Живорыбный садок

2 августа 2018
0
86

Как осваивались рыбные богатства Урало-Каспия

(Продолжение. Начало в № 2930)

Рыбная биржа, Астрахань

 

В Постановлении Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Совета рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов от 30 июня 1921 года «О местных экономических совещаниях и их отчётности и руководстве наказом СНК и СТО» указывалось:

«…Отсталой России, которая вынесла не только империалистическую войну, но и три с лишним года гражданской войны, навязанной рабочим и крестьянам помещиками и капиталистами при помощи всемирной буржуазии, приходится с неизмеримо большими трудностями восстанавливать своё хозяйство. Неурожай 1920 года, бескормица и падёж скота сделали положение крестьянского хозяйства невыносимо тяжёлым» («Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917-1967 гг.), Москва, 1967, т.1, стр. 238). Особенно пострадала рыбная промышленность – традиционная отрасль хозяйства края, дававшая в довоенное время до 2 000 000 пудов рыбы.

Национализация

Совнарком РСФСР принимает решительные меры по исправлению ситуации. В августе 1918 года для восстановления рыбной промышленности Каспийского бассейна в Астрахань в качестве чрезвычайного уполномоченного Совнаркома и Совета Труда и Обороны (СТО) направляется крупный организатор промышленности Иван Бабкин.

Приехав в Астрахань, он горячо берётся за дело. 14 февраля 1920 года издаётся приказ о создании Урало-Эмбенского управления по организации и руководству рыбным и тюленьим промыслами с центром в Гурьеве и подчинением его Волго-Каспийскому государственному рыбтресту, находящемуся в Астрахани. С этого и началось возрождение промышленности Урало-Каспийского бассейна.

Первым председателем управления стал коммунист, активный участник борьбы за установление Советской власти в Северном Прикаспии П. Батов.
15 марта 1920 года рыбное управление объявило о национализации рыбной промышленности Урало-Каспийского бассейна в соответствии с декретом Совета народных комиссаров от 28 июня 1918 года.

В приказе говорилось: «Со дня опубликования сего приказа все промыслы по побережью Каспийского моря от Богатинского до Мёртвого Култука и по реке Урал от устья до станицы Калмыковской объявляются национализированными и со всем движимым и недвижимым имуществом, инвентарём, материалами, товарами, деньгами и прочим имуществом переходят в ведение управления».

Следующая часть приказа касается флота. Первым объявляется национализированным движимое имущество – баркасы «Павел», «Работник», обслуживающие рыбные промыслы Гордеева, Сапегина; моторные рыбницы «Слава», «Не тронь меня», «Мечта», принадлежавшие промышленникам Смирнову, Шляхову; пароходы, обслуживающие непосредственно рыбные промыслы Уральского казачьего войска – «Оля», «Лебедь», «Забурунье», «Уралец»; 137 рыбниц грузоподъёмностью от 800 до 1500 пудов и т. д.

Такие очень любопытные данные привёл уже упоминавшийся исследователь Султан Ужкенов в своей книге
«Каспий – край рыбацкой славы» (Алма-Ата, «Казахстан», 1987 год, стр. 34).

На помощь Уральску

Во время работы над книгой «Река нашей жизни» автору этих строк удалось установить, что ещё до переброски в начале 1920-х годов на Урал судов с Волги по Уралу уже осуществлялись речные перевозки с использованием урало-каспийских судов.

Уральску угрожала опасность остановки мельниц, железной дороги, мастерских. Газета «Яицкая воля» от 20 марта 1918 года сообщала, что войсковой съезд положительно рассмотрел вопрос о перевозках различных грузов на линии Уральск – Гурьев:

«Было заслушано ходатайство торгового дома Брысина о разрешении допуска по Уралу с открытием навигации мотолодки «Слава», которая доставит из Гурьева в Уральск солёную рыбу, нефть, керосин и бензин, а из Уральска в Гурьев – хлеб. Съезд, имея в виду аналогичные ходатайства от различных обществ, постановил: во время навигации движение пароходов и моторных судов с грузами первой необходимости допустить каждый раз с разрешения войскового правительства».

Устанавливался график движения судов. Так, мотолодке «Слава», а судя по количеству перевозимого груза – хорошему пароходу, предписывалось закончить рейс к 25 маю. Сколько же судов находилось в распоряжении Войскового правительства?

В источниках идёт речь главным образом о караванах судов. Если иметь в виду только те суда, которые указаны в документах – «Уралка», «Слава», «Котлым», «Вогул», «Чайка», «Уралец», «Оля», «Лебедь», «Забурунье» и сделать скидку на то, что треть их использовалась преимущественно на Каспийском море, то общее количество флота можно оценить в 15-20 единиц (вместе с баржами). При этом не учитываются мелкие парусные и моторные суда, которых на Урале и Каспии накануне Октябрьской революции имелось свыше 700.

Регулярное судоходство на Урале открылось в 1925 году, когда в апреле начало действовать Уральское Агентство Волжского госпароходства. Но и до этого грузовые и, возможно, пассажирские перевозки по реке осуществляли оренбургское купеческое акционерное общество (1879 г.), уральские купцы Ванюшины (1880 г.), выходцы из Финляндии братья Лайхия (1916 г.) и Войсковое правительство. Причём для этого казаками использовались и суда, прежде занятые на рыбных промыслах Урало-Каспия.

Гурьев. 1924 год

Ленинским курсом

Благодаря переходу земель и вод в государственную собственность стало возможным создание трудовых коопераций рыбаков, колхозов.

С огромным трудом собрав остатки уцелевшего от расхищения имущества, к началу первой советской путины удалось подготовить к работе 28 промыслов. Не менее важной задачей стало их снабжение необходимым количеством соли. Выход нашли, организовав добычу в Индере и других местных соляных озёрах.

Приказом чрезвычайного уполномоченного Совнаркома, Совета труда и Обороны И. Бабкина от 1 декабря 1920 года и Народного комиссара продовольствия РСФСР от 11 января 1921 года Урало-Эмбенское районное управление рыбным и тюленьим промыслами реорганизуется в областное с нахождением в Гурьеве.

В ведение нового органа вошли река Урал от Орска до впадения в Каспийское море, его северо-восточное и северное побережье. Председателем Областьрыбы назначили уполномоченного Главрыбы А. Соколова.

Восстановление и создание рыбного хозяйства на берегах Урала и прилегающих участках Каспийского моря постоянно находились в поле зрения В.Ленина. Несмотря на большую занятость, он внимательно следил за ходом каждой рыбной путины в регионе. При непосредственном участии Ленина решались многие вопросы снабжения рыбной промышленности, промыслов оборудованием, топливом, продовольствием, промтоварами, выделялись суда для вывоза рыбы.

Колхоз – дело тонкое

Не всё, однако, шло гладко по части колхозного движения.

Как пишет С. Ужкенов, «в начале 1930 года колхозному движению пришлось пережить серьёзные испытания, преодолеть большие трудности. В практике ряда районов казахстанского побережья Каспия, как это наблюдалось в других местах нашей страны, некоторые руководители вместо широкой разъяснительной работы стали применять администрирование, нарушать ленинский принцип добровольности… Созданные путём администрирования колхозы распадались, из них начали выходить середняки» (стр. 58).

Однако после массированной разъяснительной работы положение стабилизировалось, а затем количество колхозов вновь начало расти. Произошло это во многом потому, что коммунисты простым и доходчивым языком на местах и в газетах «Рабочая правда» и «Жумыскер» рассказали о ленинском кооперативном плане, сущности коллективизации.

Между тем международное положение в середине и особенно в конце 1930-х годов обострилось до предела. Шло интенсивное перевооружение Красной Армии, война стала только делом времени. В такой обстановке правительство СССР и Казахской ССР уделяют развитию рыбной промышленности повышенное внимание. Они отмечали, что «возросшая роль рыбных продуктов в продовольственном снабжении страны ставит рыбную проблему в питании по её значению наряду с зерновой и мясной».

Для этого необходима дальнейшая реконструкция рыбной промышленности. На эти цели выделяется 947,5 миллиона рублей.
Победа колхозного строя в рыболовецких хозяйствах способствовала резкому росту уловов. Удельный вес Казахской ССР в общесоюзном улове увеличился с 9,4% в 1928 году до почти 16% в 1935-м. Происходило это в основном за счёт добычи в Урало-Каспийском бассейне.

(Продолжение следует)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top