Воспарилась душа

12 апреля 2018
0
176

14 апреля Владиславу Митрофановичу Ирхину исполнилось бы 80 лет.

Как сегодня слышу его голос:Как сегодня слышу его голос:
А душа молода-молода!А душа, что ты с нею ни делай,
воспарит вдруг, Бог знает куда
легкокрылою девочкой белой.
Ах, какие пошли времена!
Я за ночь до того истоскуюсь:
не встаю – воскресаю от сна, 
встречу женщину – не налюбуюсь…

Читая стихи, он входил в образ настолько, что невозможно было отвести взгляд и слушать вполуха, все взвешенно, выстрадано. Удивляло, как можно проникнуть в душу, мысли, чувства, ощущения женщины и положить все это на стихи и музыку? Можно – талантливому человеку, коим был Владислав Митрофанович.

Не имел музыкального образования, но зачастую мелодии звучали у него в голове, и не в силах справиться с ними, свое чувствование и видение он передавал композиторам. Они понимали, записывали – так рождались новые мелодии и песни. Например, реквием «Кленовая ветвь» – для симфонического оркестра, хора, чтецов и певцов, романсы «О, безумства златые годы», «Петербургские тетради», в создании которых участвовал композитор Ашир Молдагаинов и которые с успехом прошли на сценах Уральска, Алматы, Санкт-Петербурга, Астрахани.

Поэт вдохновенно воспевал женскую красоту, не в том, общепринятом значении – блеска и лоска внешности, а в целом – женской сути, ее содержания, чувственности, высокого предназначения, неотъемлемой частью которых является Любовь. В этом он преуспел и, пожалуй, «перещеголял» многих поэтов, преподнеся тайные глубины взаимоотношения полов.

Когда ты вздрагиваешь подо мною
и затихаешь,
мне кажется, я обнимаю землю, 
а ты – только вывернутые губы ее.
Губы.
Обваливающиеся, как подмытый яр.
Губы. В которые, как в воронку 
песочных часов,
стекают века, 
чьи-то жизни, включая мою…

Это строки из его книги «Евангелие от Любви», до сих пор вызывающей споры, восхищение, отторжение, а кого-то и «коробящей» откровенностью. Сколько читателей, столько и мнений. Тем не менее, пошлым Владислава Митрофановича не назовешь. Напротив, галантный эстет, преклоняющийся перед Женщиной, сплетающий для нее драгоценные ожерелья из слов. И в первую очередь – для Инны Гудошниковой, с которой познакомился в студенческие годы, будущей супруги. Впоследствии заслуженным работником культуры Казахстана, поддерживающей его в творческих поисках и бывшей первым цензором и критиком. Уже после смерти поэта семья приведет в порядок его рабочие тетради, издав две книги: «Мои гаремы» и «Прогуляться по небу».

Почти все произведения имеют несколько длинные названия, ну не мог и не хотел он укладываться в короткие. Например, книги: «Стихи мои одинокие», «Сквозь огни и воды, и медные трубы…», музыкально-поэтическое ревю «Все больше к музыке душа благоволит», пьесы: «До отхода поезда», «А жить когда?», «Своя же земля, братцы» – кстати, занявшая во Всесоюзном конкурсе второе место. И это не весь перечень пьес, произведений и работ автора, которым рукоплескала публика в Казахстане и России. Нередко он не только читал свои стихи, но и выступал в качестве актера, поскольку был и драматургом, и режиссером. С 2001 по 2006 годы посвятил себя музыке, издав три альбома с романсами и песнями, отмеченными дипломами и грамотами в ряде областей Российской Федерации.

В Россию поэта всегда тянуло: в Москву, Санкт-Петербург, где учился, получал вдохновение, общался со столичным бомондом. Встречи с АрсениемТарковским, Робертом Рождественским и другими именитыми коллегами по перу, культурологами, критиками наложили отпечаток на его отношение к творчеству, мировоззрение.

Незадолго до ухода в мир иной, в феврале 2012 года, он начал работу над поэмой «Разговор с Всевышним», но не закончил. Отрывки из нее можно прочесть в книге «Прогуляться по небу». «С похоронением совести в нас погибает Бог. Каждый день в каждом человеке решается выбор между добром и злом, между милосердием и равнодушием, между духовностью и безнравственностью. Каждый день от каждого человека ждет Господь разговора, только кто-то из нас может быть слеп и глух, чтобы осязать его благое присутствие», – цитирую книгу.

Владислав Митрофанович затрагивал и патриотические темы, и философские, и, как все поэты, шутил, иронизировал в стихах.

И это касается не только семейных, возрастных или личных отношений, но и глобальных.

Мы когда-то поймем непомерную
тяжесть потери.
Мы еще завопим, на коленях
припав к алтарю.
Что сыграли спектакль,
 уподобленный «Тайной вечере», 
но распяв не Христа, а Отчизну  свою.
И кровавой рекой разливается            
это распятье!
Ведь страшнее чумы и мучительней              
лагерных мук
знать, что братья уже –          
никакие нам больше не братья
и друг другу никто не товарищ,                                         
не друг…

* * *

В этом мире, где что не тлен, 
то тщета,
и где честным не выиграть битвы, 
где и жизнь да и смерть – все  одна маета, 
есть убежище в тихой молитве…

Родился в Алматы в 1938 году. Инна Алексеевна рассказывает, что в пять лет он умел читать, а в старших классах в его сочинениях по русскому языку проскальзывали поэтические строчки, приводя в недоумение учителей.

Собираясь посвятить себя военной службе, поступает в военно-морское училище в Ленинграде, ныне Санкт-Петербурге, но на предпоследнем курсе его исключают: заступился за товарища, совершившего провинность. Служит в военно-морском флоте семь лет и все это время занимается сочинительством и даже пишет правильные «советские» стихи. Но вскоре его свободолюбивые настроения, нежелание быть, как все – в «одной шеренге», берут верх, и он, излагая свои мысли и чаяния, сделает самиздатовскую книгу. С ней пришел к Арсению Тарковскому, который дал хорошую оценку творчеству молодого поэта.

Надо сказать, что он учился в инженерно-экономическом вузе в Ленинграде, добросовестно пытался работать экономистом, но понял: это не его и поступил в Литературный институт на заочное отделение. В это время был уже женат, семья жила в Уральске, а он – в северной столице.

Надо было как-то обеспечивать себя и семью: работал грузчиком на железной дороге, кочегаром, полотером в Эрмитаже. Душевные и физические метания поэта нашли отражение в фильме «Маета», снятом в Москве. Надо сказать, что в советскую эпоху его творчество относили к «аполитичному», не соответствующему социалистической идеологии, и эротизм принимали в штыки. Лишь с перестройкой стихи стали обретать публичность, находя новых поклонников и открывая спасительную дверцу для тех, кто хочет творить в свободном стиле.

Темы, затронутые Ирхиным, многогранны. И все же рефреном идет Женщина-Возлюбленная, Женщина-Земля, Женщина-Вселенная, царица, несравненная… И неслучайно женщины из разных стран, познакомившиеся с его стихами, пишут на страничке в Интернете слова благодарности за то, что поэт дает возможность зажигаться и чувствовать, жить дальше.

27 апреля в русском драматическом театре имени Островского состоится вечер, посвященный 80-летию со дня рождения Владислава Ирхина. В программе примут участие именитые солисты областной филармонии им. Курмангалиева, театральные артисты, чтецы. И вновь зал озарится торжеством поэзии, музыки и светом поэта.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top