Не век, а целая эпоха

2 февраля 2023
0
1083

Столетний юбилей отмечает ветеран Великой Отечественной войны Иван Степанович Гапич. На фронт он уходил в семнадцать лет. И прошел всю войну: с ноября 1941-го по май 1945-го. Бил фашистов в Подмосковье, освобождал Белоруссию, Прибалтику, Чехословакию. Награжден орденами Красной Звезды, Славы 3 степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией». 24 июня 1945 года 22-летний Иван Гапич участвовал в историческом параде Победы на Красной площади, а в 2010-м году его пригласили в Москву на парад в честь 65-й годовщины Победы уже в качестве почетного гостя.

О начале войны они, юные карагандинские спортсмены, узнали в поезде. Ехали в Алма-Ату на спортивные соревнования, а когда приехали, там уже шла мобилизация. Они тоже кинулись к военкомату – не до соревнований – но их прогнали: мало того, что несовершеннолетние, так еще и не местные. Вернулись домой и снова пошли штурмовать военкомат.

Ивана Гапича направили в школу связи: учили и учились тогда быстро, и в ноябре 1941-го его уже направили в радиодивизион, который обеспечивал связь штаба с Западным фронтом.

В то время из молодых спортсменов формировали отряды особого назначения, которые направляли в тыл врага, что стоял на подступах к столице. Иван Гапич подходил по всем статьям: комсомолец-доброволец, крепкий, сильный, спортсмен. И его направили радистом в такой диверсионный отряд, который действовал под Смоленском. А Смоленск еще с древности называли «щитом» Москвы и «ключом» к столице.

Немцы захватили Смоленск еще летом 1941 года. Спецотряды в тылу противника минировали железные и шоссейные дороги, ведущие к Москве, взрывали немецкие эшелоны, гарнизоны, передавали разведданные. И люди на оккупированной территории знали: Красная Армия где-то рядом, она воюет и скоро освободит город.

В тылу врага Иван Гапич воевал полгода. Затем участвовал в жестоких боях за освобождение Смоленска, Орши, Вязьмы. В 1944-м году получил контузию, но отказался покидать свою часть.
В апреле 1945-го года Иван Степанович Гапич принимал участие в штурме Кенигсберга (г. Калинград). Фашисты считали, что Красная Армия не сможет овладеть этим городом-крепостью. Но эту неприступную крепость, окруженную тремя линиями дотов, дзотов, глубоких рвов с водой, наши войска взяли за четверо суток упорных боев.

Здесь и застали Ивана Гапича и весть о Победе, которая уже давно витала в воздухе, и приказ Сталина о проведении парада Победы на Красной площади, в котором должны участвовать сводные полки всех фронтов и всех родов войск.

Командиры начали отбор. Требования были просты: рост не ниже 170, возраст – не более 30. И – самое главное – это должны быть солдаты и офицеры, проявившие в боях храбрость и мужество. награжденные орденами и медалями. В Кенигсберге Иван Гапич узнал, что приказом командования он зачислен в Первый сводный фронтовой полк 1-го Прибалтийского фронта для участия в Параде Победы в Москве.

Там же, в Кенигсберге, на бывшем немецком плацу они и начали строевую подготовку. Воевать-то они за четыре года научились, а вот «рубить строевую»… Потом тренировки продолжались уже в Москве. С шести утра под оркестр гоняли их так, что гимнастерки липли от пота, а от сапог отлетали подошвы. Перед парадом репетировали на военном аэродроме Чкалова. Летное поле разметили в соответствии с размерами Красной площади. Шли в том порядке, в котором должны были идти на самом параде: на правом фланге Карельский фронт, потом Ленинградский, Прибалтийский и так далее. После фронтовых полков шли войска Московского гарнизона, курсанты военной академии, училищ, а также суворовцы и нахимовцы. И только одна, заключительная шеренга рослых солдат с длинными опущенными к земле палками в руках вызывала недоумение. Резко развернувшись вправо, солдаты бросали эти палки на землю. Только на самом параде стало понятно: это трофеи – фашистские знамена, которые солдаты с презрением бросали на специальный помост, а вслед за ними и перчатки – чтобы рук не марать.

Командовал парадом маршал Рокоссовский на вороном коне, а принимал Жуков на коне серебристо-белой масти. Жуков произнес речь, и отдельные ее фрагменты и сегодня звучали бы актуально.

«Не только враги, но и многие наши друзья за границей считали, что Красная Армия не выдержит мощного натиска немецкой военной машины. Однако наш народ и наша Красная Армия не падали духом… Ныне все признают, что в достижении исторической победы над Германией Советский Союз сыграл главную, решающую роль. … Красная Армия не только отстояла свободу и независимость нашего Отечества, но и избавила от немецкого ига народы Европы. Отныне и навсегда наша победоносная Красная Армия войдет в мировую историю как армия освободительница, овеянная ореолом немеркнущей славы».

Да, тогда, никто не сомневался в НАШЕЙ Победе, и никому бы не пришло в голову оспаривать это…

Ветеранам сегодня особенно больно видеть, как те, кого они освободили, сносят памятники своим освободителям, «переписывают» историю, присваивают себе Победу, которая досталась им такой ценой.

«Но на Рейхстаге расписались только советские солдаты», – говорил Иван Степанович.
После войны он вернулся в Караганду, откуда уходил на фронт, окончил Алматинский юридический институт, работал помощником прокурора, затем прокурором Кокчетавской области, а с 1966 года – более двадцати лет – заместителем прокурора Уральской (Западно-Казахстанской) области.

Заслуги Ивана Степановича Гапича в охране правопорядка отмечены медалью «За трудовую доблесть», званием Почетного работника прокуратуры СССР, а также Казахстана, орденом «Курмет», многочисленными грамотами и благодарностями.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top