Живорыбный садок

9 августа 2018
0
904

Как осваивались рыбные богатства Урало-Каспия

(Продолжение. Начало в № 2931)

В годы перестройки распространилось мнение о «плохих колхозах» и соответственно «лентяях-колхозниках». А вот на цивилизованном Западе якобы кругом одни фермерские хозяйства, на которых в поте лица пашут трудяги-фермеры. И многие верили этой либерально-демократической болтовне.

И невдомёк критикам колхозного строя, что в начале 1990-х в Приуралье побывал не фермер, как его представляли, а работник голландской агрофирмы «Агрикола». Что в той же Голландии все земли ГОСУДАРСТВЕННЫЕ, а балом там правят вовсе не фермеры, а крупные агрофирмы.

Сильный госсектор в сельском хозяйстве западных стран – явление довольно распространённое: идею коллективных хозяйств Запад позаимствовал у Советского Союза. Любопытно, что в те же 90-е доведённые до отчаяния американские фермеры устраивали марши протеста на Вашингтон, требуя решить их материально-финансовые проблемы. Не случайно в США и некоторых странах Западной Европы фермерские хозяйства дотируются государством.

Если бы не самоотверженная работа рыболовецких коллективных хозяйств (в том числе на Каспии!) накануне Великой Отечественной войны, страна могла вообще оказаться без рыбных продуктов. Именно победа колхозного строя обеспечила Северный Прикаспий мощной рыболовецкой базой.

Рыбопромышленная революция

Чётко обозначилось разделение функций между государственной рыбной промышленностью и рыболовецкой колхозной системой. Последняя теперь все силы и средства могла сосредоточить на организации и техническом совершенствовании рыболовства.

Холодильников к началу 1930-х годов ещё не знали, и лёд обходился дороже самой дорогой рыбы, так как в условиях невыносимого зноя требовались большие затраты на её хранение. Отличное белужье мясо и осетрина, сазан, лещ, вобла и судак, жерех и белорыбица – всё это обычно засаливалось или сохло от передержки на солнце, или портилось в бочках, а затем выбрасывалось. Но всё равно немало рыбы шло в продажу, ведь Каспий, особенно его северо-восточная часть, в то время действительно напоминал бездонный живорыбный садок.

И вот свершилось: весной 1931 года в Гурьеве построили холодильник с производственной мощностью 150 000 центнеров рыбы-сырца в год. Строительству, как пишет Султан Ужкенов со ссылкой на партархив Гурьевского обкома партии, «активно помогали предприятия города. Они выделяли не только рабочих, но и строительные материалы. В результате сооружение холодильника закончили в намеченные сроки. 15 мая 1931 года приёмная госкомиссия Волго-Каспийского госрыбтреста приняла новостройку в эксплуатацию. Вступили в действие камеры холодильника с сухой и мокрой морозилкой, электрический подъёмник, машинное здание с оборудованием и дизелем на 150 лошадиных сил» (С. Ужкенов, «Каспий – край рыбацкой славы», Алма-Ата, «Казахстан», 1987 г., стр. 76).

Яркой страницей в становлении рыбной промышленности региона стала помощь людьми и транспортом Российской Федерации и других республик СССР. Это способствовало увеличению вывоза рыбы для обработки на других предприятиях, сократило случаи порчи рыбных товаров: в бассейне ещё в достаточной мере не успели создать обрабатывающие заводы.

Ужкенов приводит в связи с этим конкретные примеры. В частности, для вывоза товаров с промыслов казахстанского побережья Каспия в конце января 1931 года из Астраханской области прибыло 1500 подвод. Рабочие Астрахани сами привезли лесоматериалов на 50 000 ящиков в Гурьевский и Денгизский районы.

На помощь в реконструкции рыбной промышленности ЦК ВКП (б) и правительство в начале мая 1931-го направили в Гурьев народного комиссара снабжения СССР Анастаса Ивановича Микояна. Его приезд ускорил дело.

9 мая на расширенном заседании бюро Гурьевского райкома партии обсуждены вопросы хода весенней путины и перспективы дальнейшего развития рыбной промышленности Урало-Каспия, намечены конкретные меры.

Микоян Анастас Иванович

В своём выступлении Микоян, как говорится, резал правду-матку в глаза:

«Экономические возможности Гурьевского района, Урала и казахского побережья Каспийского моря недооценивались. Капиталовложения в рыбную промышленность по Гурьевскому району не соответствуют удельному весу этого района по добыче рыбы…»

Вот тебе раз. Куда же смотрели планово-финансовые органы? Оказывается, никуда. Они находились в плену прежних представлений. Вот что заметил далее по этому поводу Анастас Микоян:

«Гурьевские кустарные промыслы, дающие по 27 000 центнеров рыбы каждый, считаются «подсобными» промыслами, а астраханские промыслы, дающие по 7000-10 000 центнеров, считаются основными. Что это за порядок такой? Неверна такая постановка. Надо в корне перестроить рыбное хозяйство. Гурьев, дающий миллион центнеров рыбы, не может быть «подсобным» промыслом. Рыбная промышленность Гурьевского района должна иметь своё лицо».

Анастас Иванович предложил открыть в Гурьеве рыбопромышленный техникум. По предложению Микояна принято решение ходатайствовать перед ЦК ВКП (б) и Советским правительством о срочной постройке в Гурьеве мощного рыбоконсервного комбината.

Вот вам и роль личности в истории. Микоян как опытнейший хозяйственный организатор из знаменитой команды «людей из стали», сподвижников И. Сталина, моментально сориентировался в ситуации и высказал ряд важнейших предложений стратегического для региона характера. И вот результат.

На основании приказа Народного комиссариата снабжения СССР от 15 сентября 1931 года из состава Волго-Каспийского рыбтреста выделен в самостоятельную единицу Урало-Каспийский госрыбтрест (УКтрест) с дислокацией управления в Гурьеве.

В его состав вошли 50 производственных единиц. В том числе 45 добывающих и рыбопромышленных предприятий по восточному побережью Каспийского моря, 10 плавучих заводов – Гурьевский, Будёновский и рыбозаводы, относившиеся ранее к Астрахани; Краснорыбный комбинат в Астрахани, Гурьевский холодильник, транспортное управление, две ремонтные базы.

«Я знаю: город будет…»

29 сентября 1931 года партия и правительство СССР принимают постановление «О развитии мясной и консервной промышленности». В нём отмечались серьёзные просчёты и нерешённые проблемы в строительстве холодильников и консервных заводов. Их явно не хватало! Решено построить в стране 69 консервных комбинатов, береговых и плавучих заводов общей мощностью 327 миллионов условных банок за смену. Наметили также построить и Гурьевский рыбоконсервный комбинат, который должен стать вторым по масштабам в Союзе!

Но и это не всё. В северной части Каспия запланировали построить 8 береговых консервных заводов, в том числе на Мангышлаке, а также 16 плавзаводов.

И вот 4 октября 1931 года, в знаменательный день 11-й годовщины образования Казахстана, состоялась торжественная закладка фундамента будущего Гурьевского комбината. Долго выбирать место не пришлось: кругом болота, поэтому фундамент будущего предприятия заложили на пустынном берегу Урала, в семи километрах от Гурьева. Как тут не вспомнить знаменитые строки Владимира Маяковского: «Я знаю: город будет, я знаю: саду цвесть, когда такие люди в стране советской есть!»

В начале гигантской для края стройки не хватало стройматериалов, техники, кадров. Султан Ужкенов приводит очень характерные воспоминания местного партийного активиста Н. Холошнюка:

«Трудно нам приходилось в ту пору. Гурьев был отрезан почти от всего мира. Единственная связь – морем через Астрахань. Оттуда завозились все строительные материалы, механизация была – кирка да лопата. Подъёмными механизмами – треноги, домкраты и лебёдки.

Основная масса рабочих – малограмотные, неквалифицированные люди и по мере того как рос комбинат, росли и люди. Сюда приехали посланцы партии, специалисты из Российской Федеративной республики. Они передавали свой опыт, знания и сыграли большую роль в формировании коллектива» (газета «Прикаспийская коммуна», 1983 г., 1 ноября).

На строительство Гурьевского комбината мобилизовали население ближайших населённых пунктов. Если в начале стройки на Комбинатстрое трудились 450 человек, то в 1932 году – уже 1098. Значительно улучшилось снабжение стройматериалами и транспортными средствами.

Уже к 6 ноября 1933 года, в день 16-й годовщины Октябрьской революции, строительство завершилось. В этот же день рыба пошла по конвейеру на консервный завод. За каких-то пару месяцев до Нового года предприятие выпустило 2 013 000 банок консервов – фантастический результат, учитывая тяжелейшие условия и проблемы, сопровождавшие стройку.

С 1 января 1934 года в состав Гурьевского рыбоконсервного комбината вошли все рыбозаводы по реке Урал. За ударную и образцовую работу коллективу предприятия вручили переходящее Красное знамя Народных Комиссаров Казахстана.

(Продолжение следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top