Загадочная Аляска

22 ноября 2018
0
560

Американский журналист Майкл Бом – «звезда» российских политических шоу и любимчик российской публики. Во-первых, он не такой оголтелый русофоб, как например, бесноватые представители восточной Европы и ближайшие соседи России. Во-вторых, он коллекционирует русские пословицы и поговорки, часто, правда, употребляя их невпопад, но все равно приятно. В-третьих, он уже почти получил российский паспорт (американцам это сделать проще, чем русским), женат на русской девушке и растит в Москве дочку. В общем, не янки, а просто душка.

Русское поселение на Аляске

Еще Майкл порой проявляет в этих программах трогательную наивность, а, может, просто косит под дурачка. Однажды, когда его спросили, зачем США бомбят и разрушают другие страны, Майкл прямо-таки на голубом глазу честно ответил: «Потому что можем». Мол, чего тут непонятного: не могли бы – не бомбили. А если можем, отчего же и не побомбить?

А еще как-то раз, когда он в очередной раз клеймил Россию за «аннексию» Крыма, за «оккупацию» Прибалтики, за «вмешательство» в их выборы, за «отравление» в Солсбери и за многое другое, ему сказали, типа, чья б корова мычала. И напомнили про сотни миллионов индейцев, уничтоженных его страной. Майкл присказку про корову внес в свою копилку, но сильно обиделся. И заявил буквально следующее: «Если бы мы не убили индейцев, то не было бы Америки». Такая прелесть, эта ковбойская непосредственность! Мол, вы что хотите – чтобы не было Америки? Но потом, видимо, опомнился и на следующем шоу заявил, что американцы никого не убивали, а убивали индейцев … русские.

Позже он разразился статьей, которая начинается с высказывания обиды: «Это редкий случай в любом политическом ток-шоу на российском ТВ, когда мои оппоненты не напоминают мне, как «американцы убили индейцев!» А во-первых, за 170 лет до образования самих США – когда «американцев» как таковых не было, строго говоря, – английские, голландские, испанские и французские поселенцы начали приезжать в Северную Америку и покорять там новые земли. Между прочим, русские поселенцы тоже покорили кусок – пусть маленький – этой Новой Америки. В 1812 году русские создали свою крепость «Форт-Росс» на западном берегу Америки (недалеко от Сан-Франциско), которая просуществовала до 1841 года.

Сколько бедных местных индейцев и русские убивали, чтобы покорить эту американскую землю? А сколько местных эскимосов русские поселенцы-«конкистадоры» убили, когда они покоряли Аляску в XVII, XVIII веках и начале XIX века?»

В общем, по логике Майкла, американцы никого не убивали, а спустились на разоренную европейцами и русскими землю не иначе, как с небес, либо, по примеру древних укров, выползли на сушу из океана.

Думаю, что это «открытие» американской «звезды» российских шоу скоро подхватят его русские коллеги и единомышленники, кои брызжут слюной ненависти к стране, в которой живут. То есть, к «аннексии» Крыма, «оккупации» Прибалтики, «отравлении» в Солсбери и еще множеству грязного вранья, которое эти доморощенные либералы выливают на голову россиян, добавится еще и этот пунктик – индейцев уничтожили русские! А кто же еще?

Только есть один непреложный факт: единственное место на Американском континенте, где до сих пор живут коренные народности – это Аляска и Калифорния. Потому что Аляска до 1887 года была российской, а не американской. А в ближайшей Калифорнии именно русские спасли индейцев от истребления испанцами.

Считается, что впервые Аляску обнаружила экспедиция Семена Дежнева в 1648 году. Позднее, в 1697 году, покоритель Камчатки Владимир Атласов, бывалый первопроходец, посетил еще неизведанные берега. На Камчатке он слышал, что с той стороны, по льду «приходят иноземцы», которые «говорят своим языком и приносят соболи». Вот только соболя «худые с полосатыми хвостами». Атласов не знал, что то были не соболи, а еноты, зверьки, неизвестные тогда в России.

Потом будут экспедиции Витуса Беринга и Михаила Гвоздева, прежде чем на Аляске будут основаны первые русские поселения.

Официальный Петербург выказал полное равнодушие к вопросу освоения новых земель за Беринговым проливом. Инициативу в этом деле взяли промысловики, которые сразу заинтересовались рассказом участников экспедиции Беринга об обширных лежбищах морского зверя.

В 1740-х годах российские торговцы и охотники установили тесные контакты с алеутами, что позволило им организовать не один десяток экспедиций вдоль побережья Аляски и на соседние острова. Промысловые походы финансировались исключительно частными компаниями сибирских купцов.

К 1770-м годам среди торговцев и заготовителей пушнины особое место занимал Григорий Шелихов. Во многом благодаря его неуёмной энергии в новых краях были обустроены постоянные русские владения. Составленные Шелиховым планы предусматривали построение улиц, парков, школ, библиотек. Но реализовать столь грандиозные замыслы было крайне сложно. Отдаленность промысловых районов вынуждала экспедиции затягиваться на шесть, а то и целых 10 лет. Кораблекрушения, голод, болезни, стычки с аборигенами или экипажами иностранных кораблей – все это ставило «российских Колумбов» на грань выживания.

В 1772 году на острове Уналашка было заложено первое российское торговое поселение, которое впоследствии станет главным портом империи в регионе и базой Российско-Американской Компании. В 1778 году эти места посетил Джеймс Кук, который подсчитал, что общее число русских промышленников, находившихся на Алеутских островах и в акватории Аляски, составляло около 500 человек. «За что аборигены съели Кука?»

В общем, купцы на пушнине богатели, и в правительстве стали задумываться о том, чтобы объединить промышлявшие на Аляске купеческие компании и подчинить их интересам государства. Так, в 1780 году секретарь Коммерцколлегии Михаил Чулков подал генерал-прокурору князю Александру Вяземскому соответствующий проект, согласно которому учреждаемая компания получила бы 30-летнюю монополию на промысел и торговлю на всем Тихоокеанском Севере. Но Екатерина II эту идею не поддержала.

Зато этой идеей загорелся Шелихов, который совместно с купцом Иваном Голиковым учредил объединение, ставившее своей целью не просто добычу пушнины на Аляске, а создание там постоянных поселений. При этом компаньоны добивались непосредственного патронажа иркутских губернаторов как над своей компанией, так и над основанными в Америке колониями.

Григорий Иванович ШелиховВ марте 1788 года Комиссия о коммерции, о плавании и торговле на Тихом океане ходатайствовала перед императрицей о льготах и государственной помощи, необходимых компании Шелихова–Голикова. В частности, компания просила содействие в предоставлении ей торгово-промысловой монополии как в уже освоенных районах, так и на вновь открываемых территориях сроком до 20 лет. Но ответ Екатерины был резко отрицательным.

А вот Павлу I, который все делал в пику своей матери, мысль об установлении монополии на пушной промысел в Новом Свете показалась конструктивной. По инициативе нового самодержца в 1799 году была сформирована Под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством Российская Американская компания (РАК), призванная заняться освоением Аляски и управлением этой территорией, а также представлять и защищать интересы России на Тихом океане.

Одним из основателей компании стал зять Шелихова Николай Резанов (известный нам по рок-опере «Юнона и Авось»). Возглавил РАК выходец из старинного рода купец Александр Баранов, который был помощником Шелихова еще с 1791 года. Этот беспримерно честный человек будет управлять Русской Америкой более двух десятилетий и контролировать многомиллионные суммы, но так и не наживет себе никакого состояния. В последующем в число акционеров РАК входили Александр I и великие князья, крупные государственные деятели и промышленники.

И русских, и американцев на Аляску привлекали каланы, шкурки которых вызвали на рынках Европы и Азии небывалый ажиотаж. В первой четверти XIX века прибыль РАК была баснословной, исчислялась миллионами. По свидетельству Баранова, в 1811 году доход от продажи шкур каланов составил 4,5 миллиона рублей – громадные по тем временам деньги. Большой спрос был и на шкуры морских выдр: с конца XVIII столетия до 20-х годов XIX века стоимость одной шкурки выросла со 100 до 300 рублей. Для сравнения, соболь стоил в 20 раз меньше. Кроме этого, немалый доход в казну РАК приносила добыча котиков, бобров, выдр, лисиц, песцов, медведей и моржовых клыков. Прибыльность РАК в лучшие годы доходила до 1000 процентов! Оклады морских офицеров -сотрудников РАК были в десять раз выше, чем на флоте. Вплоть до 1820-х годов прибыль компании позволяла ей самостоятельно осваивать территории.

С 1790-х годов на Аляске русские корабельные мастера начали развивать судостроение. В 1799-1821 годах в Новоархангельске (сегодня Ситка) были построены 15 кораблей, а в 1853 году здесь на воду спустили первый на Тихом океане пароход.

Некоторые российские эксперты предполагали, что на этой территории может быть золото. Это предположение подтвердится только в конце XIX столетия, и начнется «золотая лихорадка». Но русских на Аляске уже не будет.

Баранов не останавливался на освоении Аляски. В начале 1800-х он наладил торговлю с Гавайями. С далекого архипелага российские корабли везли соль, сандаловое дерево, тропические плоды, кофе, сахар. Как настоящий государственник Баранов планировал заселить Гавайи староверами-поморами из Архангельской губернии. Благо этому не мешали местные царьки, с которыми глава РАК нашел общий язык. Более того, туземцы настолько прониклись доверием к русскому посланцу, что запросили для жителей островов российское подданство.

Русские пошли еще дальше и уже присматривались к Маршалловым островам. Но Петербург в итоге охладил пыл промышленников и категорично отказался присоединять Гавайские и Маршалловы острова к империи.

Русские поселенцы Аляски относительно небольшой группой (примерно 800 человек) смогли освоить огромные земли побережья, добрались до Калифорнии и претендовали на Гавайи. Однако вглубь материка они так и не пошли, опасаясь столкновения с враждебными индейцами. Пожалуй, именно катастрофическая нехватка людей сыграла роковую роль в судьбе Русской Америки.

Первым, кто в высших кругах заговорил о продаже Аляски, был Николай Муравьев-Амурский, генерал-губернатор Восточной Сибири. В предоставленной в 1853 году Николаю I записке он изложил свои взгляды на проблемный регион.

Российские власти понимали, что Аляска требует огромных вложений. Но правительство не готово было идти на такие расходы. Другим серьезным аргументом в пользу отказа от Аляски был упадок пушного промысла, почти полное истребление каланов и сильное сокращение популяции морской выдры. Регион в скором времени грозил стать полностью дотационным.

РАК стала испытывать проблемы в обеспечении колонистов продовольствием и уже договаривалась с британской компанией о поставке продуктов питания.

Алеуты

От «лишних территорий» решено было избавиться, и 30 марта 1867 года в Вашингтоне подписан договор, по которому Россия уступала Аляску за 7 200 000 долларов золотом. Очень долго считалось, что Россия так и не получила означенной суммы. Однако не так давно в госархиве РФ найден документ, составленный сотрудником Министерства финансов в 1868 году. Вот его содержание:

«За уступленные Северо-Американским Штатам Российские владения в Северной Америке поступило от означенных Штатов 11 362 481 р. 94 коп.

Из числа 11 362 481 руб. 94 коп. израсходовано за границею на покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др. 10 972 238 р. 4 к. Остальные же 390 243 руб. 90 к. поступили наличными деньгами».

Получается, что Россия в определенной степени обеспечила деньгами от продажи Аляски строительство того, в чем более всего нуждалась, – дорог.

Что касается отношений русских с индейцами, то чего лукавить, столкновения, конечно, были. Ведь русские охотились на их животных, на их землях. Если с алеутами быстро нашли общий язык, то воинственное племя тлинкитов нападало на русские поселения. Американцы, стремясь вытеснить с Аляски российских промышленников, натравливали тлинкитов на конкурентов. Но никогда русские не нападали на индейские поселения, всегда пытались договориться с вождями и племенами.

200 лет назад Россия построила в Калифорнии Форт-Росс, где наши соотечественники спасли местное население от испанских колонизаторов. Уцелевшее индейское племя кошайя до сих пор с благодарностью это вспоминает.

Потомок последнего коменданта русской крепости Светлана Забаринская утверждает: «Злых отношений не было никогда. Все индейцы предпочитали иметь дело с русскими. Тем более, что русские выделяли общих детей от смешанных браков и самых талантливых отправляли учиться в Петербург».

(Окончание следует)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top