Критерии Пирского

25 июня 2015
0
1478

В свои 70 лет он до сих пор в строю – тренирует ребят, сам отлично ездит на велосипеде и мечтает воспитать второго Александра Винокурова. Александр Васильевич Пирский – легендарный человек не только для нашей области, но и для республики.  В годы его тренерства юношеская сборная РК завоёвывала призовые места на самых престижных мировых первенствах, во время работы Пирского на заводе имени Ворошилова в Уральске появился свой плавательный бассейн, а стадион имени Атояна стал местом проведения самых зрелищных спортивных мероприятий и концертов известных звёзд советской эстрады.

Сам Александр Васильевич признаётся, что свой твёрдый, бойцовский характер он унаследовал от мамы – Евгении Васильевна Пирской.

– Она у меня была фронтовичкой, в годы войны вместе с несколькими подружками пошла добровольцем на фронт, – рассказывает он. – Им тогда всего по 17 лет было. Их выучили на медсестёр и направили на Курскую дугу. Мама рассказывала, что бои там шли страшные. Они спасали из горящих машин танкистов. Здоровенных мужиков, раненных, контуженных, им, хрупким девчонкам, приходилось вытаскивать из люков буквально волоком. Но мама говорила, что не это было тяжело. Страшнее было, когда контуженный выпрыгивал из танка сам и весь в огне бежал по полю. А молоденькие санитарочки гнались за ним, и не могли поймать – человек сгорал на их глазах, как спичка, но от шока и боли не мог остановиться. Ещё мама видела, как людям осколки бомб вспарывали животы и те от того же шока и боли вырывали себе кишки, выпадавшие из ран. На маминых глазах погибло много людей, но многих она и спасла…

За воинские подвиги Евгения Васильевна Пирская была награждена орденом Красной Звезды, среди самых дорогих для неё наград сын отмечает медаль «За отвагу» и орден Отечественной войны.

– Отца своего я совсем не помню, он пропал почти сразу после моего рождения, – говорит наш герой. – Зато мама тратила все свои силы на то, чтобы я был сыт, одет, обут. Она работала на кожевенном заводе им. Землячки, там было очень тяжело, но она никогда не жаловалась. После войны в городе не хватало топлива. И на заводах, фабриках рабочим выделяли по тонне угля на семью. Помню, однажды мама пришла с ночной смены и повела меня с собой, чтобы забрать свой уголь. Мне тогда было лет 8-9. Нам дали подводу, и мы вместе с другими копались в вагонах, выбирали среди простого камня настоящие комья угля. Возились с ним больше половины дня, потом привезли домой, стали таскать во двор, чтобы соседи не растащили. Больше, конечно, мама трудилась, мы с бабушкой чуть-чуть ей помогали. А вечером, даже не отдыхая, мама в смену опять ушла. Мне тогда её жалко было, просто до слёз – до изнеможения ведь работала…

Много времени мальчишке – Сашке Пирскому – уделяла его тётя – воспитатель детского сада при заводе имени Ворошилова Зоя Васильевна Пирская. С ней он ходил на все детсадовские утренники, праздники, посещал городские библиотеки и музеи.

Мама с тётей очень хотели, чтобы мальчик рос физически крепким. Поэтому зимой они привязывали малышу на валенки коньки и катали его до тех пор, пока он сам не научился твёрдо на них стоять. Ещё у него были лыжи, а летом он обязательно купался с соседской ребятней на Чагане или гонял мяч на внутреннем дворе тогдашнего пединститута.

– Мы жили недалеко от института, рядом с кинотеатром им. Ю. Гагарина, по улице Плясункова, – вспоминает собеседник. – Поэтому, когда там появилась хоккейная коробка, где ребята-студенты играли в футбол, волейбол, теннис, сразу стали туда бегать. Учитель физкультуры института Вячеслав Васильевич Новиков-Лавров стал инициатором строительства этой коробки, он же разрешал нам поиграть в ней в футбол. А зимой её заливали водой, и были массовые катания. Время было золотое…

В 1957 году неожиданно для родных Сашка увлёкся велоспортом.

– В городе тогда было очень мало велосипедов, в основном трофейные, которые привезли с собой из Германии фронтовики, – рассказывает он. – Детский велосипед в нашей первой школе был только у одного мальчишки, у которого отец был какой-то военной шишкой. А тут по всей стране стали проводиться велогонки, эстафеты, массовые заезды. И мы с дворовыми ребятами тоже загорелись идеей научиться ездить на велосипедах.

Неизвестно уже как, но дети узнали, что в городе открылась детская велошкола. Они туда и записались.

– Тренером там работал Валерий Александрович Шлыков – прекрасный педагог, отличный велогонщик, – с воодушевлением говорит Пирский. – Многие уральские велосипедисты прошли его школу, стали мастерами спорта. Он был высокого роста, настоящий богатырь. Но при этом никогда не позволял себе грубости в обращении с детьми, всегда весёлый, добрый, каждому найдёт слово одобрения, приобнимет, пошутит. Мы его боготворили.

Однако, несмотря на общий восторг от занятий велоспортом, крутить педали «на отличку» у Сашки Пирского не выходило. Когда другие спортсмены, преодолев крутой подъём и спуск со Свистун-горы, уже подъезжали к посёлку Круглоозёрное (25 километров от города), тот едва доезжал до посёлка Новокирпичный (12 километров). Был мальчишка слабеньким, дальних расстояний не выдерживал. Поэтому летом 1958 года, раздавая своим воспитанникам казённые велосипеды для занятий, тренер Шлыков Сашу обошёл. Думал, что мальчик всё равно бросит этот спорт.

Но младший Пирский был не таков. Он уговорил маму купить ему простой дорожный велосипед «ЗИФ» и стал кататься на нём в компании с соседскими ребятами.

– Поначалу мы ездили только по городу, а потом я уговорил своих друзей поехать в посёлок Владимировка, это 45 километров от города, – вспоминает Александр Васильевич. – На трёх велосипедах мы доехали до посёлка относительно легко и быстро. А вот назад ехать уже не могли – выбились из сил. Ветер дул нам в лицо. Крутить педали было невозможно. Чуть ли не волоком мы втащили велосипеды на Свистун-гору, и там мои друзья упали, как подкошенные. «Всё. Мы тут умрём», – заявили оба. Кое-как я уговорил их встать, они побрели пешком, а я потащил их велосипеды. Домой мы вернулись только к трём часам ночи. От родителей нам тогда крепко досталось.

А сам Саша Пирский понял – он сможет вынести любые трудности, в нём появилась уверенность в себе…

Прошло лето. И в сентябре он выиграл велозабег между городскими школами, причём на финишную прямую пришёл с большим отрывом от остальных. Шлыков ликовал.

А потом возобновились тренировки – изматывающие, тяжёлые.

– Многое тогда мы делали через «не могу», бегали по 15 километров, приседали по 30 минут, ездили по трассе до посёлков Серебряково или Перемётное, – отмечает наш собеседник. – Валерий Александрович сумел вселить в нас дух соперничества, мы хотели быть выносливее, ездить быстрее.

Уже в 1961 году на первенстве в Чимкенте Саша Пирский занял третье место в индивидуальной гонке, на первенстве края стал первым среди школьников трёх областей – Уральской, Гурьевской, Актюбинской.

Приходилось спортсмену участвовать и в велогонках всесоюзного спортобщества «Спартак», и в республиканских состязаниях – везде Пирский был в рядах первых, а уральская команда неизменно входила в пятёрку лучших по Казахстану.

Саша поступил в строительный техникум, но с занятий он убегал на стадион «Юность», играл с ребятами в футбол. Пока наконец мама не предложила ему пойти работать на завод «Рембытметалл».

– Это была удивительная артель, – вспоминает Александр Васильевич. – Её создали инвалиды войны – безрукие, безногие дядьки. Они делали железные кровати, домашнюю утварь из металла. Многие из них были ярыми болельщиками «Спартака», поэтому спортивные новости всегда слушали чуть ли не с придыханием. Все они занимались каким-либо видом спорта: кто-то играл в шашки, кто-то – в волейбол, кто-то – в теннис. Летом не спешили по домам – на поле рядом с заводом они дотемна играли в футбол. Их спортивному духу мог позавидовать любой здоровый парень или мальчишка.

Потом была служба в армии. И здесь Саша Пирский не забросил спорт – научился играть в ручной мяч (гандбол), бегал кроссы.

А после армии стал спортинструктором по линии общества «Спартак» в… «Горпищеторге».

– Мне нужно было организовать спортивную жизнь среди продавцов городских магазинов, – со смехом вспоминает Пирский. – А там молоденькие девчата, которым то товар принять надо, то учёт провести. Промучился я с ними год, а потом Шлыков пригласил меня тренером в велошколу. Тогда же я сам ещё активно принимал участие в гонках, вошёл в состав сборной «Спартака».

Первые годы своего тренерства он тоже вспоминает с лёгким смешком. Дело в том, что свою велогруппу он собирал буквально во дворах, на футбольном поле школы №5. Когда его ребята прозанимались всего полгода, Пирского вызвали к директору этой школы.

– Педагоги меня спрашивали: «Что вы сделали с детьми, они раньше были такими хулиганистыми, а теперь просто шёлковые?», – смеётся он. – Вызвали детей, а те объясняют: «Александр Васильевич на тренировках нас так гоняет, что потом ноги и руки болят. В школе уже бегать не хочется»… А ведь знаете, не зря я их тогда гонял, из 12-ти четверо у меня выросли до мастеров спорта, один воспитанник – Леонид Новиков взял третье место на Спартакиаде Казахстана среди школьников, а Пётр Иконников стал чемпионом Советского Союза.

В 70-е годы слава о воспитанниках Пирского гремела на весь Союз. На всесоюзных молодёжных играх в Эстонии трое его ребят – Новиков, Иконников, Круглов – завоевали золотые медали, а сборная Казахстана стала чемпионом СССР.

Вместе с ребятами-велосипедистами наш герой объехал практически весь Союз, и всегда с соревнований они привозили медали, становились мастерами спорта. Его заметили и в 1978 году пригласили работать в Алматы – старшим тренером сборной команды школьников Казахстана. Со всей страны были отобраны 18 лучших велогонщиков. И пошли победа за победой: на всесоюзных, международных соревнованиях. Ребята Пирского выиграли многодневную велогонку в Прибалтике, затем его воспитанник стал чемпионом мира в Мексике. Сборная школьников РК вошла в тройку лучших команд по велоспорту в СССР.

У Пирского появились регалии – он стал заслуженным тренером Казахстана, получил Почётную грамоту Верховного Совета.

– Я многое почерпнул для себя в те годы как тренер, – откровенно признаётся Александр Васильевич. – Приходилось работать с лучшими спортсменами страны, и сам я старался высоко держать планку. Когда в Прибалтике мои ребята смогли обогнать сборную команду Украины, в составе которой был заслуженный мастер спорта Олег Чуждо, я был готов расцеловать каждого из них. Такая гордость была за гонщиков, за себя…

Но в 1983 году Пирский неожиданно для всех ушёл с тренерской работы в Алматы. Ушёл, резко хлопнув дверью. Ушёл, потому что почувствовал фальшь, подковёрные интриги. Его перестали отпускать на международные соревнования, за границу с его ребятами ездили другие… Он не стал ждать, пока его попросят.

– Я вернулся в Уральск, в родную спортшколу, – вспоминает он. – Тогда у меня уже была жена и трое сыновей, и я решил осесть здесь. Только давалось мне это страшным трудом. Если в Алматы для спортсменов были созданы все условия, у меня самого в распоряжении была скоростная «Волга», то дома я увидел убогие старые велосипеды, а мне приходилось ездить за своими гонщиками на стареньком мотоцикле. Я откровенно впал в тоску. Хотелось выть.

Ему позвонили из Самары, попросили приехать в местное управление спорта. Там предложили должность старшего тренера, квартиру, машину.

– Только в Уральске на тот момент уже знали, что меня переманивают, – усмехается наш герой. – Буквально в тот же день меня вызвал тогдашний первый секретарь обкома партии Мустахим Ихсанов и сказал, что мне дадут квартиру в Уральске, обеспечат все условия, лишь бы я не уезжал. Когда я рассказал об этом дома, жена стала просить меня не торопиться – у неё серьёзно болела сестра, и она за ней ухаживала. Мы остались…

Но возвращаться к тренерству Пирский не захотел… перегорел. Его пригласили на завод имени Ворошилова, председателем спортклуба «Авангард».

– Руководил заводом тогда легендарный Пётр Александрович Атоян, человек, который очень ценил людей, заботился о них, – рассказывает наш собеседник. – В мои обязанности входило организовать физкультурно-оздоровительную работу в 25 цехах, привлечь работников к занятиям спортом. Не хочу хвастаться, но за 12 лет я сумел сколотить из заводчан такую футбольную команду, которая влёгкую выигрывала первенства города, брала призовые места на первенствах края, республики, вошла в лигу Казахстана. У нас играли в настольный теннис, волейбол. Мы провели реконструкцию стадиона «Авангард», стали приглашать туда известных певцов и музыкантов, собирали полные трибуны народа.

В 1986 году Пирский озвучил перед директором завода просьбу трудящихся – построить при их ДК плавательный бассейн.

– Пётр Александрович согласился сразу, – вспоминает Александр Васильевич. – В апреле 1987 года мы принялись за стройку, и уже к осени бассейн был готов. Радость у горожан и их детей была огромная – в день к нам приходили искупаться до тысячи горожан.

Всё рухнуло с перестройкой. Сначала на баланс городского бюджета перешёл стадион «Авангард», потому что содержать его самостоятельно заводчане уже не могли. Потом стали закрываться спортивные секции на заводе, бассейн, почти перестал работать ДК.

В тот переломный момент о Пирском вдруг вспомнили в Алматы – ему позвонили, пригласили опять тренером в юношескую сборную. Это был 1994 год.

– В день, когда я должен был вылететь на переговоры в Алматы, вдруг неожиданно стало плохо жене, мы вызвали «Скорую», но она умерла ещё до её приезда. Я остался один с тремя детьми, младшему на тот момент было всего 4 года. Ни о какой поездке и речи уже не могло идти, – с горечью констатирует он. – Только когда моей Нины не стало, я понял, как много она для меня значила, как много брала на себя, чтобы я был занят спортом, карьерой. Я ведь никогда не был отягощён заботами: где покупать продукты, во что одевать детей, как готовить с ними уроки. К моему приходу-приезду у жены всегда на столе стоял горячий обед, дети были сыты-одеты-обуты. После её смерти все эти заботы легли на мои плечи, и я понял, как мало ценил свою Нину при жизни…

Александр Пирский вернулся к тренерству в областной велошколе.

– Сейчас очень сложно заинтересовать ребят спортом, – рассуждает он. – Они привыкли к малоподвижному образу жизни, всё чаще сидят дома на диване за планшетом или ноутбуком. Но даже если кого-то мы и увлекаем в свою секцию, то потом часть детей всё равно уходит. Почему? Они не видят перспектив. Мы нарезаем километры по жаре и пыли, но практически не выезжаем на соревнования, не показываем себя. Если в год по республике проводятся 12-14 велогонок, то мы едем всего на две из них. Денег на поездки облспорт нам не выделяет. Разве дети будут заинтересованы выкладываться на все сто, если они знают, что им не придётся состязаться, бороться за победу?! Мне, как и любому другому тренеру, очень хотелось бы вырастить олимпийского чемпиона, но это невозможно если нет условий! Я уже старый гонщик, но мне не хочется, чтобы велоспорт в Уральске умирал, он должен жить. Не в моих воспоминаниях, а в реальности…

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top