Люди и звери

10 сентября 2015
0
2158

В Уральске приют для бездомных животных, с таким трудом открытый несколько лет назад группой энтузиастов и волонтеров, выселяют. Тогда было зарегистрировано общественное объединение, которому защитники животных дали название «За жизнь!». И вот теперь расторгает договор на аренду помещения и предлагает волонтерам общественного объединения какое-то Алматинское НИИ, которому принадлежит здание ветстанции в Уральске, выметаться вместе со своим беспокойным хозяйством. Председатель общественного объединения Юлия Асиновскова не сдается: вместе с волонтером помощи больным детям Галией Беккужиевой они вынашивают идею создания совместного центра, где животные будут лечить детей. У специалистов это называется зоотерапией.

На одной волне

– Вы понимаете, дети – они на одной волне с животными, а больные дети – особенно. Они же комплексуют из-за своих недостатков, а с животными чувствуют себя на равных. Между ними особая связь, она очень положительно влияет на ребенка, – говорит волонтер общества защиты животных Лена Рожкова, успевая лавировать среди потока машин и отдавать по телефону указания своим детям.

Проект они уже начали реализовывать, собственно на это мы и едем посмотреть. Едем через весь город, мимо заброшенных зданий мясокомбината.

– Здания растаскивают по кирпичику, а мы не можем найти помещения под центр, – вступает в разговор Галия Беккужиева. – Мы согласны на любое – пусть даже полуразрушенное, мы его восстановим, половину помещения будут занимать животные, а на другой половине дети будут с ними общаться.

Галия занялась благотворительностью весной этого года – помогает малообеспеченным семьям, больным детям. Началось все с того, что помощь понадобилась ее знакомым. Она попробовала, обратилась через Интернет, нашла спонсоров – получилось. Оказалось, что добрых людей у нас очень много и делать добро хоть и непросто, но приятно. А главное – ею доволен дедушка, который тоже всегда помогал людям.

Мы проезжаем стихийную свалку за мясокомбинатом и выезжаем на площадку, где Юля Асиновскова водит под уздцы низкорослого мерина Пантелея. На Пантелее гордо восседает семилетняя Томарис. Она издалека машет нам ручкой и улыбается: сегодня она на коне – в буквальном и переносном смысле. Потому что по всему видно – Томарис счастлива. И Пантелей – тоже. Сейчас они – как одно целое, такой вот небольшой милый кентаврик. Томарис то ложится коняшке на шею, то откидывается на его круп спинкой, то выпрямляется и крепко держит руками повод, а коленками сжимает лошадиные бока – совсем как настоящая наездница.

– Ведь она спину совсем не держала, сидеть не могла, а сейчас посмотрите, я ее отпускаю – она сидит, сама сидит! – не может сдержать радости мама девочки Галима. – На стуле сидит – спина гнется, а на лошади она ее прямо держит. И ходить она стала почти самостоятельно. Это лошади помогли.

У Томарис – детский церебральный паралич. Она не ходила, не сидела и даже голову держала плохо. Несколько лет назад мама привела ее на ипподром конной школы и посадила на лошадь. И уже вскоре заметила улучшение. Но часто ездить в Асан, чтобы покатать дочку на лошади – далеко, а здесь – удобнее.

– Лошади там большие, высокие, а Пантелей – как раз для детей, почти как пони.

Пантелей, понимая, что речь о нем, горделиво взмахивает гривой. Коня, точнее мерина Пантелея Юля выкупила с бойни.

– Почти что из-под ножа, – говорит она. – У него тоже была психологическая травма, собаки его спасли.

«Спасительницы» бегают тут же. Хромые, переломанные. Кого-то забрали, как говорят девушки, «с усыпалки», кого-то подобрали на улице. Застенчиво повиливая хвостами, они подходят к нам, незнакомым – ждут угощения. Собака по имени Лариса явно благородных кровей, но бегать, как должна бегать борзая, она не может: одна лапа зверски вывернута в суставе. Дворняга Брюша тоже весь переломанный. Как они спасали Пантелея от пережитого стресса, мне непонятно. Но Юля говорит, что пережившие много боли собаки – как сестры милосердия, чувствуют, когда другому плохо и своей энергетикой помогают ему.

Томарис слезает с Пантелея, обнимает его, он мягкими губами пытается ответить ей поцелуем. «Лошадка – хорошая», – говорит Томарис по-казахски. Держась за мамину руку, девочка идет к собакам, гладит их, это часть терапии, которая Томарис, похоже, очень нравится. «Собачки – хорошие», – говорит Томарис. Ее детская душа точно – на одной волне и с Пантелеем, и с собаками.

Эти собаки живут в Юлином дворе, что будет с теми, которые еще остаются в приюте, неизвестно. Не хочется даже думать, что их тоже ожидает мучительная смерть в собачьем «гетто».

«Да им просто нравится убивать!»

А именно так называют волонтеры место, куда свозят отловленных собак. Год назад к нам в редакцию пришла жительница Лондона, наша землячка Рита Садыкова. Пока была в Уральске, она помогала волонтерам приюта для животных и была в шоке от того, что творилось за дощатой перегородкой.

– Мы здесь собак кормим, а другие там скулят и воют. Это невозможно, это морально слишком тяжело, у нас бабушки не выдерживают, – говорила она.

– Творится какой-то беспредел, – говорит Тамара Абрамичева, бессменный волонтер общества зашиты животных. – И особенно в последнее время.

Каждый день эта немолодая женщина несет два ведра пищевых отходов, которые ей дают сердобольные повара, чтобы накормить питомцев. Говорит, что больше нет сил – нет, не ведра таскать – от того, что ничего не меняется, а становится только хуже.

Защитники животных надеялись, что со временем власть обратит внимание на эту проблему и поможет им решить ее цивилизованно. Им выделят помещение, а может быть, и средства из тех миллионов, что ежегодно дают на отлов и уничтожение, они смогут содержать большее количество животных и стерилизовать бездомных дворняг.

– Уничтожением эту проблему не решить, – говорит Юлия Асиновскова. – Во всем мире ее решают только путем содержания бездомных животных в приютах и их стерилизацией.

Но сегодня у приюта отбирают даже то убогое помещение, за которое не стеснялись брать арендную плату.

– Многие думают, что мы получаем какие-то деньги из бюджета, а мы существуем на то, что собирают неравнодушные люди, – говорит Юлия.

В последнее время в ОО «За жизнь!» все чаще стали поступать жалобы от жителей города на убийства не только бездомных, но и домашних собак и кошек. Животных даже не отлавливают, а убивают на месте. Люди связывают это с возвращением на должность бывшего руководителя территориальной инспекции комитета ветконтроля Серика Канатбаева. В его бытность на этой должности горожане часто становились свидетелями жестоких расправ с четверногими бродягами.

В ноябре 2013 году Серик Канатбаев был освобожден от должности инспектора ветконтроля в связи в предъявленным ему обвинением по двум статьям Уголовного кодекса – «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества, неоднократно, с использованием служебного помещения, лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций» (ст 176, ч.3 п.«г») и «Служебный подлог, совершенный должностным лицом» (ст.134 ч.2). При вынесении приговора С.Г. Канатбаеву изменили меру пресечения и освободили в зале суда под подписку о невыезде. Его осудили на пять лет без конфискации имущества с лишением права занимать руководящие должности в течении трех лет. Наказание условное, с испытательным сроком на два года.

И вот, не прошло и двух лет, как Серик Ганиевич Канатбаев вернулся. Теперь он исполняет обязанности заведующего филиалом Западно-Казахстанского научно-исследовательского института ветеринарной станции. Поговорить с ним не удалось, нам сообщили, что он в командировке. Даурен Канатбаев тоже  отрицал свою причастность к отлову и отстрелу животных. После скандала с питомником в Круглоозерном, решили, видимо, не «миндальничать», а убивать животных на месте. Хотя ни в ветстанции, ни в ДВД этого не подтверждают. И вообще, все от этой деятельности открещиваются.

Когда мы ехали в машине, на смартфон одного из защитников животных пришло видео – в девятом микрорайоне из огнестрельного оружия расстреляли собаку. Это было днем, недалеко от автобусной остановки, где было много людей. На видео – «уазик» с тентом, запачканным кровью, с символическими буквами АД и госномером 359, под ней – мертвая собачонка. Люди возмущаются действиями «собачников», среди которых есть человек в полицейской форме. Слышно, как какой-то парень кричит: «Вам просто нравится убивать!».

УВД причастность к стрельбе своего сотрудника отрицают. Как следует из ответа пресс-службы административной полиции ДВД, «в ходе проведенной проверки было установлено, что, согласно решению акимата г. Уральска, в микрорайоне «Жулдыз» проводился отлов бродячих собак. В процессе отлова работнику ветеринарной станции пришлось применить оружие, так как собака стала кидаться на него, угрожая его жизни и здоровью, в результате чего собака была застрелена». Свидетели утверждают – собака ни на кого не нападала, никакой угрозы «жизни и здоровью» сотрудника ветстанции не представляла, это за ней гнались сотрудники ветстанции, у которых почему-то оказалось огнестрельное оружие.

Первого октября истекает срок аренды помещения, в котором защитники животных содержат приют для них. Тридцать собак останутся без крова и защиты.

– Ни одну собаку мы на улицу не выгоним. Часть заберем к себе, – говорит Юля Асиновскова. – Но за это время нужно успеть пристроить хотя бы частично.

Желающие спасти хоть одну собачью жизнь могут позвонить Юлии Асиновсковой по телефону: +7-702-799-79-46

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top