Территория смерти

16 февраля 2023
0
3273

27 января – день освобождения войсками Красной Армии концлагеря Освенцим. Россию – правопреемницу Советского Союза – снова не пригласили на мероприятия по этому поводу. Говорить о беспамятстве и неблагодарности бессмысленно. Это высшая степень цинизма и подлости.

Маршал Конев, руководивший армией в ходе Висло-Одерской операции, не стал посещать этот лагерь – боялся гнева и жажды мести извергам. В своих мемуарах он пишет: «На второй день после освобождения этого страшного лагеря, ставшего во всем мире символом фашистского варварства, я оказался сравнительно недалеко от него. Первые сведения о том, что представлял из себя этот лагерь, мне уже были доложены. Но увидеть этот лагерь своими глазами я не то, чтобы не захотел, но сознательно не разрешил себе. Боевые действия были в самом разгаре, и руководство ими требовало такого напряжения, что я считал не вправе отдавать собственным переживаниям душевные силы и время».

Возможно, Конев уже знал, что генерал-майор Федор Красавин, руководивший 100-й стрелковой дивизией освобождавшей Освенцим, увидев, что там творили с людьми, за ночь поседел. А ведь он видел немало.

Первое, что поразило советских солдат, вошедших на территорию лагеря – это полная тишина и едкий запах гари. Этот запах они чувствовали еще задолго до того, как вошли на территорию лагеря и еще долго после того, как его покинули. Гитлеровцы оставили лагерь только накануне, вечером 26 января. Они в спешке сжигали трупы и взорвали несколько крематориев, уничтожили большую часть архивных документов. Наиболее трудоспособных узников, почти 60 тысяч человек, забрали с собой. Это был «марш смерти»: обессиленные люди погибали в пути. В Освенциме остались только тяжелобольные, те, кто не мог ходить. Их должны были расстрелять. Но немцы отступали в панике и не успели.

Живой пепел

Первому советскому танку, сломавшему ворота Освенцима, узники целовали броню. Владимиру Черникову было 19 лет, когда он освободителем вошел в ворота Освенцима. Вот как он это вспоминал. «Первым к нам подошел мужчина в полосатой робе с повязкой на левом глазе. Он курил что-то такое вонючее, на что мы спросили его: «Что за табак такой?» Он сказал, что курит солому. Нас было восемь человек, я не курил тогда, но был старшим и велел всем «выгрузиться». Мужчина, увидев несколько пачек папирос, упал на колени, мы его подняли на ноги, он аккуратно сложил табак в свою сумочку и предложил нам посмотреть лагерь, – на экскурсию повел». По дороге узник Освенцима приподнял повязку и показал загноившуюся рану, пояснил, что эсэсовцы ему плеткой с металлическим наконечником выбили глаз.

«По дороге в крематорий, мы встретили несколько женщин. У нас была инструкция – ни с кем не целоваться, никого не трогать. Но они бросились нам на шею и стали целовать, молча! Мы плакали, они плакали. Ну, как я мог кого-то оттолкнуть?!», – вспоминал ветеран.

В бараках на нарах лежали люди, которые уже не могли встать.

«Мы зашли в один барак после крематория. Там я видел пепел, на входе – вещи и одежду… И вот когда я зашел в барак, я еще подумал: «живой пепел». Не передать это ощущение – вроде живой человек, а вроде – нет. Шоковое состояние такое было, вышел – бродят толпы народа, все в полосатых робах. Женщины в каких-то серых, засаленных то ли халатах, то ли платьях, на ногах – деревянные колодки… Кто-то сидел на земле и жевал траву …», – рассказывает освободитель Освенцима.

Военный корреспондент газеты «Правда» Борис Полевой докладывал начальнику политуправления 1-го Украинского фронта: «В первые два года людей умерщвляли обычным способом, расстреливали и зарывали в больших могилах емкостью на 200-250 чел. Сотни таких могил находятся в восточной части лагеря, которые лагерники стали называть «аллеей Гитлера». В 1942 году немцы построили два крематория, первый, в котором трупы сжигались, так же как в Майданеке, напоминает собой внешне большой завод для выжигания извести, второй, так называемый «конвейер смерти». Это было длинное здание, почти в полкилометра длиной, в конце которого находились шахтерские печи, отопляющиеся горячим угольным газом, температура в печи доходила до 800 градусов, так что трупы сгорали в них за 8 минут».

«Венгры, итальянцы, французы, чехи, греки, югославы, румыны, датчане, бельгийцы. Очень много наших советских граждан. Все они выглядят крайне измученными, седые старики и молодые юноши, матери с грудными детьми и подростками, почти все полураздетые», – докладывал в Москву член военсовета 1-го Украинского фронта генерал-лейтенант Константин Крайнюков. Всего около 7,5 тысячи человек.

На территорию лагеря прибыли сотрудники советского терапевтического госпиталя и Польского Красного Креста, развернули полевую кухню. Но многие умерли в первые недели после освобождения.

Чудовищные злодеяния

Уже в феврале 1945-го к работе приступила комиссия по расследованию злодеяний в Освенциме. Предстояло выяснить подлинные масштабы творившихся здесь зверств. В 1943 году Гиммлер подписал специальный приказ о сокрытии преступлений. Места массовых расстрелов тщательно маскировались, на их месте высаживались деревья, фотографии изымались, было запрещено снимать публичные казни.

«На территории лагеря нацисты взорвали склады, в которых хранилась одежда и вещи жертв. Из 36 складов взорвано 29. В оставшихся найдено 800 тысяч комплектов женской одежды и 350 тысяч мужской (а еще тысячи килограммов человеческих волос, 43 255 пар обуви, включая детскую – Н.С.). Вот это была первая цифра, от которой отталкивалась чрезвычайная государственная комиссия по расследованию злодеяний нацистских преступников и их пособников, – говорит историк спецслужб Владимир Макаров. – Мы также можем примерно посчитать производительность крематориев. Освенцим был основан по указу Гиммлера 27 апреля 1940 года. И где-то к лету туда стали прибывать первые заключённые из оккупированных стран Европы. Мощность крематориев была рассчитана на сжигание 270 тысяч трупов в месяц. По показаниям свидетелей – выживших узников и охранников, туда прибывало примерно по десять эшелонов в день, в каждом по 40-50 вагонов».

Словосочетание «производительность крематориев» звучит, конечно, чудовищно. Но как еще можно было посчитать количество жертв? Согласно этой методике и показаниям свидетелей, количество уничтоженных в Освенциме колеблется от 2,5 до 4-6 миллионов человек.

Советским следователям предстояло еще узнать о чудовищных опытах, которые производили нацисты в Освенциме над людьми и детьми. И эти люди называли себя врачами, медиками, учеными!

Профессор гинекологии Карл Клауберг проводил опыты по стерилизации женщин, заражал их разными инфекционными болезнями и наблюдал за их муками. А потом этих женщин отправляли в крематорий. Эсэсовский доктор Йозеф Менгеле проводил чудовищные эксперименты, в том числе на детях – для «улучшения методов лечения немецких солдат». Например, Ангел Смерти, как его прозвали, вводил маленьким пациентам в глаза краситель – чтобы добиться голубого цвета. Инъекции часто заканчивались заражением крови и слепотой. Кроме того, «ученый» искал новые способы стерилизации тех, кого нацисты считали «унтерменшами» – представителей «низших рас»: евреев, славян, цыган, венгров. Одни погибли в ходе вивисекций. Других убивали после завершения «исследований», а их органы извлекали для дальнейшего изучения.

И гуманные наказания

Многие, очень многие нацистские преступники и их приспешники ушли от наказания и дожили до глубокой старости. Проводивший чудовищные медицинские эксперименты Йозеф Менгеле до самой смерти скрывался в Латинской Америке под чужим именем.

Укрывали их в Европе, и в Америке. А другие получили такие сроки, что несопоставимо с чудовищностью совершенных преступлений.

На Нюрнбергском процессе советская сторона построила свои обвинения во многом на основе результатов работы следственной комиссии, а также показаниях выживших узников Аушвица (Освенцима). Верховный национальный трибунал Польши расследовал преступления 49 нацистских должностных лиц, совершенные в период оккупации. Среди них был и Рудольф Хёсс, который дольше всех занимал пост коменданта Аушвица. Его приговорили к смерти и в апреле 1947-го повесили в блоке для казней лагеря, которым он руководил.

Благодаря проведенному в Израиле в 1961-м суду над Адольфом Эйхманом – главным организатором депортации европейских евреев – мировое сообщество обратило внимание на нацистских преступников, бежавших из Европы.

Через семь лет после казни «архитектора холокоста» во Франкфурте-на-Майне открылся процесс по делу концлагеря Аушвиц. Показания дали 1400 свидетелей, текст обвинения занял 700 страниц. Подсудимые, в том числе адъютант Хёсса Роберт Мулька, получили сроки от трех лет до пожизненного.

В 2016-м признали виновными бывшего охранника СС Райнхольда Ханнинга и бухгалтера Освенцима Оскара Грёнинга. Но 94-летние нацисты умерли до заключения в тюрьму.

Точное число погибших в концлагере Освенцим неизвестно до сих пор.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top