Накипело…

25 апреля 2024
0
2098

26 апреля скорбная дата – День катастрофы на Чернобыльской АЭС. В этот же день 1985 года произошло еще одно трагическое событие – восстание в лагере Бадабер, где погибли советские военнопленные. Накануне памятных дат воины-интернационалисты пришли в редакцию. Но не только для того, чтобы вспомнить героическое прошлое, но и рассказать о сегодняшних проблемах. А их, как выяснилось много – жилье, оздоровление, льготы.

Почетный президент Союза ветеранов Чернобыля и локальных войн РК, участник союза ветеранов «Абырой» г. Алматы и Алматинской области Рахимберли Абдыкаримов, ветеран афганской войны, заместитель председателя областного общества ветеранов войны в Афганистане ЗКО, почетный гражданин Бурлинского района Гарифулла Жунисов, а также председатель союза ветеранов Афганистана ЗКО Олег Пиманов объясняли, что вниманием со стороны государства они не избалованы. И хотя жаловаться и что-то просить не привыкли, но, как говорится, накипело.

Ветераны десятилетиями стоят в очереди на получение квартир. Однако даже получив их, сталкиваются с новыми проблемами. С 2021 года не могут приватизировать жилье, которое получили. Невозможность приватизации делает их уязвимыми перед различными административными и юридическими сложностями. Ограничивает, лишает стабильности и уверенности в будущем.

– Я 30 лет простоял в очереди на квартиру. Прошла жизнь, прежде чем у меня появилась своя крыша над головой. Казалось, можно успокоиться, но теперь у меня другая проблема: мне не дают ее приватизировать. Получается, все те, кто обрёл жилье после 2021 года, живут с полной неуверенностью в завтрашнем дне, – говорит Олег Пиманов. – Квартиры не являются частной собственностью.

Ветераны с болью в сердце говорят, что не ощущают поддержку и внимание со стороны государства, хотя в прошлом году они все-таки смогли добиться права на бесплатный проезд в общественном транспорте.

– В Астане, в Алматы ветераны давно имели такие льготы, нам пришлось на это потратить годы. То есть получается, что ветераны разных регионов Казахстана имеют разные права и разные льготы. Так быть не должно, необходимо уравнять. На деле сейчас ветераны в Атырау каждый месяц получают по 60 тысяч тенге, мы только 22 тысячи. Им начисляют из республиканского бюджета, а также регионального. Мы получаем только с республиканского. Неужели наша область такая бедная, что не может себе это позволить? Кроме того, у всех участников боевых действий есть возможность один раз в год, а совершить бесплатный перелет, кроме ветеранов ЗКО. У нас нет такого права. Почему нас так обидели, или мы не заслужили?

Несмотря на все сложности, сами афганцы занимают активную гражданскую позицию, занимаются военно-патриотическим воспитанием молодежи. При том, что условий для этого у них тоже нет.

– У нас нет ни офиса, ни помещения, где мы могли бы заниматься с детьми. О каком военно-патриотическом воспитании тогда стоит говорить, – задаются вопросом ветераны. – Разве парни будут стремиться служить в армии?

Рахимберли Абдыкаримов ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, воин-интернационалист. Он считает, что вопросы патриотического воспитания молодежи должны решаться на уровне государства.

– Почему в Казахстане не создано ни одного достойного фильма о мужестве и отваге казахстанских солдат в Афганистане? 22 тысячи казахстанских солдат прошли через Афганистан. Почему не создано ни одного фильма о воинах-ликвидаторах на Чернобыльской АЭС? 31 743 казахстанских воина-ликвидатора прошли через Чернобыль и ежедневно совершали самоотверженный подвиг по спасению людей и всей планеты.

Когда говорят о воспитании казахстанского патриотизма среди молодёжи, хочется сказать, что его надо воспитывать не только словами, не только встречами ветеранов с молодёжью. Нужны фильмы, в которых бы показывали, как казахстанские солдаты проявляли мужество, отвагу, храбрость и стойкость, – говорит он. – Мы также считаем, что все государственные служащие, прежде чем занять какую-то должность обязаны отслужить срочную военную службу. Никакие ВТШ, в Казахстане не должны засчитываться как военная служба. ВТШ могут быть курсами повышения военной квалификации. Например, сотрудник государственных органов, отслужил срочную военную службу в звании сержанта. Но у него есть желание получить воинское звание старшего сержанта. Этот сотрудник оплачивает обучение в ВТШ и проходит обучение. Также можно в ВТШ повышать военную специальность. Например, уволился из армии радистом третьего класса, а на курсах в ВТШ можно получить военную специальность радиста второго или первого класса. ВТШ в обязательном порядке должны быть только как курсы повышения военной квалификации.

И, конечно, никаких сексуальных меншинств быть в армии не должно.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top