Итожа прожитое

20 ноября 2014
0
501

Где-то кони пляшут в такт нехотя и плавно…

Эти слова из песни В.Высоцкого не выходят у меня из головы, когда вспоминаю один эпизод из жизни, когда работал главным агрономом на Уральской опытной станции. Весной, когда яровые хлеба кустятся, проводится опрыскивание посевов гербицидами – с целью борьбы с сорняками. Лучше всего это делать в прохладное время суток – ночью. Можно вечером и, реже, утром.

И вот однажды, рано утром, когда солнце только всходило, обработав одно поле, мы переезжали на другое и вдруг увидели, что навстречу нам в дымке марева несется табун лошадей «нехотя и плавно». Мы остановились и, как завороженные, смотрели на эту картину. Завидев нас, кони чуть отвернули в сторону и понеслись («поплыли») еще быстрее.

Нужно сказать, что лошадь – животное умное. Вечером они собираются в табун и сами идут на то поле, где в это время лучшее пастбище. В ранний весенний период это чаще всего посевы озимых культур.

Работа главного агронома опытной станции, да еще и доктора сельскохозяйственных наук, вызывает живой интерес. Как-то вызвали меня к заместителю акима области по сельскому хозяйству. Там присутствовала агрономическая элита области. Обсуждался вопрос – обрабатывать осенью почву или сеять так – по стерне. На последнем сильно настаивал новоиспеченный начальник областного управления сельского хозяйства. Когда очередь дошла до меня, я ответил, что переходить на земледелие без осенней обработки почвы – это авантюра. Нужно было видеть и слышать, что там творилось после этого. Справедливости ради нужно сказать, что мою точку зрения поддержал представитель Западно-Казахстанского аграрно-технического университета имени Жангир хана. Ему это потом ничего не стоило, а мне дорого обошлось. Многое зависит от руководителя организации, которую ты представляешь.

Через несколько дней нагрянула комиссия в составе трех человек с областного управления сельского хозяйства. Проверяли в основном склады с семенами. Один, особо любопытный, два дня спрашивал, «что такое ПР-I и ПР-II». Все никак не мог запомнить, что это питомники размножения первого и второго года жизни. Еще их интересовало, как посеять многолетние травы вокруг новой птицефермы в районе Меловых гор. Ожидался приезд комиссии из Астаны.


… когда приходится проезжать по атырауской трассе, всегда с каким-то благоговением смотрю на то место между Круглоозерным и Серебряковым возле насосного поливного вала, где когда-то стояли полевые вагончики, где мы жили почти месяц и проходили свои первые агрономические университеты.


Каково было мое удивление, когда вскоре после отъезда комиссии пришла бумага, где было написано, что на станции высокая себестоимость элитных семян (засушливые годы были), подтекает крыша складов (подтекает и поныне, но сейчас это, по прошествии 8 лет уже не является проблемой) и нет «Книги истории полей». Последнее было записано с чужих слов, правда, не указано, что нет с советских времен. Вывод: главный агроном не соответствует занимаемой должности.

При последующих встречах один из проверяющих говорил, что «к Вам мы ничего не имеем» и что «нас заставили». Ответ был один: «Бог нам всем судья». До этой истории я часто задумывался, кто же писал и на коллег в печально известном 37-м году? Оказывается, все относительно просто.

А годы летят…

Все чаще вспоминаются годы, когда учился в институте. Полагаю, что это связано с тем, что в последнее время работаю преподавателем. Волей или неволей сравниваешь себя с нынешними студентами, какими были мы и какие они есть сейчас. Разумеется, это сравнение субъективное, но тем не менее.

Августовский солнечный день 1965 года. Мы большой толпой ждем, когда вывесят список поступивших на агрофак. Стоим и переживаем, ведь конкурс на одно место в тот год был 4,5 человека. Наконец список вывешивают, и где-то в конце его нахожу свою фамилию. Радости нет предела – я студент. Тут же нам объявляют, когда явиться в рабочей одежде – поедем на месяц убирать картофель. С тех пор, когда приходится проезжать по атырауской трассе, всегда с каким-то благоговением смотрю на то место между Круглоозерным и Серебряковым возле насосного поливного вала, где когда-то стояли полевые вагончики, где мы жили почти месяц и проходили свои первые агрономические университеты.

Интересно то, что еду готовили на всю «ораву» в 50 человек наши же студентки Батес Газизова и Рая Иванова. Это потом они станут, выйдя замуж за наших же ребят, соответственно Исмагулова и Гриднева. Девчонкам доставалось, были и слезы, но они с честью вышли из сложившейся ситуации.

На первых курсах запомнились Милица Вячеславовна Родина и Валентина Федоровна Тумпурова. Милица Вячеславовна любила поправлять нас, что «я не милиция, а Милица». Валентина Федоровна покорила нас своей улыбкой.

С третьего курса пошли спецпредметы. Для меня учеба стала гораздо интересней.

Учили нас преподаватели, имеющие большой производственный опыт. Каждый из них увлеченно, со знанием дела, рассказывал о своем предмете, но лучше всех читал свои лекции Николай Яковлевич Жилин. На «него» ходили все без исключения. Самое интересное, он приходил без лекционного материала и, рассказывая, никогда не повторялся. Табличный материал у него был на карточках (примерно 12×15 см) и когда это нужно было, он доставал из кармана.

Душой факультета был фронтовик Иван Иванович Нефедов, человек, обладающий огромным чувством юмора. Однажды на занятиях он попросил Радика Коптлеуова, будущего директора совхоза, рассказать о промышленном производстве семян овощных культур. На что тот честно признался, что «промышленное производство он не знает, но его хозяйка квартиры замачивает семена в чулке и раскладывает на подоконнике». На что Иван Иванович ответил, «что, наверное, слишком большой размер чулок у твоей хозяйки, чтобы претендовать на промышленное производство». Позже, когда создавалась в институте команда КВН и на агрофаке клуб «Ауэн», руководителем был И.И. Нефедов.

Декан факультета Владимир Николаевич Слесарев у нас преподавал, но мы были постоянными гостями в его кабинете, если так можно назвать помещение площадью порядка 10х2 м. Больше того, если негде было репетировать, он уступал нам свои «хоромы». Для меня с Виктором Буянкиным он был направляющим по части науки. Виктор уже после второго курса начал заниматься наукой, а затем эти данные использовал не только при подготовке дипломной, но и диссертации. Я же пришел в науку годом позже.

Большой вклад в становление нас как специалистов внесли М.М. Пенин, А.Г. Юлдашев, Б.А. Лившиц, И.М. Фетисов, А.Г. Шевченко, М.К. Гарин, И.Г. Рассомахин, В.Ф. Рябошкапов, А.Я. Бакалдин, С.Х. Юшкевич, М.И. Ротов, В.П. Согуренко. Здесь я перечислил, в основном, преподавателей агрономических дисциплин, но были и другие, которым пришлось немало «повозиться» с нами, чтобы сделать настоящими специалистами.

Вспоминается один курьезный случай, когда один из нас взял «крапленый» экзаменационный билет по животноводству, разумеется, заранее выученный, и стал отвечать очень доброй преподавательнице Н. Шаховой (к стыду своему, отчество уже не помню). На вопрос, сколько составляет суточная норма соли для свиньи, он ответил – 300 г.

И как она ни пыталась вывести его на путь истинный, он стоял на своем. На что она ему сказала, «за что вы так невзлюбили свиней». Пошел на экзамен за пятеркой, а еле ушел с тройкой. Особая страница агрофака, да и в нашем становлении, это кураторы Нина Никифоровна Дворянинова и Лидия Михайловна Доровская. Каждый день мы встречались с ними, если не было занятий, то они просто приходили в аудиторию.

Разговаривали на любую тему. Общаться с такими людьми всегда одно удовольствие.

В 1968 году в институте образуются стройотряды. Одним из первых был стройотряд на агрофаке, образованный из наших двух групп. Мы поехали строить мастерскую в поселок Федоровка. Вместе с нами рядом работали студенты из города Орла. Чудное было время. Командир стройотряда был у нас Ерсаин Ажибаев, комиссар, а тогда была такая должность – Галым Кудайбергенов, ныне предприниматель, доктор с/х наук, член Союза писателей РК. Работали от зари до позднего вечера. Готовили нам опять же Рая и Батес. Но теперь у них уже был опыт. Они сами шутили – не получатся из нас агрономы — пойдем поварами в бригады. Каждую субботу и воскресенье ходили на танцы в районный Дом культуры, где играл оркестр. Музыка, как сейчас говорят, была вживую. Мы с Виктором Ибреевым, будущим председателем колхоза, а затем предпринимателем, не пропускали эти мероприятия, хотя танцорами были никудышными. Проведенные в отряде сорок дней остались в памяти навсегда.

Зимой того же года приходит в институт распоряжение создать команду КВН. Собирает нас всех «сирых», (были мы все кроме Жетыса Дарбаева из районов) парторг И.И. Нефедов и говорит – «ребята, надо». Первым делом решили выбрать капитана, как сейчас помню, добровольцев не нашлось, и тогда парторг взял бразды правления в свои руки. Начал показывать на того, кто на его взгляд должен стать капитаном. Последним в этой очереди оказался я – отказываться уже было нельзя. Так, с легкой или нелегкой руки Ивана Ивановича я стал первым капитаном КВН института и автоматически агрофака. Первую товарищескую встречу с пединститутом мы сыграли вничью. Для нас это была победа, мы громко заявили о себе. Затем было первое официальное первенство города между вузами и техникумами. Финал проводился в драмтеатре имени А.Н. Островского, мы выиграли, нашей радости не было предела. В команду-победительницу входили представители всех факультетов. Из нашего выпуска – Володя Гриднев и Жетыс Дарбаев. Следующий этап КВНовского движения – создание сборной города. В нее от института вошли представители мехфака Володя Кручинкин (отличный художник) и Слава Никитенко (капитан команды факультета). Были две встречи с командой Актюбинского мединститута и обе встречи сборная города выиграла. До сих пор помню стихотворную часть приветствия. Хочу привести только несколько финальных строк:

Весь зал пред тобою,
Ты счастлив и нем,
И только немного завидуешь тем,
Другим – у которых сражения еще впереди.

Перед выпуском была поездка в Ашхабад на конференцию. От агрофака мы ездили с В. Буянкиным. Вообще команда у нас была человек шесть во главе с В.Н. Ермолаевым, представителем мехфака. Выступили мы хорошо – забрали почти все (по секциям) первые места. Запомнилось выступление руководителя конференции. У них, мол, в Казахстане много земли, они сеют много пшеницы. Полоть тяпками не представляется возможным, в связи с этим работы, представленные уральцами по борьбе с сорняками, имеют определенный научный и практический интерес.

Прошло много лет, как мы закончили ВУЗ и на вопрос что он дал, – давно есть ответ: мы получили глубокие теоретические знания, подкрепленные практикой, и какие бы за прожитые годы революции не были в растениеводстве и земледелии, эти знания позволили нам определиться, каким путем идти. На мой взгляд, главное, конечно, еще и то, что с нами рядом всегда были опытные, умудренные жизнью преподаватели. От них мы набирались агрономических знаний.


У них в Казахстане много земли, они сеют много пшеницы. Полоть тяпками не представляется возможным, в связи с этим работы, представленные уральцами по борьбе с сорняками, имеют определенный научный и практический интерес.


Регулярно через каждые 5 лет мы встречаемся. К великому сожалению, в последние годы нас приезжает все меньше и меньше, но об этом не хочется. Вот и в 2015 году планируем встретиться.

В последний раз, когда собирались, в шутливой форме решили определять, кому отдать пальму первенства. И хотя среди нас есть те, кто достигли областных: Б. Исмагулова, Е. Ажибаев, В. Буянкин, районных: А. Какимов, А. Сукач, вершин, пальму первенства мы решили отдать Т. Умбетову, так как он единственный из нас, кто проработал 10 лет главным агрономом. Многие были главными агрономами, но эта вершина им не покорилась.

Из 43 человек, окончивших агрофак, 8 «ударились» в науку: 4 стали кандидатами наук. Что интересно, двое – кандидатами экономических наук – это В. Исмагулов и М. Салимгиреев; двое стали кандидатами сельскохозяйственных наук – В. Буянкин, Г. Гуз, четверым суждено было стать докторами сельскохозяйственных: это автор этих срок, Г. Кудайбергенов, X. Габдеев., А. Краевский.

Наверное, далеко не каждый выпуск может похвалиться, своим членом Союза писателей РК. А у нас таковым является Г. Кудайбергенов.

Часто бываю в областном управлении сельского хозяйства, и там многие годы работал наш сокурсник Николай Зинченко. Я ему часто говорил, что он диктует моду на земледелие области, Николай отшучивается – да будет тебе. А почему бы нет, кому все это надо было взять на себя, если не представителю нашего выпуска. Ей богу, гордость берет за своих.

Летом в очередной раз собираемся встретиться, и, на этот раз, наверное, будем «хвалиться», у кого сколько внуков. Жизнь продолжается.

На ум приходят слова Туманбая Молдагалиева: «И наши дети кровью свяжут нас с потомками другого поколенья».

(Продолжение следует)

Владимир Кучеров,
доктор сельскохозяйственных наук

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top