Не выпустив из рук домбры

11 февраля 2021
0
1623

В этом году исполняется 175 лет со дня рождения самого известного и самого знаменитого советского акына Жамбыла Жабаева – любимого всей большой страной Джамбула. В 30-50-е годы прошлого века его имя стало знаковым, его называли «Гомером эпохи Сталина» и сравнивали с Пушкиным.

Жамбыл родился через пять лет после гибели Лермонтова – в 1846-м году – в семье бедного кочевника у подножия горы Жамбыл, в честь которой и был назван. Отцу не нравилось увлечение Жамбыла музыкой, но тот все равно стал учеником знаменитого акына Суюнбая, и в молодости славился своими обличительными песнями, часто выигрывал айтысы. Революцию Жамбыл встретил уже в зрелом возрасте, и в его репертуаре появилось много стихов, посвященных новому времени, которое он принял с радостью:

Когда я, как снег Ала-Тау стал сед,
Узнал я счастливое слово «Совет».

Про Конституцию 1936 года:

Закон, по которому радость приходит,
Закон, по которому степь плодородит.

Сегодня Жамбыла часто попрекают за славословие советской власти, чрезмерное прославление вождей – Ленина, Сталина, Фрунзе, Чапаева и даже наркома НКВД Ежова. Но в этом и близко не было желания понравиться властям ради каких-то личных выгод. Во-первых, гиперболизация вождей, образов – это в традициях Востока. Во-вторых, песни-славословия – один из жанров творчества акынов. Жамбыл видел, как в лучшую сторону меняется жизнь его народа, и искренне радовался этому.

Широкая всесоюзная известность пришла к нему поздно – в 1936-м году – когда Жамбылу было уже девяносто лет.

В мае того года в Москве проходила декада казахского искусства и литературы. Достижения советского Казахстана в области культуры должны были представлять артисты, художники, музыканты, литераторы. Первый секретарь крайкома партии Казахстана Мирзоян предложил включить в делегацию народного акына, песенными сказаниями которого славится казахская земля. Такого же почтенного, как дагестанский поэт Сулеман Гасанбеков, прославившийся на весь Советский Союз.

И в делегацию из двухсот человек включили Жамбыла Жабаева. Гасанбекову в то время не было еще и семидесяти, а Жамбылу уже исполнилось девяносто лет. Но это только прибавляло ему колорита и, когда седобородый старец с домброй появился перед московской публикой, это стало сенсацией. Он сразу всем полюбился: власти – как визитная карточка многонациональной страны, народу – за простоту и душевность.

Свои айтысы на фестивале Жамбыл исполнял на русском языке – перед поездкой их перевели. И уже тогда злые языки поговаривали, что он не сам пишет стихи – их сочиняют казахские поэты и переводчики. Журналист Павел Кузнецов – один из переводчиков, и он свидетельствует, что Жамбыл все сочинял сам. Ему задавали тему, акыну переводили это на казахский, и он тут же начинал импровизировать. А потом переводили песню Кузнецову, который ее литературно обрабатывал. Жамбыл пел так искренне, так душевно и вдохновенно, что моментально стал всенародным любимцем.

Он был обласкан советской властью. Ему построили в его ауле дом с 12-ю комнатами, остекленной верандой, палисадником, с баней, летней беседкой и двумя шестискатными юртами, дали квартиру в Алма-Ате, подарили легковой автомобиль «МА-1». Эта усадьба должна была производить впечатление на зарубежных гостей, журналистов, официальных лиц. Но Жамбыл отказывался жить в хоромах, предпочитая им юрту. А иногда садился на коня и скакал к подножию – подальше от назойливого внимания.

Постановлением ЦИК Казахской ССР от 19 мая 1938 года имя Джамбула было присвоено Казахской государственной филармонии, одному из районов Алма-Атинской области, ряду школ, улиц и т. д. В учебнике академика Соколова по русскому фольклору казахскому акыну посвящена отдельная глава. Во время юбилея его произведения были изданы на 60 языках народов СССР, а также на французском, английском, чешском, датском языках.

В 1941 году Жамбыл, награжденный к тому времени орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами Ленина и значившийся депутатом Верховного Совета КССР, был удостоен Сталинской премии 2-й степени (50 тыс. рублей – примерно 100 зарплат фабрично-заводского рабочего). Слава и материальные щедроты, свалившиеся на Жамбыла, косвенно распространялись и на его окружение – переводчиков, секретарей и т. д. (так, например, тем же постановлением ЦИК КССР Павел Кузнецов был признан «лучшим переводчиком Джамбула на русский язык» и премирован суммой в 3 тыс. рублей).

В годы войны Жамбыл создал свои самые патриотические айтысы. Стихи покоряли своей простотой и душевностью. В каждом своем айтысе Жамбыл подчеркивал, что страна сильна дружбой народов. В те годы эти песни знала вся страна:

Родина светлая всем дорога,
Кровью батыров добыта она,
Дружбой народов она скреплена,
Непобедимая наша страна.
B юрте спокойно останусь ли я,
Грудью за землю не
встану ли я,
Звонких стремян не
достану ли я,
Вместе с народом
устану ли я,
Петь свои песни в труде
и в боях?
Эй, сыновья, оседлайте коня!
Вместе со Сталиным –
песня моя!

Когда началась война, на фронт ушел сын Жамбыла – Алгадай. Погиб он в феврале 1943 года при освобождении Днепропетровской области Украины.

Во время блокады Ленинграда Жамбыл обратился к ленинградцам с самыми проникновенными и душевными словами, которые и сегодня звучат по-отечески тепло и сердечно:

Ленинградцы, дети мои!
Ленинградцы, гордость моя!
Мне в струе степного ручья
Виден отблеск невской струи.
Если вдоль снеговых хребтов
Взором старческим я скользну, –
Вижу своды ваших мостов,
Зорь балтийских голубизну,
Фонарей вечерних рои,
Золоченых крыш острия…
Ленинградцы, дети мои!
Ленинградцы, гордость моя!
Не затем я на свете жил,
Чтоб разбойничий чуять смрад;
Не затем вам, братья, служил,
Чтоб забрался ползучий гад
В город сказочный, в город- сад;
Не затем к себе Ленинград
Взор Джамбула приворожил!
А затем я на свете жил,
Чтобы сброд фашистских громил,
Волчьи кости свои сложил
У священных ваших оград.
Ленинградцы, дети мои,
Ленинградцы, гордость моя.

И кто знает, скольким ленинградцам эта поэма, эти строки, идущие от сердца, помогли выжить!
Благодарный Ленинград объявил Жамбыла почти национальным героем, а Лештуков переулок был переименован в переулок Джамбула. (Кстати, в перестроечные годы переулку хотели вернуть старое название, но старожилы Ленинграда воспротивились и отстояли имя акына). Памятники Джамбулу поставлены во многих российских городах: Санкт-Петербурге, Иркутске, Владивостоке. В Москве у павильона Казахстана на ВДНХ восстановили фигуры Жамбыла Жабаева и казахского просовода Шагынака Берсиева работы замечательного дагестанского скульптора Аскар-Сарыджи. Даже в Киеве есть памятник Джамбулу! И его украинские нацисты, к счастью, не тронули. Именем Жамбыла названы улицы и площади во многих городах Казахстана и России. А вот город его имени переименован в Тараз.

Жамбыл всего несколько месяцев не дожил до своего столетия, сохранив при этом ясный ум, быструю речь, талант. Можно сказать, что поэт-импровизатор умер, до последнего вздоха не выпустив из рук домбры. И кажется символичным, что Жамбыл Жабаев умер 22 июня 1945-го года. Он все-таки дожил до Победы, за которую боролся своей музыкой, своим талантом, всей своей чистой душой.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top