Поселилась в доме беда

30 июля 2015
0
2000

Тема бытового насилия звучит все чаще. Маленькие жертвы при этом, пожалуй, самые беззащитные. Они боятся рассказывать, какие ужасы и унижения валятся на них да и не знают, кому и как об этом говорить. Дети в таких семьях фактически растут без права на родительскую любовь, а совместное проживание назвать «семейным счастьем» можно лишь условно.

Женщины терпят бытовое насилие до последнего, в основном – от мужей. В дальних районах области еще живо представление «Бьет – значит, любит». Жена продолжает жить с деспотом, руководствуясь ложным представлением, что детям нужен отец. Нужен, конечно, но не такой – это в первую очередь понимают подростки, которые и становятся зачастую инициаторами ухода матери от жестокого супруга. Детям от нерадивых отцов тоже немало перепадает…

Из огня да в полымя

Уроженка Приуралья Алима вернулась на свою родину из Таджикистана в 1999-м году. К этому времени она уже побывала замужем, выдали ее в 17 лет, чтобы уберечь от бесчинствовавших тогда разбойников и хулиганов. Она видела гражданскую войну на родине погибшего мужа и после всех испытаний не предполагала, насколько сложно окажется жить на родной земле. Причем не только ей самой, но и ее детям.

– Уже через несколько лет после смерти мужа в 1999-м году я решилась выехать из Таджикистана на родину. Поехали с дочкой поездом, в товарном вагоне, других тогда не было. На станции в Ташкенте меня ограбили – забрали сумку с документами и деньгами. Я сразу обратилась в полицию, до границы с Казахстаном нас с дочкой сопровождал полицейский, – рассказывает Алима.

К слову, с тех пор более пятнадцати лет она не может получить удостоверение личности гражданки Казахстана.

Через некоторое время в Уральске Алима познакомилась с мужчиной. Со слов женщины, от него она родила четверых детей, которых отец официально до сих пор признавать не желает, хотя живут они вместе около 14 лет. У нее нет никакого образования, в Таджикистане успела окончить только семь классов. Зарабатывает где и как придется: трудилась сторожем, продавала молоко с подворья свекрови, пока она была жива, в последние годы собирает в лесу ягоды и грибы на продажу. С гражданским мужем в последние годы они жили в поселке в доме умершей свекрови.

– Я не сразу узнала, что отец моих четырех детей терроризирует старшую дочь, рожденную от первого мужа. Вернулась как-то домой после продажи молока раньше обычного и увидела, что пятилетний ребенок стоит на стуле на одной ноге: в одной руке утюг, в другой ведро, в которое он сложил тяжелые железные гаечные ключи, и в это же время бил ее ремнем. Спрашиваю: «Зачем? За что?», он отвечал: «Она не слушается».


Справка

За 6 месяцев текущего года в уральский центр социальной реабилитации и адаптации женщин обратилось около 60 западноказахстанцев: женщин и их несовершеннолетних детей. В приюте временно разместили 15 (с ними 32 ребенка), из них 11 – по направлению участковых инспекторов полиции управления внутренних дел Уральска.


Старшую дочь Алима отправила к своей бабушке в Уральск – подальше от деспота. Но и младшим детям, как выяснилось, тоже досталось от родителя.

– Он или выпивает, или, если трезвый, всегда раздражен. Пробежал ребенок мимо, когда отец смотрит телевизор, все – будет скандал. Я ухожу на заработки, а он – нет, и ребят не отпускает гулять со сверстниками. Весь день дети дома сидели, – рассказывает Алима. – Выйдет с ними на прогулку минут на 15-20 во двор, это в доме-то на селе, и снова в дом загоняет. Он придирался к дочерям и сыновьям, когда я уходила зарабатывать. А потом начал и меня бить.

Несколько месяцев назад она решилась уйти от мужа, говорит: «Ради детей». В июне она пришла со своими четырьмя детьми (младшему 3 года, старшей – 13) в уральский центр социальной реабилитации для женщин. Скоро закончится месяц пребывания в этом центре, и мать с детьми должна будет его покинуть.

– Мы делаем все возможное, чтобы помочь Алиме и ее детям, – заверила директор центра Ганди Шамкелова. – Но пока все очень сложно.

Ранняя любовь

Актолкын рано вышла замуж. Первая любовь у девушки случилась раньше совершеннолетия. Когда она поняла, что беременна, ее избранник Марат предложил жить вместе. Дома девушка ничего хорошего не видела, отец пил и частенько вымещал свою злость на матери и на ней. Поэтому она, особо не раздумывая, согласилась на предложение Марата пожениться, причем неофициально.

Она рассказывает, что избранник носил ее на руках, но – недолго. Рождение первенца новоиспеченный отец бурно отмечал с друзьями. Позже выяснилось, что радость была больше от процесса отмечания рождения сына. Еще двух сыновей Актолкын родила с разницей в три года. Находясь дома по уходу за детьми, об образовании она даже не задумывалась.

Ее гражданский муж перебивался случайными заработками. С годами домой приносил все меньше, зато агрессии становилось все больше. И виновата, по мнению Марата, в его несложившейся судьбе была Актолкын, рано обязавшая его содержать семью. Злость на жизнь он вымещал на супруге все чаще и жестче, доставалось и детям. У старшего сына 11-летнего Мухтара терпение лопнуло и он предложил матери сбежать от отца-дебошира. Ушли тихо и быстро, пока он выпивал с дружками. Обратились в Уральский центр социальной адаптации и реабилитации женщин, где Актолкын и рассказала о себе все. И такие до боли одинаковые истории здесь повторяются одна за другой.

– Как правило, первая категория женщин, приходящих к нам, не имеет образования, за редким исключением. У них низкий уровень социализации, они не работают, – рассказала психолог центра Нургуль Куангалиева. – Вторая категория – выросшие в семьях, в которых отец пил и тоже поднимал руку на домочадцев. У них нет дохода и жилья, поэтому они не могут уйти в никуда от своего супруга. И все же некоторые решаются на этот шаг из-за детей: чтобы они не повторили судьбу матери.

Ждут в любое время

Двери центра адаптации открыты несчастным женщинам и их детям в любое время суток. Директор Ганди Шамкелова, бывает, приезжает на работу и в 3 часа ночи, и в 5 утра – как позвонят участковые инспекторы. В основном именно они доставляют женщин, чаще всего с детьми, после очередной «разборки» супруга. Как правило, возраст постоялиц – от 30 до 40 лет. Прибывают женщины в самом расцвете сил, но – с распухшими лицами, сломанными руками, носами и огромными кровоподтеками.

– Что я здесь только не видела, – признается Ганди Изтургановна. – Мы работаем индивидуально с каждой женщиной, иногда и с их супругами тоже. Некоторые мужчины приходят, просят жен вернуться, обещают исправиться. Одна из наших подопечных вернулась. Я интересовалась у участкового инспектора, он говорит, что сейчас в этой семье стало тише. К слову, повторных приходов к нам почти не бывает, только одна подопечная побывала два раза.

Зафиксированы в журнале директора и несколько исключительных случаев. Однажды обратилась за помощью законная жена известного в Уральске бизнесмена. Он постоянно вымещал свою злость на женщине и не желал давать развод. Регулярные разбирательства родителя с супругой происходили на глазах у малолетней дочери. Юрист центра составил исковое заявление. После этого брак был расторгнут. О том, что в центре социальной адаптации женщин оказываются такие услуги, знают уже во всех районах области.

«Спасибо отзывчивым работникам центра!» – таких записей в «Книге отзывов» у Ганди Шамкеловой масса. Благодарят всех сотрудников, но ее особенно. Женщины и дети после ужасающей обстановки в родных стенах попадают в другой мир – чистый, светлый, спокойный и очень добрый. Здесь они обретают уверенность, женщинам помогают найти работу, подсказывают, как обрести доступное жилье. У многих светлая полоса жизни начинается именно отсюда.


На заметку женщинам

Бытовым насилием считается все нижеперечисленное. А именно, если Ваш близкий человек (муж, бывший муж, парт-нер, гражданский супруг, родственник):

– оскорбляет и унижает Вас или Ваших детей;
– не разрешает видеться с подругами и родственниками;
– бьет или кричит и угрожает побоями;
– наказывает детей, когда злится на Вас;
– требует от Вас близости без Вашего желания;
– не желает, чтобы Вы работали;
– распоряжается семейным бюджетом единолично;
– постоянно критикует Вас, детей и так далее.

Если Вы чувствуете себя беспомощной и боитесь своего партнера, значит, в вашей семье систематически имеет место бытовое насилие.


Глухая статистика

С начала 2015 года на телефоны доверия органов внутренних дел поступило 1002 звонка от женщин, которые жаловались на насилие в семье.

За 6 месяцев текущего года органами внутренних дел рассмотрено 1240 заявлений о семейно-бытовых конфликтах. Вынесено 1213 защитных предписаний в отношении правонарушителей; к 76 лицам установлены особые требования к поведению: им запрещается разыскивание, преследование, посещение потерпевших, ведение каких-либо переговоров.

Статистику по поводу детей, подвергающихся бытовому насилию, выяснить не удалось. В полиции учитывают, в первую очередь, женщин, подвергающихся насилию. А сколько детей терпит насилие различного рода от своих же родителей и других родственников или знакомых, неизвестно…

Пресс-служба департамента внутренних дел Западно-Казахстанской области проинформировала, что в Казахстане действуют три кризисных центра по оказанию помощи женщинам – жертвам бытового насилия. В Уральске с 2012 года открыт Центр социальной реабилитации и адаптации женщин.

Группа по организации работы по защите женщин от насилия ДВД области работает в тесном сотрудничестве с центром адаптации.

– Наша главная задача – организовать оказание помощи каждой, обратившейся за ней в полицию, – говорит инспектор группы капитан полиции Шынар Капаева.

Она призывает женщин, подвергшихся бытовому насилию, изменить ситуацию, и по необходимости обращаться в полицию по телефону «102», работающему круглосуточно.

Автор: Оксана Дементиевская

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top