В зоне особого участия

15 февраля 2018
0
536

К полицейским отношение неоднозначное. Одни людей в форме называют бездельниками и не стесняются в выражениях, другие пишут благодарственные письма и угощают чаем с вареньем.
Столкнувшись лицом к лицу с бедой, последние на своем опыте убедились: в случае необходимости только полицейские придут на помощь и защитят от безумия, о существовании которого обычный человек может даже не подозревать.

В полутемном коридоре заплаканная женщина. Нервно теребит передник, им же вытирает слезы, которые катятся по впалым щекам. Рядом с ней девятилетний сын. Он обнял мать, потому что отец снова ее избил. И ребенок, и женщина просят участкового забрать домашнего тирана.

Мучителем они называют отца и мужа. Виктору 45 лет, он не работает и пьет. Каждый раз скандалы переходят в рукоприкладство и очередной вызов участкового.

Участковый Андрей Викторович Зиборов семью знает. Виктор покой нарушает постоянно. В этот раз, находясь в нетрезвом состоянии, снова учинил дебош и перебил посуду.

– Собирайся, поедем в изолятор, – строго говорит ему Андрей. – В ЛТП оформим, поживешь там полгода, может, поумнеешь. По-другому с тобой не получится.

На принудительное лечение дебошир явно не хочет, еле держась на ногах, пытается уговорить представителя власти не забирать, а обойтись обычной профилактической беседой.

Но по хмурому виду «начальника» понимает, в этот раз номер не прокатит. Нехотя натягивает мятые брюки, долго ищет по дому носки. Все это время косо поглядывает на жену, в надежде, что она все-таки замолвит за него словечко. Но она прощать не собирается. Накипело.

Участкового Андрея Викторовича в п. Деркул знают все, территорию опорного пункта № 14 он обслуживает много лет. По отчеству не называют, не потому что не уважают, просто для всех он свой парень.

На участке проживает 19 тысяч человек, поэтому есть еще трое участковых, но нехватка людей все равно остро ощущается.

Поселок Деркул, новостройки, ПДП № 1 и № 2, Кордон, Ветелки, Маштаково, Ускен аул, чабанские точки. Всего 11 населенных пунктов, порядок в которых необходимо держать под контролем. В кабинетах участковых застать трудно, разве что под вечер, все рабочее время на территории. Маштаково в 7 километрах, до Ветелок 18, до КФХ – 7, и все это в разные стороны. Выручает транспорт и общественные помощники полиции, с которыми Андрей поддерживает тесную связь.

Рано утром отправляется в один из пунктов: поступило заявление о пропаже овец. Только вышли со двора и исчезли, именно так написал в заявлении хозяин.

Андрей едет на место, дороги занесены, есть вероятность застрять.

– К участковым обращаются по любому поводу, – рассказывает он. – Вот, к примеру, нужно было прочистить дорогу к одному из поселков. Нам позвонили женщины, пришлось решать и этот вопрос. Я обратился к поселковому акиму, он выделил технику, в итоге освободили сельчан из снежного плена.

В каждом поселке у Андрея свои помощники, есть те, кто помогает официально, другие не хотят помощь афишировать.

Баба Надя такой вот неравнодушный человек. Она давно на пенсии, но без дела не сидит, у нее свое хозяйство. Развлечений в поселке нет, спасает телевизор и окошко, в которое она, если нет дел, смотрит. Ближе поставила стол, так удобнее наблюдать улицу.

Она знает все, что происходит, поэтому Андрей к бабе Наде обязательно заглядывает. С собой приносит конфеты и печенье, она ставит чайник, достает баночку варенья и начинается разговор по душам. Женщина рассказывает, как живут сельчане, что произошло за это время.

– Ты к соседу загляни и пригрози ему, пусть руки-то не распускает. А то его жена снова «в бегах» была. Гоняет ее, бьет, детей жалко, – советует пенсионерка.

Андрей уверен, работать без поддержки местного населения сложно. Ну как узнать, кто мог увести тех же овец, если они пропали неделю назад? А если поговорить с людьми, которые участковому доверяют, то обязательно что-то узнаешь. В этот раз Андрей отправился к пастуху, давшему номер мобильного телефона чабана, у которого появились чужие овцы. Он об этом говорил и собирался сам звонить Андрею.

На хуторе Ветелки тоже общественные помощники. Они глаза и уши участкового. Местные жители Карагушинов и Алабасов к своему делу относятся ответственно и никогда не отказывают в помощи. Несколько раз помогли раскрыть и предотвратить преступления.

– Если произошло ЧП, пока мы доберемся до места, они, бывает, уже проблему решат, – не без гордости говорит участковый. – И туго бы нам пришлось, если бы не свои люди. Помогают бескорыстно, это люди, для которых чужой беды не бывает.

До того как стать участковым, Андрей был постовым, работал в изоляторе временного содержания, в ювенальной полиции. Все это ему пригодилось в сегодняшней работе. Он часто посещает неблагополучные семьи, в которых родители пьют, а дети предоставлены сами себе. В этом поселке есть свои нехорошие квартиры.

Дверь без петель, в коридоре горы мусора. Андрей для порядка стучится, хотя знает: на стук никто не выйдет. Поэтому, немного подождав, заходит сам. Телевизора нет. Вместо светильника – примотанная к стене электрическая лампочка. Украшения – коробки от конфет и пожелтевший календарь 2016 года. Вместе с пьющими родителями живут трое несовершеннолетних детей. Айгуль, симпатичная девочка лет четырнадцати в грязной розовой толстовке с надписью «Look happy», встречает участкового, насупившись.

– Куда собираешься? – спрашивает.

– Погулять, – отвечает она и отворачивается. Видно, хочет, чтобы незваные гости скорее ушли.
Ее мать вместе с друзьями выпивает. Компанию женщинам составляет какой-то подозрительный тип.

– Вот, перед вами типичная неблагополучная семья, – говорит Андрей. – Мама нигде не работает, пьет, дочка шатается без дела, уроки пропускает. Двое других детей живут у бабушки.

– А вы мне работу предоставили? – огрызается пьяная мать.

Андрей – участковый и работу никому искать не обязан, но устраивает своих подопечных уборщицами, грузчиками, дворниками. Правда, большинство уже через неделю снова слоняются без дела.

Следующий профилактический визит уже в Деркуле. Обход нехороших квартир проводит практически каждый вечер. Истории в каждом доме свои, а счастье одно – это когда есть деньги на еду.

Здесь пьяный отец с маленьким сыном, у которого очень серьезные и взрослые глаза – его мать пропала месяц назад, и полиция не может ее найти. В другом доме – обычная продавщица, живущая с недавно вышедшим на свободу рецидивистом – он никогда не работал, бьет ее и ребенка, но она его не прогоняет, потому что другого мужика взять негде. Семьи алкоголиков, безработных, зэков и дегенератов… Красивые умные дети, которые тоже станут алкоголиками, зэками, дегенератами. Если Андрей Зиборов не сможет им помочь. А помочь почти невозможно.

– Я видел разных детей – алкоголиков, токсикоманов, наркоманов, – говорит он, и глаза его становятся грустными. – Объясняю, ну какими вы станете, когда вырастите? Неужели хотите повторить судьбу пьющих родителей?

В поселке Деркул Андрей отправляется по знакомому адресу. Мы вместе были в этой квартире два года назад. Тогда жаловался пенсионер дядя Федя. Выяснять, кто нарушает тишину и мешает жить пожилому человеку, отправился сам начальник местной полицейской службы области Манарбек Габдуллин, который в это время вел прием. Андрей его сопровождал.

– Ну, я до сих пор помню немую сцену, – расплывается он в улыбке. – Алкоголики, увидев у себя на пороге руководство такого уровня, застыли. А знаете, с тех пор и не собираются здесь. Да и сам нарушитель пить перестал, может «гости» так повлияли, а может, со здоровьем проблемы. Но главное, результат налицо.

Тревожные звонки участковым поступают ежедневно. Чаще всего звонят женщины, у которых мужья пьют и устраивают дебош. Семейные скандалы занимают лидирующую позицию, дальше идут мелкие кражи. На участке еще 29 дачных сообществ, откуда лица без определенного места жительства стараются выкрасть все то, что хозяева не смогли хорошо спрятать.

Совсем недавно прошел сход граждан, поднимали вопрос по поводу краж. И Андрей обещал, что будут работать лучше. Хотя куда еще лучше, если 24 часа в сутки решают чьи-то проблемы, находят украденные вещи, успокаивают пьяных мужей.

В опорный пункт обращаются по любому поводу. Два соседа, которые жили до этого душа в душу, решили установить между участками забор и поругались. И тому, и другому кажется, что сосед «оттяпал» часть чужой земли. Разобраться просят участкового.

В кабинет опорного пункта врываются местные жители: чей-то взрослый балбес разбил витрину в магазине. Продавщица подала заявление, но родителей хулигана еще нет. Правда, через час в кабинете участкового собрались все заинтересованные лица: продавщица, «балбес» с матерью и владелица магазина. Задача участкового – выяснить, добровольно ли забирает продавщица свое заявление и удовлетворена ли она компенсацией.

Пока он методично опрашивает всех присутствующих, слушая их бессвязные объяснения, владелица магазина спешит похвалить участкового – проблема ее решена.

Те, кто не обращаются в полицию, думают, что преступников не найдут. А зря, все находят.

Номер сотового телефона участкового знают, обращаются круглые сутки. Недавно сообщили: соседи заливают. Он им – звоните сантехнику. А потом собрался и поехал на место.

И снова скандалы и ссоры, в которых ему предстоит разобраться. А на вопрос, есть ли вообще смысл в его работе, он уверенно ответил: если одному из десяти помог, значит, есть.

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top