Каракумский синдром

25 февраля 2016
0
2647

Альтернативная версия высыхания Аральского моря

Казалось бы, о трагедии Аральского моря написано и сказано уже столько, что добавить что-то новое практически невозможно. Но вновь приходится вернуться к теме Арала. И повод тому очень даже веский. Газета «CentralAsiaMonitor» (2016 г., №2) опубликовала материал «Угроза заторов на Сырдарье». В ней есть любопытный абзац: «…12 километров реки у плотины заполнены шугой, что препятствует пропуску воды, сам гидроузел «Аклак» состоит из трех секций, две из которых забились ледяной крошкой. А чуть ниже гидроузла подтоплен понтонный мост, и это тоже препятствует спуску воды в Арал». Позже заторы устранили. Благодаря же проведенной ранее расчистке русла и наличию гидроузла, воды Сырдарьи регулярно наполняют сегодня Северный Арал, отсеченный от усыхающей южной части моря Кокаральской плотиной. А что же могучая Амударья, которая почти втрое многоводнее Сырдарьи? Она по-прежнему не доходит до моря! Почему? В связи с этим вспоминается другая публикация из этой же газеты (2013 г., №32) со ссылкой на источник fergananews.com. Речь идет о статье Дмитрия Верхотурова «Кто выпил море? Аральская трагедия: еще один взгляд».

Снимок Аральского моря из космоса

Заявление от лукавого?

Автор материала напоминает, что в 2012 году президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов участвовал в конференции ООН по устойчивому развитию «Рио+20». В своем выступлении он рассказал о том, как Туркменистан охраняет окружающую среду. В основном же его выступление было посвящено Аральскому морю.

Верхотуров приводит дословно высказывание Бердымухамедова на конференции:

«Еще одна сложнейшая проблема – это спасение Арала. Без ее решения трудно говорить о выполнении задач по устойчивому развитию в Средней Азии. Арал сегодня – это зона бедствия, последствия которого напрямую отражаются на жизни и здоровье сотен тысяч людей, оказывают негативное воздействие на экономическую, социальную и экологическую обстановку во всем регионе… В этой связи наша страна предлагает приступить к выработке мер, которые целесообразно было бы осуществлять в виде отдельного направления деятельности ООН».

Здесь надо иметь в виду следующие обстоятельства. Во-первых, площадь Арала делится между Казахстаном и Узбекистаном. Туркмения выхода к Аральскому морю не имеет. Если брать реально существующий водоем, то он находится далеко к северу от территории Туркменистана, почти целиком на казахстанской территории. Поэтому Туркменистан никак не отнесешь к приаральским государствам.

Во-вторых, экологический ущерб от высыхания Аральского моря Туркменистан ощущает в меньшей степени: заселенная территория и основные возделываемые площади этой страны отделены от Приаральского региона обширной пустыней Каракумы. Как справедливо замечает Верхотуров, высыхание Аральского моря сильно ударило по Узбекистану, превратив Каракалпакию, непосредственно прилегавшую к бывшему морю, в зону экологического и социального бедствия, хотя некогда это был развитый оазис, а также по Казахстану, в котором ускорились процессы деградации и опустынивания пастбищ.

В-третьих, проблема Аральского моря вовсе не является неразрешимой. Казахстан возродил к жизни Северный Арал, построив Кокаральскую плотину в проливе Берга: воды Сырдарьи стали задерживаться в этой части моря. Его уровень повышается, возрождается рыболовство. Дамбу же продолжали наращивать, благодаря чему объем воды в Северном Арале увеличился с 27 до 29 кубических километров.

Почему же президент Туркменистана начинает на международной арене говорить за другие страны? Почему он предлагает создать Специальную программу ООН по Аралу? По мнению Дмитрия Верхотурова, таким образом Туркменистан стремится замаскировать свою неблаговидную роль в аральской проблеме.

Судно на дне Аральского моря

Хранилища ядов

Почему-то упускается из вида очевидный вроде бы факт. В 1954 году началось строительство Каракумского канала, который снабжал Туркменистан водой, забираемой из Амударьи. Сегодня канал доходит до Казанджика, затем вода по трубопроводу подается в город и порт Туркменбаши (бывший Красноводск). В водных ресурсах Туркменистана доля амударьинской воды составляет 94% – это 22 кубических километра в год (почти три реки Урал!)

Когда же в 1959 году была введена в строй первая очередь Каракумского канала протяженностью 400 км, тогда и было отмечено первое падение уровня Арала.

Несмотря на то, что Узбекистан забирал из Амударьи воды больше, чем Туркменистан, это не нанесло большой угрозы Аральскому морю. Дело в том, что территория Туркменистана находится «выше» по отношению к Аралу и руслу Амударьи, причем на уклоне от Памира и Тянь-Шаня к морю. Так, Фергана находится на отметке 580 м над уровнем океана, а уровень Аральского моря составлял 49-53 м. Поэтому значительная часть забираемой в Узбекистане для орошения воды в конечном итоге самотеком или через подземные воды затем поступала в Аральское море.

В Узбекистане и до Каракумского канала строили оросительные системы и водохранилища, однако это не вело к падению уровня Аральского моря. С постройкой же Каракумского канала вода стала отводиться вообще в сторону от Аральского моря и уходила в пески, подземные горизонты, откуда стекала в Каспийское море, лежащее ниже Арала на 80 м.

Тем не менее, канал продолжали строить! И вот в 1971 году Амударья перестала доходить до моря и стала стекать в безводную Сарыкамышскую впадину на границе Туркменистана и Узбекистана. Протоку быстро превратили в канал, по которому сбрасывали воду, насыщенную солями, минеральными удобрениями и ядохимикатами, оставшимися после орошаемых полей. В Сарыкамыш, как отмечает Верхотуров, ежегодно сбрасывалось 5-7 кубокилометров воды.

Образовалось второе море – настоящее хранилище ядов. В нем даже пытались разводить и ловить рыбу, а в это время погибало рыболовство на Аральском море. Вопиющая, преступная бесхозяйственность! В 1990 году промысел был прекращен из-за чрезвычайной насыщенности Сарыкамышской впадины ядами.

В 1970-е годы был разработан проект создания целого озера на территории Туркменистана в центре пустыни. В 2000 году к проекту вернулись, назвав его «Озеро золотого века». Объем этого водоема должен был составить 132 кубических километра, протяженность подводящего коллектора от Каракумского канала – 720 км, общая протяженность коллекторов – 2654 км, что больше протяженности третьей по длине реки Европы – Урала (2428 км). В Туркменистане убеждают, что для заполнения озера не будет использоваться ни капли амударьинской воды, но фактически это та же самая амударьинская вода, только уже использованная на орошение и мелиорацию, впитавшая в себя отходы с полей.

Повторяется история с Аралом: при подсыхании таких озер при малейшем дуновении ветра частицы соли поднимаются в воздух и обрушиваются на возделываемые поля и населенные пункты. То же самое будет и на Сарыкамыше. Теперь Туркменистан строит еще одно озеро. В него пойдет вода, направлявшаяся ранее в Сарыкамышскую впадину.

Исходя из названных фактов, Дмитрий Верхотуров приходит к однозначному выводу:

«Таким образом, вовсе не узбекские хлопковые поля, а именно Каракумский канал, забравший треть стока Амударьи, а потом и перенаправление дренажных вод в Сарыкамышскую впадину стали причиной высыхания Аральского моря». И главную роль в этом сыграл именно Туркменистан. И это не «дела давних советских дней» – Туркменистан и сейчас продолжает ту же самую политику, строя свое Туркменское озеро. Пора поставить вопрос: не слишком ли много воды потребляет Туркменистан и не слишком ли далеко зашли его водохозяйственные амбиции?»

Сарыкамышское озеро

Мировой рекорд

Д. Верхотуров сгущает краски? Ничуть! По данным Международной координационной водохозяйственной комиссии, Туркменистан получает самое большое количество воды – 4 044 кубометра на человека в год – вдвое больше, чем Казахстан и Узбекистан. По данным за 2001 год, суточный расход воды на человека в Ашхабаде составил 717 литров. Для сравнения: в Москве – 190 литров, Астане – 250 литров, в Ташкенте – около 300 литров.

Из общего водозабора Туркменистана, который составляет около 24 кубических километров в год, полезно используются только 16 кубокилометров, а 8 куб. км безвозвратно теряются. И при таких чудовищных водопотерях затеяно строительство Туркменского озера в центре пустыни и грандиозной сети коллекторов.

Интересно, что главной причиной падения уровня моря в публикациях о высыхании Арала назывался именно забор воды на орошение. Но усилиями Дмитрия Верхотурова была убедительно показана роль в этом Каракумского канала. А это очень важно! Ведь если неправильно поставлен диагноз, вылечить болезнь нельзя.

По мнению Верхотурова, Туркменистан может внести свой вклад в решение аральской проблемы, причем больший, чем любая другая страна. При этом необходимо сократить забор воды в Каракумский канал наполовину от нынешнего объема, перестроить свое водное хозяйство, ликвидировать потери воды. В этом случае Каракумскому каналу хватит 12 кубических километров воды Амударьи даже без дальнейшего сокращения водопотребления. С другими источниками как раз набирается объем полезного водопотребления 15-16 куб.км, остальной объем надо оставить в реке.

Верхотуров сетует, что Туркменистан делать это не хочет: по-видимому, считает всякие советы вмешательством в дела суверенного государства. Но природа, как известно, не признает границ. Если кто-то напортачил, от этого страдают соседи. Решать туркмено-аральскую проблему необходимо на уровне президентов стран Приаральского региона, а при необходимости – Организации Объединенных Наций.

Автор: Александр Суетин

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top