Пока есть шанс

1 августа 2019
0
430

В онкологическом диспансере на учете 1680 женщин. С января этого года болезнь выявили еще у 118. Диагноз – рак молочной железы.
Если не терять времени и начать интенсивное лечение, исход может быть вполне благополучным, уверяют врачи. Впрочем, степень запущенности – лишь один из факторов выздоровления, многое зависит и от настроя самих пациенток.

К. И. Долженко

Ксения Ивановна Долженко, молодой врач-маммолог ведет прием в поликлинике областного онкологического диспансера. Ежедневно к ней приходят десятки женщин. Только в первой половине дня получили консультацию 19 человек.

По статистике, рак груди занимает первое место по онкологическим заболеваниям в Казахстане. Ежегодно регистрируются тысячи новых случаев. Большая часть из них – на последних стадиях, когда необходимо принимать крайние меры.

Чтобы сократить страшную статистику, в стране ввели бесплатный скрининг на рак молочной железы с 40 лет. Просветительскую работу в этой области активно ведут специалисты областного онкологического диспансера.

В кабинет маммолога одна за другой заходят женщины. В коридоре ждут очереди еще несколько.
Одна из пациенток заметно нервничает. При этом не отрывает глаз от врача и ждет, когда та наконец заговорит. Но начинает медсестра Акырыс Батыровна Канатова.

– Еще только половина рабочего дня, а уже сколько народу, – вздыхает она. – Вчера было 27 человек, позавчера – 29. Бывает и по 40 принимаем.

Через несколько минут пациентке сообщают, каким будет дальнейшее лечение, ведь самое страшное в ее случае подтвердилось.

Как только у врача выдалась свободная минута, она расслабляется, откидывается на спинку стула и задумчиво смотрит в окно:

– В нашей работе – постоянное напряжение, – говорит она. – Очень сложно сообщать человеку такой диагноз. Нужно сначала понять, как конкретно разговаривать с больным, ведь психика у всех разная. Одни хотят только правду, какой бы горькой она ни была. Другие до последнего не верят в свою болезнь. Тогда мы просим пригласить кого-нибудь из родственников, с кем можно было бы поговорить. И это тоже тяжело.

Что такое онкология, Ксения Ивановна знает не только из учебников по медицине, все это она пережила. Ее мама умерла от рака.

– Меланома, маленькая родинка погубила ее за пару лет. Помню ее грустное лицо, мне тогда было 8 лет, разговоры полушепотом на кухне, ведь родители не хотели, чтобы я что-то знала. Диагноз маме поставили в 34 года, в 36 лет ее уже не стало. Молодая женщина, ей бы жить и жить, но тогда медицина была другой.

Через какое-то время отец женился. Моя мачеха была врач-цитолог. Я забегала к ней на работу, а она рассказывала мне о профессии, о том, как хорошо быть медиком и спасать жизни людей. В итоге я решила поступать в медицинский университет, хотя отец был против. Правда, тогда я была уверена, онкологом ни за что не буду. Я боялась этой болезни, но видите, как судьба распорядилась. Окончила Саратовский государственный медицинский университет имени Разумовского в 2013 году, поступила в аспирантуру, сейчас готовлюсь к защите кандидатской диссертации в Москве.

Онкологи – особая категория врачей, которым ежедневно приходится сталкиваться со страшной бедой. Привыкнуть к такому, говорят даже самые опытные, невозможно.

– Ты видишь переживания пациентов, их нервные срывы, – говорит Ксения Ивановна. – Нам приходится долго успокаивать и настойчиво убеждать, что не все потеряно, нужно бороться. А кто-то уже приходит с негативным настроем, им до больницы внятно объяснили, что лечение бесперспективно. И как бы мы ни старались и ни уверяли, что в данном случае все не так уж плохо, бесполезно.

На стене в кабинете черно-белый агитационный плакат. На нем женская грудь и огромный заголовок: «Скрининг патологии молочных желез».

– Скрининг, – говорит врач, – может спасти любую, если прийти вовремя.

Это своевременное обследование, которое действительно может предотвратить страшное. В программу диагностики женского организма с определенного возраста входит и маммография.

– Государство каждый год выделяет немалые средства на скрининговые исследования, – рассказывает врач. – Чем отличается скрининг от профилактических осмотров? Есть такие заболевания, которые могут появиться в определенном возрасте. Цель скрининговых программ – приглашать людей такого возраста и проверять их здоровье. Многие не идут, признаются, что боятся услышать плохие новости, но, избегая их, мы точно никак не повышаем свои шансы на хорошие известия. Если болезнь обнаружили, лечить ее намного эффективнее на ранних стадиях. И при этом нужно интересоваться результатами анализов. К примеру, сделав рентген груди, женщина должна и удостовериться, ведь речь идет о ее здоровье. Понять что к чему, сможет каждая, если будет хотя бы примерно знать, как расшифровываются рентгеновские снимки. М1 – норма, М2 – доброкачественное новообразование, М3 – пограничное состояние, М4 – злокачественное образование под вопросом, М5 – определенно рак. Если в первом и во втором случае можно не волноваться и лишь время от времени проверяться, то в остальных необходимо в кратчайшие сроки прийти на прием к врачу, от этого зависит ваша жизнь.

Не так давно ко мне пришла женщина, у нее была опухоль больших размеров. Она находилась в стрессе, говорила, что не хочет жить, а главное, ложиться на операцию. Пришлось подключать психолога. В итоге уговорили, прооперировали, в данный момент она проходит курс химиотерапии.

Многие верят целителям и колдунам. Сначала идут к ним, а когда те разводят руками, в больницу. Особенно затягивают лечение женщины, проживающие в поселках. Придумывают разные причины. Одной еще в апреле была рекомендована операция, она только вчера пришла, чтобы сообщить, что снова не может лечь в больницу. Должна, видите ли, встретить детей, а уже потом будет лечиться. Прошло больше шести месяцев. Болезнь, естественно, прогрессирует, объясняем всю сложность ситуации, не понимает.

В качестве основных факторов возникновения болезни Ксения Ивановна называет гинекологические заболевания, поздние роды (после 30 лет), отсутствие грудного вскармливания, мастит, стрессы.

– Не нужно злиться, нервничать, все это может спровоцировать болезнь, – говорит маммолог. – Больше отдыхайте и радуйтесь мелочам. Люди, настроенные на позитив, реже болеют. И не бойтесь врачей. Посещать маммолога нужно с 20 лет. В 20-30 лет, если ничего не беспокоит, достаточно показаться специалисту раз в три года. Женщине за 30 при отсутствии жалоб – раз в год. Особенно внимательно следует относиться к своему здоровью после 40 лет, так как именно в этом возрасте увеличивается шанс возникновения рака молочной железы. Хотя эта болезнь молодеет, у меня есть пациентки, которым нет и 30.

Т. Р. Ажгалиев

Заместитель директора по контролю качества медицинских услуг Тимур Рапхатович Ажгалиев рассказывает, каким образом в диспансере это делают.

Если раньше в системе здравоохранения отдельного понятия, как «качество» не существовало совсем, то сегодня рейтинг на первом месте, поскольку от него зависит успех всей работы медицинского учреждения.

– Повышение качества и доступности услуг — одна из приоритетных задач нашего диспансера, – говорит Тимур Рапхатович. – При оценке качества учитывается все – расположение клиники, наличие парковки или остановки общественного транспорта, качество ремонта учреждения, наличие сайта, близость аптечных пунктов, умение медицинского персонала найти контакт, обеспечение объектов здравоохранения необходимым медицинским оборудованием и, главное, профессиональными кадрами.

– И если театр начинается с вешалки, то поликлиника или больница – с регистратуры, – говорит зам. директора. – Уже на этом этапе должны человека грамотно встретить и объяснить, куда ему нужно: на консультацию, лечение или платную диагностику.

У Тимура Рапхатовича широкие функциональные обязанности, поскольку в спектр его подчинения входит сразу несколько направлений – качество оказания медицинской помощи, развитие новых направлений, подбор персонала, оборудования.

– В советском здравоохранении все лежало тяжелым грузом на плечах главного врача, в том числе лечение и хозяйственная часть, – объясняет он. – На самом деле одновременно быть и врачом, и управленцем – это неправильно. В цивилизованном мире управленческое образование полностью отделено от медицинского. Иначе при таком совмещении остается меньше возможностей хорошо и качественно лечить. Ты либо врач, либо управленец.

Он сам окончил Государственный медицинский университет имени Марата Оспанова по специальности «Общая медицина». Работал в Бокейординской центральной районной больнице врачом-хирургом, хирургом в Зеленовской районной больнице. Прошел курсы переподготовки по специальности «Менеджмент здравоохранения» на базе Национального центра медицинского образования, а также курсы повышения квалификации по теме «Актуальные вопросы хирургии».

– Одна из задач онкодиспансера – стать доступным для каждого, – говорит Тимур Рапхатович. – И мы все делаем для этого. Прибегая к различным методам, поддерживаем прямую связь с пациентами и их родственниками. Например, для того, чтобы встретиться со мной, совсем не обязательно предварительно записываться на прием. Мне можно просто позвонить как на мобильный, так и на рабочий телефон, и все контакты есть на информационных площадках, установленных на территории городских и областных поликлиник.

Благодаря информационному табло, распространяется информация, в том числе контактные телефоны, по которым каждый желающий может обратиться. Пользуясь случаем, я хотел бы попросить опубликовать их: 87753846130; 87470875336; 87112283397. На каждую жалобу, претензию мы отреагируем, на каждый вопрос – ответим. Я даю также и мой личный номер 87072675553.

– Мне звонят, вопросы разные: одни не могут попасть на прием к врачу, другие – узнать, как получить направление. Кому-то возможно, не понравилось качество обслуживания и как с ним разговаривал или наоборот, не разговаривал врач. Прямая связь помогает оперативно решить конкретные проблемы. К тому же это помогает проводить анализ нашей работы.

Фото из архива онкологической больницы

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top