалась по-своему, но все они, при первой же возможности, стремились передать какую-нибудь вещицу в качестве весточки своим родным. Часто таковыми служили вышитые платочки или другие небольшие предметы собственного рукоделия. По орнаментам, вышитым на них, родители девушки могли получить зашифрованную информацию о ее судьбе, о том, насколько ей хорошо или туго живется после замужества. Например, если их дочь вышивала на платке классический орнамент қошқармүйіз – бараний рог, очень тонкими, неровными линиями, это означало, что с нею никто не считается и часто обижают. А если платок был богато расшит элементом құсмұрын – птичий клюв, то это указывало на то, что ее встретили как родную дочь и всячески балуют, оказывая различные знаки внимания. В последнем случае родители девушки, на радостях, спешили поделиться хорошей новостью с близкими. Приносили в жертву барана и за богатым дастарханом отмечали приятную весть.

«Жарысқазан» – Состязание с казаном

Казахские женщины рожали стоя, повисая на аркане или на бау – крепко и красиво вытканную ленту. Когда у беременной начинались схватки, то одна из близких родственниц принималась делать одно из быстроприготовляемых блюд. Для этого она брала нож и со скрежетом точила о край казана, при этом громком приговаривая: «Қара қазан бұрын пісе ме, қара қатын бұрын туа ма?» – «Что раньше случится: пища в черном котле скорее сварится или черная баба раньше разродится?». Кроме того, за что бы она ни бралась, старалась делать это как можно громче. С шумом перемешивала скворчащее мясо, гремела посудой. После того как ребенок благополучно рождался, все должны были отведать приготовленное блюдо.

«Өгізге теріс мінгізу» – Сажание свата на вола задом наперед

Внутри юрт сватов часто поджидали затаившиеся женщины, которые набрасывались на них и осыпали мукой, обмазывали лица сажей, разведенной на сметане или грязью из лужи. Вдоволь потешившись над сватами, женщины помогали гостям привести себя в порядок, после чего провожали на почетное место, а сами по нескольку человек усаживались вокруг каждого из них. Затем, дав немного угоститься едой, они начинали задавать разные вопросы с заковыркой, загадкой, просили повторить скороговорку или продолжить недопетую песню. При этом, желая сбить с толку, озадачивали всякими пустяками, и когда сват терялся, выводили наружу и в наказание окатывали водой с ног до головы. Особо неугодившим набрасывали на голову платок или, надев саукеле – головной убор невесты, связанного сажали задом наперед на вола и выгоняли в степь. Затем, увидев, как тот трясется в седле и, проскакав какое-то расстояние, беспомощно скатывается на землю, смеялись от души.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top