Искупление

30 апреля 2020
0
2107

Трудно передать все ощущения человека, который впервые шагнул на территорию исправительной колонии. Даже если зашел сюда всего лишь на пару часов, побороть волнение сложно. Ощущение несвободы усиливает лязг закрывающихся за спиной металлических дверей, высокий забор, с колючей проволокой. Здесь отбывают наказание те, кто нарушил заповедь «не убий». Колония РУ 170/3 – учреждение максимальной безопасности. Или как называли ее раньше – строгого режима.

Это целый населенный пункт, где есть своя школа, столовая, производственная база и даже небольшой магазин, в котором продают предметы первой необходимости. Самый ходовой товар – сигареты, чай и конфеты.

Свой срок отбывает 651 заключенный – спецконтингент. Люди, понесшие наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления, среди которых изнасилование, разбой, педофилия и убийства.

За охрану и надзор помимо штатных сотрудников отвечают военнослужащие национальной гвардии. Впрочем, в задачу колонии входит не только изоляция преступивших запретную черту, но и их перевоспитание. Распорядок строго регламентирован. В 06:00 подъём, зарядка, заправка постелей, туалет и завтрак. Затем утренняя поверка. Дальше одни заняты оборудованием, другие на производстве или благоустройстве территории. Отбой в 22:00.

Все это время никакого лишнего общения и передвижений.

Некоторые только здесь получают аттестат о среднем образовании, а также профессию. Кроме вечерней школы действует филиал уральского городского колледжа, в котором обучают на плотников или сварщиков. В школе 51 человек, в колледже 27. Занятия ведут педагоги, которые приходят на территорию с воли. Как и в обычном общеобразовательном заведении, урок длится 45 минут. В конце в классном журнале выставляют оценки.

Ивану 37 лет, он «ученик» 11 класса. За убийство приговорен к 17 годам, пять из которых уже отсидел. Он признается, сожалеть о содеянном не перестанет никогда.

– Шанс начать новую жизнь есть у каждого, – говорит начальник по воспитательной социально-психо-логической работе среди осужденных Азамат Маратович Зулкашов. – Школа – как раз один из рычагов по перевоспитанию. Окончить ее могут все желающие, у кого нет аттестата об образовании. Учебу начинают с 9 класса. В конце, как положено, торжественное вручение документа. К примеру, Иван был неграмотным. До совершения преступления работал в КФХ, тогда, видимо, думал, что можно прожить жизнь и так. Сейчас всё переосмыслил. Полюбил чтение. Литература, к слову, пользуется у заключенных особым спросом.

На полках плотные ряды книг. Каждая прочитана осужденными не один раз. Но именно они помогают здешним обитателям хоть на время забыть о суровой реальности.

Женис отсидел четыре года из 11 лет. На воле занимал высокий пост. Здесь он обычный библиотекарь. У человека с двумя высшими образованиями тоже тяжелая статья – покушение на убийство. Признается, что до конца не понимает, как мог решиться на крайний шаг и попытаться прервать чью-то жизнь.

– Конечно, я раскаиваюсь, сожалею, но изменить ничего нельзя, – говорит он. – Если бы можно было все вернуть назад… Сейчас выдаю книги. Особой популярностью пользуются исторические романы, приключенческая литература и фантастика.

– Каждая из книг проверена на содержание: ни слова, намекающего на криминал и насилие, – дополняет Азамат Маратович. – В числе художественной литературы есть и на тему религии. Те, кто отбывает срок за религиозный экстремизм, за время своего пребывания понимают, что до этого их вводили в заблуждение. Они отказываются от деструктивных мыслей. Помимо этого с ними работают наши теологи. У нас в штате их двое. Другие, в рамках договоренности, приходящие. Они также проводят просветительскую работу. Это непросто – переубедить религиозных фанатиков, но продвижение есть.

Нужно отметить, что фонд библиотеки пополняется книгами, переданными в дар. Так 2000 экземпляров подарила областная библиотека имени Ж. Молдагалиева.

Илья в прошлом году окончил уральский городской колледж, получил профессию плотника. На территории исправительного учреждения действуют сразу несколько цехов – столярный, сварочный, швейный. Работой занято 146 человек, в том числе и он. Изготавливает из дерева сувениры, настольные игры.

– На время карантина мы занимаемся пошивом масок, – объясняет Азамат Маратович. – Ими обеспечиваем управление полиции, ДУИС. Кто-то из заключенных отправляет маски домой, своей семье. Помимо столярной мастерской есть сварочный цех, где производят металлические двери, ворота, мангалы, котлы отопления. Также работает цех по производству пластиковых окон. Всего действуют 9 индивидуальных предприятий. Заключенным выплачивается заработная плата. Из этих денег они возмещают нанесенный потерпевшим моральный и материальный ущерб. Другие стараются из зоны помогать родным.

Сергей шьет вещи из натуральной кожи. Он говорит, что до этого иголку в руках не умел держать, сейчас мастер на все руки. Его брелоки, порт-моне, сувениры на воле пользуются спросом. Строчить на профессиональной машинке научился тоже тут. Он также осужден за убийство, срок отбывает с 2005 года.

В колонии есть даже художественная мастерская. Работы местных художников не только украшают клуб и другие помещения, но и занимают призовые места на творческих конкурсах среди исправительных учреждений.

Из развлечений — календарные праздники с выступлением своих же «звезд». По выходным – спортивные соревнования, турниры по футболу, просмотр познавательных телепередач или добрых фильмов.

Армия «сидельцев» колонии многонациональна. Здесь отбывают срок не только граждане нашей республики, но и иностранцы, среди которых «гости» из России, Узбекистана, Таджикистана.

Если к осуждённому приезжает кто-то из близких родственников, длительные свидания проходят в комнатах свиданий. Краткосрочные – в присутствии представителя администрации.

С заключенными также работают профессиональные психологи. Душевное состояние помогают определить тесты, которые проводятся регулярно. Через них выявляются скрытые проблемы.

Александру 29 лет, его срок – 10 лет. 8 отсидел. За время заключения успел заключить брак, окончить колледж КАЗИИТУ и стать столярных дел мастером.

– Свою жену я знаю давно, она моя одноклассница. Узнала, что меня посадили, написала письмо. Затем стала приезжать на свидания. Она верит в меня, в то, что у нас с ней получится создать нормальную семью. Я надеюсь освободиться в 2022 году. Уверен, что сюда больше не попаду. Я многому научился, так что, может быть, на воле смогу открыть свое дело.

Фото: ДУИС ЗКО

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top