Они не всегда прощают

12 июня 2014
0
491

Очередная душевная травма у подростка – его вернули в детский дом. А начиналось все вполне радужно: на летних каникулах Вова в числе других ребятишек поехал в Боровое, где приглянулся воспитателю, она и решила его взять. Два с лишним года он жил в семье, а потом стал… ненужным.

«Сейчас в реабилитационном центре. После занятий вырвался и приехал к нам, мы опешили, бросились обнимать его, – говорит Рысша Ислямовна Наурзова, директор областного детского дома, – нас очень волнует судьба этого мальчика».

– Нет времени на интервью, – сказала мне Рысша Ислямовна, – у нас, как и у всех дома в предпраздничные дни, – развела она руками, улыбаясь, но все же согласилась на котороткий разговор. – Готовимся ко Дню защиты детей, в парке ожидается концерт, в ТРЦ состоится флеш-моб. Наши мальчики-победители примут участие в республиканском конкурсе «Таңшолпан», спортсмен вернулся, заняв на соревнованиях по боксу третье место, будем чествовать его, – она с гордостью за своих подопечных перечисляет их достижения и имена, – репетиции идут, пойдемте покажу.

Мы идем в актовый зал, где нарядные малыши поют песню. Завидев нас, замолкают и бегут к ней, обступая со всех сторон, называя мамой. Их лица так и светятся улыбками, это надо видеть. И вдруг, немного помешкав, некоторые… начинают обнимать меня, и вот уже вся ватага окружила плотным кольцом, я смеюсь, растерявшись от неожиданности, и чувствую, как ком подступает к горлу.

Мы покидаем зал, и я в который раз мысленно восхищаюсь людьми, работающими в этом детском доме, терпением, широтой души и любовью, ибо без этого невозможно, дети будут чувствовать фальшь.

Честно говоря, в этом детдоме всегда ощущается особая атмосфера покоя и гармонии. Стильно обустроена гостевая или комната благодарения.

– Специально так сделали, чтобы наши дети, оказавшись здесь, не чувствовали себя дискомфортно, – объясняет директор. – У нас порядка 80 детей, точного числа нет, поскольку одних забирают, другие прибывают. Сирот 13, кого-то из родителей лишили прав – их 28, кто-то сам отказался.

Ежегодно направляем их на отдых. Ездили в Турцию, Италию, в этом году отличившиеся поедут в Астану, Алматы, Боровое. Мы очень благодарны тем, кто оказывает учреждению помощь разного рода.

Главная задача руководителей детдомов – направить детей в семейный очаг, это может быть опекунство, оформляемое родственниками или добрыми людьми, патронатное воспитание, когда семья берет ребенка, получая пособие. Но не всем можно доверить детей, и не всегда можно найти с ними общий язык. Оформляют ребенка, не взвесив все, а потом возвращают, после этого ребята чувствуют себя изгоями, замыкаются и уже не верят никому.

– «Вы очень добрая, так нельзя, с ними надо быть жестче», говорят мне. Что плохого в том, что я добрая? спрашиваю, в каких-то ситуациях я строгая и требовательная, без этого никак не обойтись, но во всем надо знать меру. Представьте, что вы отец или мать большой семьи – да, трудно, хлопотно. Но если в семье что-то случается, вы ведь переживаете, так и здесь должно быть. Может, я не права, но я очень люблю детей…

– Есть предел, где моя доброта заканчивается, – продолжает директор, – и, если что-то происходит, то предстоит серьезный и ответственный разговор. Доброта и ласковое слово лечат, особенно в сложный – кризисный – период, когда ребенок только поступает к нам. Всегда стараюсь найти время и лично пообщаться с ним, доходчиво объяснить, что если будет хорошо учиться и вести себя, то все сложится. Это дорожка такая. И самое главное, подчеркиваю, простите тех, кто вас обидел. Понимаю, взрослым-то трудно прощать, а детям тем более, но это надо сделать.

Проходя по коридору, я заметила женщину и девочку, доверительно и как-то по особенному тепло беседующих, словно две близкие подруги. Оказалось, это воспитатель и подопечная. От них я узнала, что Олеся, восьмиклассница, второй год здесь. Мама ее умерла, воспитывалась у тети, у них начались трения и она привела ее сюда.

– Девочка поступила неуравновешенной, вспыльчивой, – поясняет воспитатель Татьяна Пушина, – трудно контактировала с одноклассниками, но теперь изменилась до неузнаваемости. В «День открытых дверей» ее навещает тетя, и сама она уходит к бабушке помочь по дому. Эти дети получают надлом психики в неблагополучных семьях, однако, окруженные здесь заботой, оттаивают душой. Я работаю с детьми 24 года, из них восемь лет в этом детском доме. Честно говоря, беспокоилась, получится ли у меня, но такой коллектив хороший, что теперь не жалею. Когда приходишь утром и тебя обрадованно встречают 15 детей со словами: «Здравствуй, мама!», это дорогого стоит.

– Олеся, как ты себе представляешь свою жизнь в будущем? – спросила девушку.

– После окончания девятого класса собираюсь поступать в духовную семинарию, – ответила она.

– С чем связан такой выбор? – удивилась я.

– Татьяна Валерьевна водила нас в Никольскую церковь, я там познакомилась с неравнодушными людьми, даже подружилась кое с кем. Пою в церковном хоре, – улыбается она. – Разговаривала с отцом Феодосием, отцом Александром, они мне и посоветовали. В семинарии можно учиться дистанционно и параллельно – в колледже. Вообще-то я хотела стать врачом, но это нереально, нет средств.

– Что бы ты не простила?

– Предательства, когда человеку доверяешь, любишь его, а он отворачивается.

– А что ценишь в людях?

– Доброту и откровенность.

Мы прошли в комнату для релаксации, чудесный уголок с чарующей музыкой, откуда не хотелось уходить. Психолог проводила занятия с двумя девочками. Есть кабинет для работы с инвалидами, где установлен массажер, компьютерный класс и много еще того, о чем ранее приходилось только мечтать в детских домах. Уют, чистота во всем… Но все это не может заменить нормальных отношений, где есть любящие и заботливые мама и папа. И пусть не будет ничего из этой обстановки, но утром ребенка разбудят нежные поцелуи мамы. За это можно все отдать.

…И отдают. Что? Часть души, осколки маленького разбитого сердца. Есть мальчик, который просился сюда: «Отвезите меня в детдом, я слышал, когда вырастешь, там дают квартиру. Я получу ее, отдам маме, и тогда она перестанет пить, у нас не будут собираться гости». В итоге он так и оказался в приюте.

Другой подросток, получая подарки и гостинцы, откладывает их и везет к маме на дачу, у них нет другого жилья, и видя что где-то что-то «плохо лежит» – полотенце, простыня, берет это, скажем прямо, ворует, с тем чтобы опять-таки отдать своей нерадивой матери, которой и дела нет до того, откуда эти вещи. Все перепуталось у этих детей, они не совсем разбираются, что хорошо, а что плохо.

Эти дети гордятся, возводя на пьедестал памяти элементарные знаки внимания: когда-то мама купила пирожное, дешевую китайскую игрушку. Они делятся этими маленькими радостями с окружающими, словно это что-то необычное.

«У меня такая красивая мама, добрая, веселая. Я так ее люблю! – говорит Миша. – Но ее все любят, и папа, и разные дяди тоже». Пришел он как-то домой, а там много мужчин и одна «дама» – его мать. Самое страшное, что в таком малом возрасте они уже начинают говорить о сексе.

На глазах ребенка было совершено уголовное преступление… Как ему жить с таким потрясением? Как он? – итересуются из соответствующих органов. Работаем, кажется, все нормально, привыкает, отвечают в детдоме, надеясь на лучшее.

Осиротевшая девочка несколько раз намеревалась свести счеты с жизнью…

И таких примеров немало. У каждого ребенка свои беды, боль, утраты, трагедии. «В детских домах непростые дети, но они – наши, продукт нашего общества, – подчеркивает Рысша Ислямовна, – и я не терплю, когда в школе говорят: пусть учатся отдельно. Как можно такое говорить? В выходные дни мы готовим, у нас все по-домашнему, баурсаки (К слову, ими меня угостили, без преувеличения, таких баурсаков – воздушных и тающих – я еще не ела! Видимо, приготовлены с секретом. Понятно, в этом детдоме есть свои профессиональные методы, которые Р.И. Наурзова нарабатывает 15 лет, и учреждение входит в четверку лучших по Казахстану). Дети многому научились, – она показывает поделки декоративно-прикладного искусства. Наши воспитанники не убегают, как из других детских домов. Знаете, что мне нравится в них? Они любят своих матерей несмотря ни на что. Несмотря.., – она замолкает. – Дети здесь ни при чем, это вина взрослых».

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top