Вперед, на Ичку!

1 августа 2019
0
181

(Окончание. Начало в №№ 2930)

Несколько лет назад, когда Ичка еще не была заповедной зоной, местные жители любили устраивать здесь пикники, оставляя после себя мусор. Собралось его целые горы. Учитель биологии и географии Каменской средней школы имени Жаксыгулова Н. В. Вологин неоднократно вместе со своими учениками приходил сюда, чтобы убраться, а заодно показать детям редкие травы и цветы, которые здесь растут. Вологин со своими учениками наводил чистоту, а люди загаживали природу снова.

Легенды горы

Но больше всего гора пострадала от того, что ее использовали для строительных целей – добывали здесь песчаник и бутовый камень. Луговые травы на склонах вытаптывал и поедал скот. Со всех сторон к горе подходит пашня. Если прибавить к этому постоянно дующие сильные ветры и периодические засухи, то станет понятно, почему природному комплексу грозило исчезновение.

– Нужно было спасать гору. Ичку признали памятником природы областного значения, поставили охрану. Началась работа по очистке территории, всего за несколько дней вывезли несколько десятков КамАЗов с мусором. И теперь это чистая территория, – рассказывает егерь Нуржан Умиргалиев, который встречает нас у таблички, запрещающей въезд на гору на машинах.

Привычной скороговоркой он предупреждает, какой штраф ожидает тех, кто оставит здесь мусор или разведет костер.

По его словам, экскурсии ему приходится встречать довольно часто, особенно в летнее время. В прошлом году даже приезжали туристы из России. Нуржан – единственный егерь на территории в 175 гектаров, но со своими обязанностями справляется.

На склоне горы трепещет на ветру молодая осиновая роща. Эту рощу описывали еще первые путешественники много лет назад, ее уничтожали пожары, ломали бегущие с горы потоки воды, а она снова возрождалась. До того как Ичку в совсем недалекие по историческим меркам времена объявили памятником природы, ее уничтожил очередной пожар, и она снова возродилась. Поэтому древняя роща выглядит совсем молодо. По поверью, тот, кто через рощу пройдет, избавится от бед и всякой скверны. Но вряд ли найдутся такие смельчаки: роща внутри вся завалена сухими поваленными деревьями и буреломом. Одной искры достаточно, чтобы снова возник пожар.

Ичка – искаженное казахское Ешкитау – Козья гора. Вроде бы, в старые времена на горе водились дикие козы. Но, наверное, для любых коз это место привлекательно обилием трав и наличием пресной воды.

Об Ичке упоминает даже Словарь Брокгауза и Ефрона. «Ичка – самая высокая гора в этой области; она конической формы, подошва ее глинистая и сухая. Отсюда берет начало р. Деркул. На зап. стороне горы встречаются водоемы, сделанные калмыками, и ямы, которые в дождливое время наполняются водой. Вершина горы состоит из песчаника с окаменелостями девонской системы».

Вообще, с Ичкой связано много разных легенд. Якобы где-то здесь спрятан клад, который оставило то ли богатое племя, жившее здесь и бежавшее, спасаясь от врагов, то ли разбойники, обитающие на этих склонах.

Мне больше нравится легенда о примирении двух враждующих племен, живших на западном и восточном склонах горы. И примирил их родник, который спасал от жажды и тех, и других. Может быть, тот самый, из которого мы только что напились.

Мы поднимаемся по накатанной машинами дороге от места, откуда запрещен въезд на транспорте. Дорога огибает осиновую рощу и выводит на другую ее сторону. Подъем почти незаметен, но облака вдруг становятся так близко, что, кажется, их можно достать рукой. А если оглянуться, то вокруг простираются такие просторы, что захватывает дух. Но это еще не вершина Ички – за нее, если смотреть отсюда, облака вообще цепляются. Для степных жителей это зрелище кажется фантастическим – вот дойдем туда и тронем небо рукой!

С этой стороны осиновой рощи подъем немного круче, но наша, в основном, немолодая компания, растянувшись по дороге, преодолевает его довольно легко.

Нина Александровна Пустобаева при этом упорно пытается узнать от сопровождающего нас егеря точную высоту горы.

– По одним источникам – 249 метров над уровнем моря, по другим – 250, по третьим – 254. Почему такое разночтение? Неужели нельзя измерить точно?, – уточняет она параметры горы так, как будто та проходит кастинг на участие в конкурсе красоты.

– Кто ж ее измерит, она же гора, да еще и памятник, – произносит кто-то глубокомысленно известную фразу из фильма.

«Мы рождены в СССР!»

Наверное, только нас, жителей степных равнин, могут так волновать несколько метров высоты. Вполне возможно, что гора «сглаживается», ведь на ее вершине дуют такие ветры, да и вода уносит мягкую почву, в которой попадаются куски то ли сланца, то ли гранита или еще какой-то твердой породы. Я подобрала один такой кусок с очень острым концом – а может, это орудие труда или оружие древнего человека? Лет двадцать назад областной центр археологии производил здесь раскопки и обнаружил стоянки древних людей эпохи палеолита. Причем почти на поверхности было найдено большое количество каменных орудий – нуклеусов. Это как раз такие осколки камней, какой я подобрала. Закрепи этот кусок камня к какой-нибудь палке – крепче топора не сыщешь. Археологи предполагают, что здесь была мастерская древних людей по изготовлению орудий – природного материала для этого предостаточно.

Если выражаться научным языком, гора сложена осадочными породами – глинами с осыпями мела, песчанника и глинистого сланца. Вершина горы состоит из песчаника с окаменелостями. В нескольких километрах отсюда берет начало река Деркул. Ичка – вторая по высоте гора в нашей области и самая высокая точка на правобережье Урала. Поблизости находятся горы Глазистая, Деркул или, как ее еще называют, – Малая Ичка, Шишка.

На самой вершине Ички установлена большая доска из черного мрамора, на которой выбит текст на казахском языке: «Мы, делегаты второго областного туристического слёта «Великая дорога в будущее», оставляем завет пламенной молодежи 2018 года, как завещали наши предки молодым поколениям, держаться генеральной линии, понукая скакунов, крыльев не опуская, от необъятных алашских степей прийти к великой доле казахов. Посвящено 75-летию Таскалинского района. Памятник установлен молодежными объединениями ЗКО».

А сверху этого пафосного послания потомкам от «пламенной молодежи 2018 года», кто-то нацарапал отчаянное, из прошлого: «Мы рождены в СССР!».

Мы тоже рождены в СССР и потому с грустью смотрим на запад. Отсюда, с вершины, можно увидеть Россию. До границы три-четыре километра, но где кончается Казахстан и начинается Россия – не поймешь. Ничего нас не разделяет, даже эти горы, которые плавно перетекают своими волнистыми очертаниями из Казахстана в Россию и наоборот. И облака, плывущие туда и обратно. Плевать им на границы. И родник, который объединил когда-то здесь враждующие племена, у нас один – родная земля.

Западный склон Ички почти лишен растительности.

– Там был пожар? – спрашиваю егеря, указывая на темные склоны на западе.

– Это тень, солнце садится, – отвечает он.

Ну, прямо, по Пушкину: «На холмы Грузии легла ночная мгла».

До ночи еще далеко, но ведь такая тень может быть только в настоящих горах!

На самой высокой точке Ички еще, видимо, в советские годы установлен памятный знак из металлических реек, образующий большой конус, у которого все фотографируются. А рядом из земли торчит вросший в землю кусок рельса. Нагнувшись, разбираем выбитую на металле дату – 1887. Высшая точка горы была обозначена этим рельсом еще в XIX веке.

А куст шиповника поблизости весь обвязан разноцветными ленточками – чтобы еще раз сюда вернуться.

Вернуться хочется, еще даже не покинув это чудесное место. А еще лучше и вовсе его не покидать. Здесь так легко дышится, здесь так далеко видно, здесь такие теплые камни, огромные стрекозы, здесь тихо журчит родник и трепещет, о чем-то рассказывая, молодая и древняя осиновая роща, о которой писал еще путешественник Паллас. Здесь облака и небо совсем близко к человеку. Или наоборот – человек возвышается до облаков. Здесь биологи нашли более ста видов трав и более сорока из них занесены в Красную книгу. Здесь рай для живности, правда, мы видели только парящего над долиной орла, но егерь говорил, что на земле водятся не только зайцы и лисы, но даже кабаны.

Мы уходили с горы неохотно. Мы были там катастрофически мало. Мы даже не увидели заката.
Да, теперь на Ичке не устраивают стихийных пикников, но она нуждается в уходе. Заилен родник, завалена сухостоем осиновая роща. Да и хорошо накатанная дорога говорит, что заезжают если не на самую вершину, то до верхней стороны рощи на автомобилях. И пахотные земли подступают слишком близко к основанию горы. 250 метров охранной зоны вокруг подошвы Ички, наверное, маловато.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top