Притяжение родины

18 февраля 2021
0
1517

Январцево

Родная станица Январцев (ранее Генварцев) очень древняя. Скорее всего она была основана гораздо раньше областного центра Уральска. Есть все основания полагать, что первыми русско-язычными жителями были староверы. Многие православные верующие бежали из центральной России от угроз и гонений власти на окраины государства. Попасть на Урал они могли лишь водным путем из Волги и по реке Самара в верховья её, до сегодняшнего районного центра Переволоцка Оренбургской области. Оттуда волоком в ближние притоки Урала. Здесь на берегу древней реки и сейчас есть крупное село Городище, а недалеко – одноименный холм, где археологи обнаружили следы обитания людей в историческое время. Отсюда вниз, под защитой ставшей родной реки и пошли ставить по удобным местам свои укрепленные форпосты (сторожевые поселения). Другого пути сюда из России не могло быть. В открытой безводной степи во все времена господствовали, сменяя друг друга, воинственные кочевые народы.

Могучий Урал ещё в доисторические времена пробил себе дорогу сквозь отроги Общего Сырта после слияния его с крупным своим притоком – Илеком и вышел на пологую равнину Северного Прикаспия по пути к морю. С этих-то мест и стали люди строить поселения на правом берегу Урала. Старейшими из них были Кирсанов и Генварцев.

Имеются достоверные сведения, что в конце XVIII века, перед восстанием Пугачева, форпост Генварцев располагался «на возвышенном месте близ озера, в 3-х верстах от Урала». Однако легко убедиться, что Январцево стоит не у озера, а прямо на берегу Урала. Это во-первых. Во-вторых, место здесь ровное, и никакой возвышенности нет. В-третьих, приведенные сведения противоречат практике закладки населенных пунктов в те времена. Однако на самом деле именно этот факт является неоспоримым аргументом древности Январцево. Надо лишь учесть, что и в наши дни за луговой излучиной Чагана есть чистое, с галечным дном озеро, которое так и зовется «Старый форпост». Об этом-то месте и говорится в оренбургских военных источниках двухсотлетней давности.

Урал у нас часто меняет старое русло и пробивает себе новое. Это и произошло здесь более 3-х столетий назад, поэтому уже ко второй половине XVIII века форпост Генварцев оказался уже на озере (точнее старице), а не на берегу реки. В начале XIX века Генварцев был перенесен на более удобное место, где сейчас и расположено Январцево, и получил статус станицы с населением до 2 тысяч человек. Но народная память сохранила это название за озером, которое более 300 лет назад было одним из самых глубоких мест на Урале. К 1840 году в Январцевской станице открыт православный храм из кирпича на улице Церковная, что вела к Уралу. Большинство «природных» казаков оставались староверами православных течений (толков) и официальной церкви сторонились. В церковь ходили, в основном, жители других сословий, православного вероисповедания.

К слову сказать, дома от родной тетушки Евдокии сохранилась старообрядческая икона «Неопалимая купина», которая изготовлена на твердой кипарисовой доске с «ковчегом» (выемкой). Как свидетельствует церковная литература, подобная технология изготовления икон использовалась в древности, не позднее XVI века. А это значит, что икона до нашего времени находилась в домах «природных» казаков не менее 400 лет. Этот отрезок времени и может служить показателем возраста Январцевской станицы.

Новое место для форпоста Генварцев оказалось также очень удобным и к тому же весьма живописным, красивым. Пойменные луга и крупный лесной массив охватывал поселение широким полукругом, защищая её от метелей и буранов зимой и жестокой жары и суховеев летом. Батюшка Урал надежнее любых стен и заборов ограждал жителей от разбойных нападений.

Население станицы ревностно берегло луговые пажити, лесные уремы, озера, старицы в пойме. Эти угодья были для них как бы членами большой единой семьи, каждый со своим именем и даже своей историей в прошлом. Что касается самой реки, то она почиталась как бы существом высшего ранга, почти божеством. Твердый порядок повседневного поведения как в пойме, так и на реке, был обязателен для всех без исключения. Надзирателей как таковых не было, но к ответственности мог быть привлечен любой житель, преступивший неписанные нормы. Люди вели себя достойно не из-за страха наказания, а как бы в силу принятого кодекса чести и порядочности, предусматривающего аккуратное поведение в природе как у себя дома. Все знали, когда и что дозволено здесь делать. К примеру, что воду из реки можно брать сколько угодно, но чистыми ведрами. Знали, что сорить, шуметь, кричать здесь, и тем более портить лес, травостой, ломать «природные сады» терновника и других ягодников или собирать плоды раньше времени созревания нельзя, как и многого чего другого делать, как здесь говорили, «не можно», и всё тут. Достаточно сказать, на огромной территории местных пойменных лесных и луговых угодий за время нашего проживания не было ни одного пожара, из тех, которые сейчас официально стыдливо окрестили «природными».

Может быть, впитанное с детства взаимопонимание природы и человека является для большинства земляков основой тяги к родным местам. И если кого-либо судьба закидывала за «тридевять земель», то любовь к малой родине только росла. И не было ни для кого из них лучшего праздника, чем даже нечаянная встреча с односельчанином, которого воспринимали как близкого родственника. При этом всегда было о чем расспросить, чем-то поделиться из прошлой жизни, совместно вспомнить, что по-прежнему связывает встретившихся. Секрет, видимо, в том, что объединяет и помогает при этом, нечто похожее на тени прожитых годов, отраженных осколками зеркал прошлого времени. Может быть и поэтому так активно перекликаются по интернету многие мои земляки под общим девизом – «Мы из Январцево».

(Окончание следует)

Виктор Буянкин,
выпускник Январцевской средней школы 1964 года,
заслуженный работник Республики Казахстан, член-корреспондент
Академии естественных наук Казахстана, кандидат
сельскохозяйственных наук, г. Волгоград, 03.02.2021 г.
Фото из архива автора и Ярослава Кулика

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top