Уральск безработный

19 февраля 2015
0
4131

В городе работы нет. Это признаёт как официальная статистика, так и частные фирмы, занимающиеся трудоустройством уральцев. Каким специалистам сейчас найти работу легче и сколько местные работодатели готовы платить своим сотрудникам? Ответы на эти и другие вопросы мы попытались найти, о чем и расскажем в этом материале.

Недавно на улице встретила старую знакомую – неутомимую труженицу и оптимистку. Только вид у неё в тот момент был не жизнеутверждающим.

– Сын со снохой остались без работы, – пожаловалась мне она. – Его сократили в инофирме, сноха с начальником поругалась. Ходили оба на биржу, там им ничего предложить не могут. Теперь он – юрист – таксует на своей машине, а она – бухгалтер – по объявлениям работу ищет. Во всех газетах пишут, что помощники руководителя нужны, только там одни сетевики – то китайские БАДы реализуют, то иранские ковры. Никакой дельной работы нет. У дочки – та же история. Зятя-проектировщика в отпуск без содержания отправили, а её – переводчицу – сократили. Куда им всем устраиваться, ума не приложим… Хорошо, что у меня пенсия есть, помогаю всем, сколько могу…

Ничем помочь своей знакомой я не смогла – ни личной фабрики, ни мини-заводика, куда нужны хорошие кадры, у меня нет. Но решила исследовать проблему: действительно ли в Уральске всё так плохо с рабочими местами?

Остро нужны только врачи

В городском отделе занятости и социальных программ нам сообщили, что на начало 2015 года на бирже труда зарегистрировано 636 безработных. При этом в базе данных биржи всего 134 трудовых вакансий.

– За январь мы смогли трудоустроить на постоянную работу 84 человека, – рассказала нам заместитель руководителя отдела занятости Кырмызы Айткалиева. – Из них 21 – это выпускники вузов и колледжей, которых мы определили на молодёжную практику на уральские заводы и другие производственные предприятия.

Ещё 58 человек – это женщины, которым через биржу нашли работу техничками, пекарями, парикмахерами. Вообще, как отмечают в отделе соцзащиты, большая часть безработных – это как раз женщины в возрасте от 30 до 50 лет, зачастую без образования и квалификации, а также молодёжь в возрасте от 16 до 21 года – есть среди них как бывшие учащиеся профтехучилищ, так и выпускники вузов, но без опыта работы.


– За последние годы у нас наметилась тенденция: к нам из вузов приходят ребята, у которых кроме личных амбиций нет абсолютно никаких знаний, – откровенничает Татьяна Малинаускайте. – В их головах – сплошной Интернет, двух слов они связать не могут, зато хотят большую зарплату и личный кабинет, потому что у них высшее образование! У нас был случай: на один уральский завод требовались инженеры – мы послали к ним сразу 10 ребят, и что? Мастера стали их спрашивать, чему тех в вузе учили, и в ужас пришли.

Ни один толком не смог ни на один вопрос по инженерной части ответить. Вот вам и молодые спецы! Кто таких на работу будет брать?! На что они рассчитывают: что работодатель будет им деньги за красивые глазки платить? Учиться надо хорошо в институтах, ребята, чтобы потом достойную зарплату требовать!


– Сейчас в основном востребованы рабочие профессии – крановщики, электрики, сантехники, – говорит Кырмызы Айткалиева. – Но работодатели предлагают по этим специальностям очень низкую зарплату – 35-40 тысяч тенге, и молодёжь отказывается идти на такие маленькие деньги. Единично требуются инженеры, обязательно с опытом работы, со стажем, но такие инженеры находят себе работу и без биржи…

Среди «женских» профессий, как отмечает наша собеседница, городу нужны врачи, учителя, бухгалтеры.

– Постоянно просят узких специалистов – врачей-невропатологов, хирургов, гинекологов – городские поликлиники, Круглоозёрновская больница, но у нас в базе данных среди безработных их нет, – подчёркивает Айткалиева. – Зато у нас в базе среди выпускников вузов предостаточно экологов, социологов, психологов, которых в год уральские фирмы просят всего одного-двух, да и то с опытом работы, с хорошим стажем.

Будут ли в ближайшее время изменения на рынке труда и появятся ли на бирже дополнительные вакансии для более чем 500 человек, Кырмызы Айткалиева прогнозировать не берётся.

Нет производства – нет рабочих мест

Татьяна Потапова, руководитель кадрового агентства ТОО «Домашний сервис», прямо говорит: работы в Уральске сейчас практически нет.

– В городе у нас одни сплошные магазины, кафе, торговые центры. Где наше производство? – вопрошает Потапова. – Люди приходят к нам с желанием работать, но устроиться сейчас куда-то очень проблематично – новые рабочие места не создаются, а некоторые фирмы даже закрываются.

За январь этого года, по словам этой нашей собеседницы, в разные фирмы и организации для трудоустройства они направили 376 человек. Но реально на работу приняли лишь 36.

– Сейчас в городе требуются и водители, и сварщики, и электрики, разнорабочие, грузчики, специалисты ПТО, инженеры, но все – штучно, по одному на предприятие, – говорит менеджер «Домашнего сервиса» Татьяна Малинаускайте. – Все предприятия ждут чуда – придёт весна, начнутся тендеры, пойдёт поток рабочих на строительство объектов по госпрограмме. Но пока всё это очень зыбко, реальных заявок ни на строительные, ни на инженерные специальности у нас пока нет.

В базе данных «Домашнего сервиса», как отмечает Татьяна Малинаускайте, на данный момент скопилось достаточно много анкет специалистов нефтегазового сектора – всё это вахтовики, которые высвободились с месторождений в Атырау и Актау ещё в прошлом году.


Согласно данным городской биржи труда, сейчас на одно рабочее место претендует сразу пятеро человек, в кадровом агентстве «Домашний сервис» утверждают, что расклад на рынке труда суровее: 10 работяг – на одну вакансию.


– Эти ребята привыкли к большим зарплатам, поэтому не хотят идти на 60-70 тысяч, что предлагают по их специальностям местные фирмы, – говорит менеджер. – Мы объясняем им, что сейчас нельзя сидеть и ждать манны небесной, иначе ничего вообще не заработаешь. Некоторые отчаянные парни уже съездили в Атырау на разведку и вернулись ни с чем: они рассказывают, что таких, как они, желающих работать по вахтам, там пруд пруди, но набора в фирмы нет. Они жалуются теперь, что зазря потратили время и деньги, но упущенное не вернёшь…

Бухгалтеров давайте, а нянь – нет

Сейчас, как отмечает ещё один менеджер кадрового агентства Анна Люткова, достаточно востребованной в Уральске стала профессия бухгалтера.

– Это произошло потому, что в последние годы усложнилось налоговое законодательство. Стали жёстче требования по сдаче отчётностей в Налоговый комитет, – объясняет Люткова. – Даже мелкие ИП стараются взять в штат бухгалтера, чтобы по документации все было гладко. Если ещё полгода назад зарплата рядового бухгалтера была 50-60 тысяч, то уже сейчас она выросла до 70-80 тысяч тенге.

В городе постоянно открываются новые торговые дома, поэтому периодически кадровики отмечают спрос на профессию продавца.

Причём, по наблюдениям специалистов «Домашнего сервиса», именно продавцы торговых сетей сейчас стали более-менее сносно зарабатывать.

– Во многих торговых домах уже нет замороженных окладов, – говорит Татьяна Потапова. – Всех продавцов переводят на бонусную систему, чтобы они не сидели на месте, шевелились, бегали, предлагали товар покупателю, делали план. Кто хочет хорошо зарабатывать по этой системе, те и зарабатывают…

Татьяна Потапова рассказывает, что на данный момент терпит кризис рынок домашних услуг.

– В основном услугами наших нянь, горничных, сиделок пользовались местные бизнесмены, которые большую часть своего времени заняты работой и не могут уделить внимание ни своим детям, ни больным родителям, – поясняет руководитель «Домашнего сервиса». – С конца прошлого года мы стали отмечать, что число заявок на домашний персонал у нас резко сократилось, причём в разы. Это свидетельствует о том, что даже у обеспеченных людей сейчас денег стало меньше – они стали экономить на своей семье… В итоге рынок домашних услуг просто завалился.


– По Уральску идёт реальное занижение зарплаты, – утверждают сотрудники ТОО «Домашний сервис». – Работодатели хотят платить людям по минимуму, а требовать с них по максимуму. Средняя зарплата в городе сейчас – 50-60 тысяч тенге. Это по теперешним временам уже не деньги, это мизер на прокорм!


Татьяна Потапова также отмечает, что вниз стремятся и зарплаты по городу: с начала 2015 года они стали на 10-15 тысяч меньше, чем в прошлом году. Да что там по городу, сейчас даже оклады вахтовиков, работающих на нефтегазовых месторождениях, снизились в разы и сравнялись с уральскими: 60 тысяч тенге – по городу против 120 тысяч – за вахту.

– Сейчас работодатели Уральска в панике, – делится с нами Потапова. – Они спрашивают: «Сколько платить сотрудникам?», потому что не знают, как удержаться на плаву и при этом содержать коллектив. Везде – кризис. Продажи и в торговле, и в сфере услуг падают. В итоге по городу сокращаются рабочие места, урезаются зарплаты. Мы со своей стороны советуем людям всё-таки в панику не впадать, при желании заработок всегда можно найти: главное – иметь желание и постоянно повышать свою квалификацию.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top