Загадочная Аляска

29 ноября 2018
0
517

(Окончание. Начало в № 47)

Про Аляску мы знали из произведений Джека Лондона и были буквально влюблены и в него самого, и в его героев. А те, кто не читал, считали, что это всего лишь теплая куртка с меховым капюшоном. Но далекая и таинственная, прекрасная и суровая Аляска никогда не ассоциировалась с Россией, это уже потом я узнала, что открыли и осваивали ее русские первопроходцы и купцы. Не знала, что Ситка, самый большой город на Аляске из рассказов Джека Лондона – это бывший русский Новоархангельск. И остались в памяти реки Юкон и Клондайк, ручей Эльдорадо, городок золотоискателей Доусон, мужественные герои, которые в нечеловеческих условиях, добывали золотой песок, чтобы потом, совсем по-русски, просадить его в тавернах – Ситка Чарли, Смок и Малыш, Майкл, брат Джерри. Есть у Лондона еще один образ – чистое, холодное и безжалостное Белое безмолвие.

Передача Аляски Америке

«Стремясь к округлению своих владений»

Многие до сих пор не понимают: какая была необходимость продавать Аляску? Ведь догадывались, что там есть золото и еще много чего полезного, а все равно продали. Что это – глупость, предательство? Но Александра Второго, во время правления которого была заключена эта сделка, ни дураком, ни, тем более, предателем, не назовешь. Тогда почему?

Ответ на этот вопрос отчасти дает письмо брата царя, великого князя Константина Романова министру иностранных дел Горчакову, в котором он, в частности, пишет: «Мне пришла в голову мысль, что нам следовало бы воспользоваться избытком в настоящее время денег в казне Соединенных Северо-Американских Штатов и продать им наши Северо-Американские колонии. Продажа эта была бы весьма своевременна, ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты, стремясь постоянно к округлению своих владений и желая господствовать нераздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии, и мы не будем в состоянии воротить их. Между тем, эти колонии приносят нам весьма мало пользы, и потеря их была бы не слишком чувствительна».

Это письмо было написано за десять лет до заключения сделки – в апреле 1857 года. То есть, решение принималось не скоропалительно. Вообще, Константина Романова, главу морского штаба России, современники называли «генерал – адмирал – либерал». До этого Аляску пытались продать англичанам во время Крымской войны – опасались, что Великобритания, обладавшая мощным морским флотом, возьмет ее даром.

На этот раз заинтересовались в Вашингтоне, а в России задумались: сосед у Русской Америки очень опасный, постоянно «округляющий» (по выражению Великого князя) свои территории. Наполеон продал США Луизиану, когда ему намекнули – «не продашь – возьмем даром». И «маленький генерал» уступил огромную территорию (по территории – двенадцать нынешних центральных штатов) за пятнадцать миллионов долларов. Таким же образом Мексика была вынуждена уступить сильному и настойчивому покупателю за пятнадцать миллионов долларов Калифорнию. Купля состоялась после того, как у Мексики силой был отнят Техас.

В общем, это было не «округление», а экспансия, и государственные деятели США не стеснялись это слово произносить. В стране царило опьянение непрерывным расширением
территорий, был провозглашен лозунг: «Америка – для американцев».

Пусть русские строят – все равно наше будет

Таков был смысл провозглашенной доктрины Монро (Джеймс Монро – президент США, провозгласивший свою доктрину в 1823 году). Госсекретарь США Уильям Сьюард произнес перед конгрессом речь, в которой были такие слова: «Стоя здесь (в Миннесоте – Н.С.) и обращая взор к Северо-Западу, я вижу русского, который озабочен строительством гаваней, поселений и укреплений на оконечности этого континента как аванпостов Санкт-Петербурга, и я могу сказать: «Продолжай и строй свои аванпосты вдоль всего побережья, вплоть даже до Ледовитого океана – они, тем не менее, станут аванпостами моей собственной страны – монументами цивилизации Соединенных Штатов на Северо-Западе».

Максутов Дмитрий Петрович, последний губернатор АляскиВеликий князь Константин понимал, что дальнейшее «округление» и расширение количества штатов неизбежно коснется русской колонии и настаивал: надо продать, иначе отнимут. Его консервативный брат царь Александр тоже все понимал, но колебался – расстаться с территорией, открытой русскими, почитавшейся «царевой гордостью», было непросто.

В то время отношения России и Штатов были очень даже дружескими. В конце концов именно Россия первой признала новую страну. Во время Крымской войны Соединенные Штаты открыто заявили о своих дружеских отношениях с Россией. Они активизировали торговлю, поставляя оружие и снаряжение воюющей армии. Готовы были послать добровольцев и сообщали о продвижении кораблей неприятеля. Россия эту поддержку не позабыла. Во время войны Севера с Югом, когда решалась судьба неделимости Штатов, Россия была единственной крупной державой, заинтересованной в целостности страны. Визиты русских кораблей в США и американских в Санкт-Петербург сопровождались ликованием людей.

В 1866 году американским морякам были оказаны высшие почести в Петербурге, они посетили Москву, Нижний Новгород, Кострому, Тверь, и все слои общества восторженно приветствовали дружеское единение России и Соединенных Штатов. Газеты были полны прочувствованных статей о естественности «далекой близости». Вот цитаты из московских газет того времени: «Из всех стран на земле наиболее популярными в России остаются Соединенные Штаты. Между русскими и американцами никогда не было ни антипатии, ни серьезного столкновения интересов, и только от России США неизменно слышали слова симпатии и дружбы».

«Иначе вопрос решится завоеванием»

Никакой видимой угрозы Аляске не было. Но российские политики понимали, с кем имеют дело. И потому решили – надо продавать, пока не отобрали. Победила точка зрения Константина: «продать заблаговременно и дружелюбно, иначе вопрос решится завоеванием».

Учитывалось то, что за 125 лет со времени открытия Аляски огромная территория была практически не освоена. Очень редкие населенные пункты, фактории, зверобойные базы располагались только по побережью и в нескольких точках по течению Юкона. Проникновение внутрь континента, во избежание стычек с индейцами, колонистам было запрещено. Общая численность русского населения здесь колебалась от шестисот до восьмисот человек. Пушной промысел шел на убыль. Чтобы как-то устоять на ногах, акционерная компания, выполнявшая на Аляске роль и эконома, и администратора, и стража Русской Америки, стала продавать в Сан-Франциско даже аляскинский лед (холодильников тогда не было). Концы с концами у компании перестали сходиться. На содержание территории нужны были государственные дотации. Аляска требовала огромных вложений, а Россия была и морально, и материально измотана Крымской войной.

Продажа Аляски обещала как-то пополнить казну. Но главной причиной продажи была уязвимость колонии. Защитить огромную территорию от внешних вторжений Россия не в состоянии. Внутри тоже не все гладко. Алеуты сотрудничали с русскими поселенцами, перенимая их образ жизни. Племена же индейцев жили с русскими в состоянии «холодной войны». Подстрекали их английские и американские торговцы. Они продавали индейцам оружие и толкали к вооруженным нападениям на русские поселения. В удаленной от побережья части Аляски на Верхнем Юконе, проникнув со стороны Канады, англичане в 1847 году учредили факторию. И русские с этим вторжением были вынуждены мириться. Прибрежные воды Аляски кишели китобойными кораблями разных держав. И с ними колония тоже не могла справиться. Международное право признало ее собственностью лишь полоску воды «на расстоянии пушечного выстрела от берега». И китобои вели себя, как бандиты, лишая аляскинских эскимосов главного средства к существованию. Жалобы в дружественный Вашингтон – «уймите своих флибустьеров» – цели не достигали. Письма шли долго, а ответы не обнадеживали.

Уильям Генри Сьюард (1801-1872) – 24-й госсекретарь США в 1861-1869«Мы не можем ничего с ними сделать. Ищите средства их отогнать». О золоте, открытом к этому времени на Аляске, помня о «калифорнийской горячке», русские благоразумно помалкивали, знали: никакая сила не способна сдержать лихорадку золотоискательства.

Вопрос был решенным. В присутствии пяти человек «особого заседания» 28 декабря 1866 года царь подписал документ о продаже Аляски. Все делалось втайне: продажа Аляски была для России делом отнюдь не почетным. И был еще один деликатный момент: Соединенные Штаты, еще не пришедшие в себя от гражданской войны, в данный момент о подобной покупке не помышляли.

Но госсекретарь США Уильям Сьюард, который уже давно говорил о неизбежности присоединения Аляски, был чрезвычайно рад этому предложению. Испросили мнение президента, утрясли цену. И в Петербург по только что открытому телеграфу послали телеграмму, стоившую десять тысяч долларов – такой дорогой была тогда эта связь.

Согласие Петербурга на условия США получили поздно вечером, но, горевший нетерпением Сьюард послал курьеров – собрать работников госдепартамента. Работали ночью. К четырем часам утра 30 марта 1867 года договор был переписан, подписан, скреплен печатями. По американским законам, его теперь должны утвердить сенат и конгресс. Объявили за покупку и плату – 7 миллионов 200 тысяч долларов.

Это ничтожная сумма за громадное приобретение. И хотя доллары того времени были намного тяжелее нынешних денег, все равно Аляска продана за бесценок. Только одного золота в ней добыли в тысячи раз больше той суммы, что уплачена при покупке. За один только час в 1988 году у берегов полуострова поймано рыбы на сумму, превышающую плату при покупке Аляски.

«Ящик со льдом» оказался с золотом

Конечно, продажа с позиций нынешних выглядит неким абсурдом. Но все, происходившее в прошлом, надо рассматривать не с позиции сегодняшнего дня, а в контексте существовавших ценностей и обстоятельств. И приговор: головотяпство, совершенное вопреки здравому смыслу, нельзя считать справедливым.

В американском сенате тоже были недовольны: «платим деньги за ящик со льдом», называли покупку «глупостью Сьюарда», а в конгрессе и вовсе дело застопорилось. Пришлось давать взятки. Давали редакторам за поддержку в газетах, политиканам за речи в конгрессе. Больше ста тысяч списано Петербургом по тайной статье расходов «на дела, известные императору». Двадцать пять тысяч пожаловано посланнику, за труды.

Именем Сьюарда на Аляске названы полуостров и город. В продаже доблести не было. Героем был покупатель.

Мир реагировал по-разному. Штаты были довольны, хотя еще не могли по достоинству оценить громадный «довесок» к своей территории, потенциальное богатство края заслонял образ «ящика со льдом». Недруги России злорадствовали – продажа Аляски была признанием слабости. Англичане огорчились: их владения попадали в тиски между новой северной территорией и «нижними» штатами США.

В русских столицах общественность глухо роптала – «не амбар продан!». Но широкой огласки «непочетное дело» не получило. И тогда же появилась легенда: Аляска продана, но не навечно, а только на 99 лет. Правительство эту легенду не отвергло, и дожила эта вера до наших дней.

На Аляску весть о продаже ее дошла лишь в мае 1867 года. Для обитателей Русской Америки новость горькая и неожиданная. Губернатор колонии Дмитрий Петрович Максутов «пришел в бешенство». Как личное горе приняли эту весть все, чья жизнь была связана с освоением территории. Сто двадцать шесть лет прошло с года открытия этой части Америки. Карта громадного края пестрела именами русских землепроходцев, моряков и правителей. И теперь вдруг все становилось чужим. Легко представить, каким тут было «эвакуационное лето». Спешно и за бесценок губернатор продавал новым владельцам Аляски несколько небольших кораблей, лодки, недвижимость, меха, табак, продовольствие. Официальная передача колонии в новые руки состоялась 18 октября 1867 года. Площадь перед замком губернатора в Новоархангельске заполнили прибывшие с разных мест колонисты, русские и американские солдаты. Были тут речи, стрельба из пушек, с высокой мачты спустили российский и подняли американский флаг. «Перегоревший» к тому времени губернатор Максутов «наблюдал церемонию с отстраненным спокойствием, его молодая жена принцесса Мария Максутова смахивала платком слезы».

Чек на 7,2 млн. долларов США, предъявленный для оплаты покупки Аляски. Сумма чека примерно эквивалентна 123,5 млн. долларов США 2017 года

Людям предложили: кто хочет оставаться тут – оставайтесь, кто не хочет – готовьтесь к отплытию. Всего в колонии русских на тот момент было 823 человека. 90 из них пожелали остаться. Но когда состоявший из разного сброда гарнизон американских солдат начал бесчинствовать, некоторые из желавших поначалу остаться поспешили на последний корабль.

В «нижних» штатах об Аляске скоро забыли. И тридцать лет ее как будто и не было. Заговорили об Аляске – громко и на всех языках, когда началась «золотая лихорадка».

С тех пор у этого края прочная репутация очень богатой и живописной земли. 18 октября здесь отмечается День Аляски. В Ситке праздник проходит особо торжественно. На костюмированном представлении обязательно присутствует «русский губернатор с принцессой», палят пушки, спускается русский и поднимается американский флаг.

И если кому-то посчастливится побывать в этом удивительном крае, он увидит в аляскинском небе купола российских церквей и, может быть, даже услышит там русскую речь. А американские туристы, узнав «рашен», скажут «спасибо».

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top