А жизнь продолжается!

21 мая 2015
1
1683

(Продолжение. Начало в № 20)

В годы войны

В те военные годы чувствовался низкий уровень жизни. Вокруг села Битик не было ни одного деревца, сплошная степь. Печи топили в основном кизяками и сухой травой, собранной в степи, чем обычно занимались дети. Однажды мать отправила меня, дав мешок для сбора «топлива», шел я один, по ходу рвал и ел дикий чеснок.Было ясно, светило солнце. Вдруг потемнело, подняв голову, я увидел, что появились два шарообразных предмета, которые постепенно увеличиваясь, приближались в мою сторону. От удивления я застыл, как вкопанный. Постепенно «шары» соединились и резко начали опускаться к земле. Оказалось, что это саранча сероватого цвета и порядочного размера. Она барабанной дробью плотно садилась на землю так, что заставила меня испуганно лечь и укрыться мешком. Через некоторое время, приподняв мешок, увидел, что зеленое поле будто покрыто серым одеялом, настолько ее было много. Уничтожив все съедобное и оголив степь, саранча направилась в сторону села, к бахчевым культурам. Жители же, заметив нашествие, начали спешно предпринимать попытки спасти свой будущий урожай тыквы и т.д. Они кричали, били в жестянки, рыли рытвины, жгли костры, создавая дымовую завесу, сигналили из автомашины «полуторка». В результате дружной и согласованной работы, все-таки смогли с большим трудом отвоевать свой урожай.

Жили бедно, не было ни бани, ни мыла, в связи с чем педикулез носил массовый характер. Людям приходилось самим варить мыло из костей и мяса животных, добавляя какие-то растворы. В итоге получалось мыло темно-коричневого цвета и с отвратительным запахом.

Помню, в пекарне, которая находилась в М. Битике, работал пекарь-старик (худой, длинный, с густыми серыми бровями и торчащими усами).Однажды из мальчишеского любопытства заглянул и туда: в небольшой пекарне, посередине комнатки стояло удлиненное корыто, в котором пекарь в резиновых сапогах, с папиросой в зубах месил ногами жидкое тесто. Затем, сняв сапоги и отставив их в сторону, домешивал тесто уже руками.

Дети в основном были без присмотра, так как родители работали, в связи с чем было много несчастных случаев. Однажды медработница Миллер ушла на работу, оставив старшую дочь присмотреть за младшей (2 г.). Тогда у большинства семей были построены русские печи различной модификации. Девочка сидела на лежанке печи, в сплетенной корзине, и играла, раскачивая сама себя. Невдалеке от нее, как продолжение печки, снизу были вмонтированы два горшка, предназначенные для кипятка и готовки. Сестра собиралась стирать и вышла на минутку, чтоб принести воды. И в этот момент девочка так сильно раскачалась, что опрокинулась корзина, и она головой упала в горшок с кипятком. Когда сестра вошла в избу, младшей на месте не оказалось. Увидев ту в горшке, она от испуга опрокинула холодной воды туда же. Мать после известия долго пришлось откачивать и приводить в сознание. Все жители собрались посочувствовать горю, а мать сидела, рыдая на земле, сшивая куски тела своей дочурки. Еще одна ситуация. Невдалеке от нас жила татарская семья Сабировых, у них была дочка Альфия, моя ровесница. Ее мать тоже собралась стирать и поставила на стол граненый стакан с бесцветной жидкостью и отвлеклась, а дочке захотелось пить, и она отхлебнула со стакана. В результате сожгла себе пищевод и желудок.

В годы войны слишком много развелось волков. Собаки так их боялись, что к наступлению сумерек переставали лаять и прятались. Волки ночью, не боясь, хозяйничали, бегали по селу. Был случай, что с овчарни Самаркиных волк утащил огромную собаку, сидевшую на цепи. Волков отлавливали только «косячники», которые работали на конезаводе. Они догоняли хищников, накидывали на них петли, иногда приводили их для показа в село, предварительно надев на них намордники. Люди приходили смотреть, а коровы, мыча, накидывались на волков. Для тушек убитых волков в селе были выкопаны две большие ямы, и обе они были почти заполнены.

Основным питанием являлись продукты молочного производства: т.е. курт, айран, иримшик, сузбе, масло, сметана и, конечно, сарысу, который приравнивался к сахару.

Пекли лепешки на плите из овсяной муки с шелухой, тыквенные пироги. Также варили в горшках картошку в «мундирах». В русской печи готовили цельные тыквы, предварительно вынув семечки.

Часто вспыхивали степные пожары, протяженностью в несколько десятков километров.
Ночью небо озарялось красно-алым заревом. В те годы было много и сайгаков, которые бегали в степи. Также в степной зоне водились птицы, похожие на гусей, «дуадак», весом до 25 кг. Чтоб улететь, им приходилось очень долго разбегаться.

Послевоенные годы

Расстояние от с. Битик до п. Чапаево составляло 47 км. Мы, детишки, часто залезали на крыши домов и, прикрыв глаза от солнца, всматривались вдаль в сторону Чапаева. Если замечали клубы пыли, то быстро спрыгивали на землю, бежали и сообщали о приближающейся технике. Люди выходили и раз за разом ждали своих фронтовиков или весточки от них в виде писем-треугольников. Часто приходили плохие и скорбные вести, рев и плач стояли почти постоянно.

Наконец-то кончилась война! Наши фронтовики, оставшиеся в живых, стали возвращаться домой. Такая радость была у всех сельчан, независимо от того, чей участник войны вернулся живым и здоровым. В наши края вернулись многие молодые офицеры и солдаты. Среди них могу отметить старшего лейтенанта Юсуфа Сахиевича Жумагалиева (1923 г.р.), сына тети Хуснижамал. Он из Германии привез подарки, то, что мне запомнилось: разноцветный мармелад в большой коробке и цветное фото немецких девушек. Стоит отметить, что и то, и другое было для нас в диковинку. Также при нем был пистолет в кобуре и штык-нож. Позднее он женился на Файрузе апай, у них родился сын Аскар, насколько мне известно, сейчас занимающий руководящую должность на птицефабрике в п. Новенький, также были дочери Гульнар и Гаухар. А сам двоюродный брат Юсуф Сайхиевич позднее был членом райкома партии, начальником управления кадров, окончил 4-годичную высшую партийную школу.

Помню, как фронтовики играли в футбол против местных. Также они соревновались в стрельбе из пистолета с местным участковым, ставя мишень к стене разваленного интерната.

На моих глазах произошла драма. Однажды к соседнему дому подъехала машина. Из кабины «полуторки» вышел офицер, представившись по званию, прошел к соседке. А с кузова спрыгнул рядовой солдат и вместе с ним женщина в платке с красным крестом. Когда они открыли боковой борт, мы увидели ужасающую картину. В желтоватой плетеной корзине, с постепенно сужающимся дном и имеющим ручки с двух сторон, что вы думаете, сидел – человек! Воин, у которого не было ни рук, ни обеих ног. Как оказалось, они привезли домой инвалида, участника Великой Отечественной войны Думчева. Он сидел молча. С машины солдата в корзине занесли во двор. Офицер зашел в дом оповестить жену о приезде мужа, его не было долго, да и жена не появлялась. К тому времени к дому соседей собралась толпа жителей, и они долго ждали выхода жены и их долгожданной встречи. Толпа начала роптать на жену, кричали, требовали, чтоб она вышла. Через некоторое время, она наконец-то появилась, но, сделав два-три шага, стала, как вкопанная. Увидев жену, фронтовик громко и горько заплакал, тут от жалости заплакали и жители. Стояли душераздирающий рев и вопли. Фронтовик, плача, говорил, что соскучился по ней, по родному дому, просил, чтоб она забрала его к себе. Смотря друг на друга, плакали, она – у порога дома, он – сидя в корзине. Офицер, солдат, медсестра и все жители просили, умоляли, требовали, чтоб она посочувствовала и приняла его, как есть. Она лишь молча плакала и тут заговорила: «Не возьму я тебя, ни за что! Всю оставшуюся жизнь смотреть на тебя и скорбеть? Если бы ты хоть был маленький, ты бы рос, начал бы ходить, сам кушать и т.д. А то ведь я каждый день должна тебя кормить с ложки, поить, ухаживать за тобой, пеленать, мыть. Нет, не согласна я!». Муж всячески умолял, но тщетно, она стояла на своем. Так всем пришлось попрощаться с фронтовиком, и обиженного, убитого горем солдата увезли обратно на гособеспечение. Вот как война поломала судьбы людей.

Однажды привезли солдата в оцинкованном гробу. Хоронили его с почестями: командир и отделение солдат, со штыковыми винтовками у могилы по команде произвели три выстрела в воздух. И тогда, после каждого выстрела вылетали картонные круглые пыжи и летали, как фейерверк.

Село Битик считалось как Конезавод №103, помимо него знал еще один конезавод в п. Пятимар – №500. Там готовили для фронта (армии) высоких, белоногих коней. Чтобы проверить на прочность этих лошадей, проводились скачки, летом и именно в жару.

Организовывали суточный пробег. Круговая дистанция составляла 36 км. Участники пробега и их лошади, имели право отдыхать в любое время суток. Через каждые 9 км пункт наблюдения, где койки, столовая. Для коней устроили теневой тент от жары, обеспечивали водой, сеном, овсом. Существовал определенный норматив пробега. Участников с обоих конезаводов было много, всем всадникам выдавали нагрудные номера. Впоследствии и мой отец как бывший кавалерист участвовал в таких забегах. Но он брал лошадь казахской породы, она более вынослива на длинных дистанциях. Существовали виды забегов:

1) Тарантас, запряженный 2-мя конями и с 2-мя кучерами (посменно).

2) Двуколка, запряжена одним конем и с одним кучером.

3) Верховые (с седлом и без седла).

Сначала вперед уходили тарантасы, через определенное время шли двуколки, а верховые шли, распределяя силы скакуна. Естественно, запряженные кони отставали от верховых, так как по жаре очень трудно везти еще и телегу. Помню отца перед забегом: одетый в офицерскую гимнастерку, с нагрудным номером 10, брюки галифе, белые валенки «чесанки» и в шапке ушанке. Был очень красив. Благодаря своей тактике и форме занял тогда 3 призовое место.

Еще одно памятное событие, запомнившееся в послевоенные годы. Приехал из Москвы сам Маршал Советского Союза – С.М. Буденный. Целью же его приезда в наше село было посмотреть состояние коней на конезаводах, и в связи с окончанием войны заняться их расформированием. Приехал он на лимузине, с сопровождающими его лицами и охраной. Было где-то около 5 машин. Когда они приехали и вышли из машин, так получилось, что я, маленький, оказался рядом с ним, что дало мне возможность рассмотреть его. Помнится, он был плотного телосложения, роста выше среднего, с густыми черноватыми усами. На ремне портупея со светло-коричневой кобурой, здесь же висел планшет. Директором совхоза в то время был Шаполинников. Высокопоставленные гости, переночевав у него, на следующий день уехали проверять конезаводы №103, 500. На другой день, когда я играл возле почты, вдруг вышел сосед-почтальон, которого я называл по татарски «абый», посмотрел на меня как на взрослого и говорит: «Видишь, вчера мы с тобой видели Самого Маршала Буденного, теперь и умереть-то не стыдно!»

Учеба в Чапаево

Помню, директором школы был Ж.Б. Айтжанов, а завучем его супруга Ертуриева (оба преподавали историю). Как завуч и преподаватель, она была очень строга. Я помню своих учителей: С. Аронова – астрономия, Тайманова – математика, М.В. Холодова – физкультура, Литвинова – русский язык, литература и классное руководство). До 8-го класса изучал немецкий язык, а в 9-м психологию и французский язык. Также был преподаватель химии С. Ишимов, веселый, остроумный и требовательный. Перед началом его урока на парте не должно было быть учебника по химии, если ж замечал, у кого-то, ставил «2». Спрашивая домашнее задание, оглядывал класс. И класс делился на три части: те, кто хорошо знал, высоко поднимали руки замахивая назад; кто знал средне, поднимал руку, ставя локтем на парту; те ж, кто не был готов, поднимали также руки, но гораздо ниже остальных, их локоть был ниже парты. Вот такая бывала тактика у учеников, иногда и помогал такой прием, а порой нарывались и на двойку. Порой заметив таких учеников с готовностью ниже парты, он с улыбкой говорил: «Знаю, что не готов, но за смелость ставить два не буду, надеюсь, будешь готов к следующему уроку».

Моя спортивная жизнь началась именно тогда. Постоянно соперничали две школы – русская и казахская. В русской сильнейшим спортсменом был Щуков. Хорошо прыгал в длину, на 6 м 20 см. Был хорошим спринтером на дальних дистанциях: 100, 200, 400 м. Небольшого роста, но при беге казалось, что у него колесо вместо ног, а при прыжке ноги доставали аж до затылка. Ну а в казахской школе считали лидером меня. Хорошо бегал на дистанции 400, 1500, 3000 м. Метал гранату до 65 м. Отлично играл в волейбол. Как всегда, не обходилось без казусов и в школе. Например, в 1958 г. шли последние выпускные экзамены. Следующим предметом была физика. Выпускников было много (48 человек), и нас разделили на два класса. А класс на две группы по 11 человек. Первая сдавала на другой день до обеда, а я со своей группой после. Я, подготовив вечером билеты с 10 по 31, решил с 1 по 10 подготовить с утра, думал успеть до обеда. Утром, не спеша, с тетей Хуснижамал попивая чай, радовался, что осталось всего-то 10 билетов. Тут прибегает одна ученица и говорит, что меня вызывают в школу для сдачи экзаменов. Тут я и побежал, мысленно молясь, чтоб попался вопрос с 10-го билета. В день экзамена, как оказалось, должна была проводиться спартакиада школьников района, и я, сдав досрочно экзамен, должен был отстаивать честь школы. Ученики сидели на экзамене, было тихо, я перебрав билеты вытянул один, и, как говорится, по «закону подлости» оказался билет №1. Сел на место, взяв чистый лист и ручку, в принципе я знал ответ, но недостаточно. Тут с дальнего угла с большой траекторией прилетела шпаргалка, и шлепнулась под сидение, под узкую поперечную доску. Подперев ладонью лицо, лихорадочно думал, как бы ее вытащить. Не меняя позы, слегка наклоняясь, пытался вытащить спасительную шпаргалку, вроде бы нащупывал, но она забивалась дальше. Время поджимало. Оглянувшись назад, я увидел, что на задней парте сидят директор школы и инспектор районо. Директор смотрел на меня и улыбался, видимо, заметил мои «старания», раскрыв книгу перед инспектором, он отвлек его внимание, чем я незамедлительно воспользовался. Но пока я пыхтел и соображал, как извлечь шпаргалку, и даже помощь директора, увы, не могла мне помочь, время на ответ истекло и пришлось идти отвечать. Ответил я все-таки на «4», и побежал отстаивать честь школы на спартакиаде.

(Продолжение следует)

Автор: Чапай Казмухамбетов

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top