Исчезающее наследие

15 апреля 2021
0
1873

Ежегодно 18 апреля мир отмечает Международный день памятников и исторических мест (День всемирного наследия). Он был установлен в 1983 году ЮНЕСКО с целью привлечения внимания общественности к вопросам защиты и сохранения всемирного культурного наследия. В Уральске этот день не отмечается, что не удивительно, историческое наследие города большинством горожан не расценивается как ценность. При опросах и в чатах соцсетей обыватели обычно заявляют: если памятник взят под охрану государством, пусть оно о нем само и печется. Государство в лице местных охранных структур и печется как может, умудрившись стать прямым или косвенным соучастником почти всех вандализмов последних лет.

В 2018 году городские власти рассмотрели эскизы постройки жилого микрорайона на заброшенной территории бывшего мясокомбината, на которой сохранился комплекс уникальных дореволюционных памятников промышленной архитектуры. Их обрекли под снос, без обследований и изучений. В тот же год в Уральске состоялся первый в его истории митинг в защиту объектов исторического наследия, общественники требовали от чиновников реальных действий по спасению здания бывшей учительской семинарии. Прошло три года, объект не снесли, но и не отремонтировали, обрекая на разрушение.

В 2019 году городские власти начали выборочную реновацию в исторической части города, без учета архитектурно-исторической ценности реновируемых объектов. В результате был уничтожен комплекс построек середины XIX века – усадьба купцов Рассохиных на бывшем Столыпинском бульваре, ряд особняков рубежа XIX-ХХ веков на Вольской улице (ныне Ескалиева). Тогда же собственники уничтожили особняк купцов Агибаловых на бывшей Предтеченской площади (ныне ул. Нурпеисовой), не взятый инспекцией под охрану. Завершился этот памятный год знаковым уничтожением одного из крупнейших дореволюционных памятников промышленной архитектуры Казахстана, комплекса зданий паровой мельницы Овчинниковых-Ванюшиных. Он также не был взят под охрану государства, так как чиновники в силу некомпетентности не увидели в нем ценности.

В эпидемический 2020 год уральские власти совершили беспрецедентный шаг. Сняв с охраны памятник истории и военной архитектуры середины XIX века пороховые погреба бывшего царского войскового гарнизона, сохранившиеся на территории вещевого рынка, они санкционировали их уничтожение. Одновременно было уничтожено здание старейших торговых рядов Уральска на Торговой улице (ныне Студенческая), построенное в первой половине XIX века, оно также ранее оказалось почему-то не взятым под охрану. В тот же год самовольные ремонты собственников зданий в зоне архитектурного ансамбля Большой Михайловской улицы (ныне Назарбаева) привели к грубому искажению ряда исторических фасадов. В частности, жертвами бесконтрольных дизайнерских экспериментов владельцев и арендаторов стали комплекс бывшего особняка Логашкина и единственный в городе памятник в стиле модерн – бывший магазин купца Стулова. В ходе разбирательств выяснилось поразительное обстоятельство. По информации руководителя областной инспекции охраны памятников ЗКО Абзала Байбекова, единственный в республике уникальный архитектурный ансамбль Большой Михайловской улицы не охраняется как ансамбль, так как единой охранной зоны просто не существует. Оказывается, чиновники, 30 лет показывая опорные планы и рассказывая о разрабатываемых ими охранных зонах, так и не удосужились их разработать и утвердить! Именно по этой причине за три десятилетия в старой части проспекта было уничтожено или обезображено не одно здание. Сегодня охране подлежат лишь некоторые памятники. Все остальные исторические объекты, включая бывший магазин купца Стулова памятниками не являются и значит, охране не подлежат. Поясним, что это значит. Когда в 2019 году общественники обратились в акиматы с просьбой предотвратить уничтожение мельницы Овчинниковых-Ванюшиных, чиновники сообщили, что это здание у них не числится в памятниках, и собственник вправе делать с ним то, что соизволит. Собственник его уничтожил. Страшно сказать, но юридически то же самое имеют право сделать собственники большей части исторических зданий по проспекту и почти всех исторических построек за его пределами.

Таковы реальные факты. Но власти словно живут в ином мире, полностью дистанцируясь от вышеперечисленного. Совсем недавно мы стали свидетелями необычных для Уральска событий. 10 марта чиновники в городском акимате официально презентовали разработанный по их заказу так называемый «Дизайн-код» главной улицы города. Более того, видеозапись обсуждений была выложена в открытый доступ в сети. Представители некоторых городских СМИ, смутно понимая предмет обсуждений, очень удивились, узнав, что к охране исторических объектов этот код никакого отношения не имеет. Вместе с тем презентация стала поводом для заявлений официальных лиц о неустанной заботе городских властей по охране исторического наследия города. В частности, вышеупомянутый господин Байбеков сообщил уважаемой аудитории, что в настоящий момент инспекция по охране завершает переутверждение памятников в соответствии с новым законом РК «Об охране и использовании объектов культурного наследия», занимается подписанием охранных обязательств с собственниками исторических зданий, а также работает над историко-архитектурным опорным планом Уральска, формируя охранные зоны. Упорядочение же рекламы на исторических фасадах в соответствии с новым Дизайн-кодом, по словам чиновника, позволит горожанам и гостям города увидеть уникальную архитектуру Уральска в наиболее выгодном свете. Чуть позже, в отдельном интервью корреспонденту одной из местных газет зам. акима города Асхат Кульбаев сообщил: «В Уральске есть что посмотреть. Все эти уникальные здания нужно облачить в красивый костюм. Еще одна наша задача – сделать исторический центр Уральска привлекательным для туристов». Возможно, после подобных заявлений, у кого-то и сложится впечатление о позитивных переменах, но не стоит обольщаться. Фундаментальных предпосылок к изменениям нет. Пользуясь терминологией зам. акима, вместо того, чтобы лечить тяжелобольного, его постоянно пытаются облачать в «красивый костюм».

В силу особой сложности и специфичности проблема по охране исторического наследия не решаема популистскими заявлениями чиновников. 26 декабря 2019 года в Казахстане вступил в действие закон № 288-VI «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия». К сожалению, все ключевые процедуры по осуществлению охраны памятников и внесению их в охраняемые списки по-прежнему остаются в полной компетенции местных исполнительных органов. Для областных центров страны, где исторической застройки практически нет, это нормально. Но в применении к Уральску это означает продолжение катастрофы. Как местные «компетентные» органы охраняли историческое наследие в течение последних лет, мы уже увидели на конкретных примерах. Никаких серьезных изменений в условиях крайне низкого качества этих органов вкупе с хронической нищетой местных бюджетов, размахом коррупции, отсутствием транспарентности и должного контроля со стороны общественности ждать не приходится. Деградация исторической части города будет и дальше быстро прогрессировать. Но возможен ли вообще какой-то выход из этой ситуации? Пожалуй, только один. Проблему можно решить, если вынести ее на республиканский уровень. Повторим очередной раз, что исторический Уральск уникален в рамках республики, а значит, к нему должны применяться индивидуальные комплексные решения, финансируемые, реализуемые и контролируемые на республиканском, а не местном уровне. При всей внешней несопоставимости по объемам и масштабам, в рамках Казахстана он чем-то аналогичен Санкт-Петербургу в рамках России. В первую очередь качеством и количеством сохранившейся исторической застройки. В таком объеме ее нет ни в Астане, ни в Алматы, ни в любом другом городе республики. Но весь опыт последних десятилетий показывает, что современный Уральск просто не в состоянии обеспечить ее должное сохранение. Об этом нужно неустанно напоминать местными чиновникам, пока они, наконец, не осознают эту простую истину. Санкт-Петербург для сохранения исторического центра по целевым программам привлекает значительные федеральные средства. И это справедливо, так как город имеет уникальный исторический центр и обслуживает большие туристические потоки, половина из которых составляет внутренний туризм. Причем речь конечно же не идет о простом сохранении отдельных зданий. На эти средства прорабатываются различные градостроительные стратегии и программы, механизмы инвестиций, реконструируются целые кварталы, улицы и набережные. Национальное достояние требует национального содержания. Помимо Петербурга есть и другие примеры. Так, сходный по своим масштабам с Уральском пограничный Выборг также возрождает свой исторический центр по федеральным программам, своих сил и средств у этого районного центра просто нет. Кстати, я бы порекомендовал уральским чиновникам изучить опыт именно этого уникального исторического города. Его судьба, пограничное географическое положение, состояние экономики очень схожи с Уральском. За последние годы совершенно обветшавший исторический центр Выборга словно обрел другое дыхание, туристические потоки возросли в разы. Исторический Уральск возможно развивать аналогично, как западную витрину страны, но кто должен подобные проекты инициировать перед центром как не местная власть? Вместо этого уральские чиновники пытаются решать проблемы заранее обреченными бессмысленными способами. При этом исторический фонд Уральска, не знавший ремонтов более столетия, находится в чудовищном состоянии, еще хуже выглядит архитектурная среда старого города, непрерывно и необратимо ухудшаемая бесконтрольной низкокачественной застройкой. Недавно на одной из встреч зам. акима области Тимуржан Шакимов заявил, что в отделе архитектуры города лишь один из сотрудников имеет образование по специальности. «Поэтому и город у нас такой, я думаю», – подытожил чиновник, предложив работникам отдела архитектуры Уральска освободить свои кресла, уступив рабочие места для «действительно хороших архитекторов с образованием». Разочарую зам. акима. Хороших архитекторов практически не осталось даже в столицах, а Уральск их не видел, кажется, с царской поры. Архитектор – это высококвалифицированная профессия, требующая долгого обучения и наработки опыта, активной интеграции в мировую практику. По количеству и качеству выпускаемых архитекторов даже СССР в зените своего могущества сильно отставал от стран развитого мира. Ныне ситуация в этой профессии и в постсоветских странах вообще катастрофическая.

Сегодня уральцы, СМИ, общественные организации, кому еще дорого историческое наследие города, должны заставить местные власти инициировать комплексное сохранение и развитие исторической части Уральска на республиканском уровне, добиться открытия государственных долгосрочных специализированных программ с участием квалифицированных специалистов и экспертов. Все дальнейшие попытки местных властей самостоятельно и бесконтрольно решать вопросы в этой тонкой сфере ведут лишь к бессмысленному растранжириванию бюджетных средств и окончательному уничтожению исторического Уральска. Учреждения и чиновники, допустившие разрушение значительного количества ценных исторических объектов за столь короткий срок, не могут пользоваться доверием. В таких условиях ответственность за сохранение исторического наследия города падает непосредственно на самих горожан. К сожалению, таковых, чей образовательно-интеллектуальный уровень позволяет понять, о чем здесь идет речь, становится в городе все меньше и меньше. Десятилетия разбазаривания интеллектуального потенциала и разрушения системы образования дают свои печальные плоды. По факту уже давно реальным исследованием и осмыслением истории Уральска занимается считанное количество энтузиастов и общественных организаций. И число их не увеличивается. Они же являются последними хранителями угасающих традиций когда-то мультикультурного евразийского города. Никакие казенные инспекции без них не в состоянии составить полноценные охранные списки, провести качественные культурно-исторические экспертизы, нарисовать правильные охранные зоны. Однако их знания и компетентность властями попросту не востребованы. Историческое наследие требует от общественности такой же яростной защиты от уничтожения, как леса и парки, причем в отличие от последних этот ресурс не возобновляемый. Роль граждан и общественных организаций становится ключевой. По новому закону № 288-VI, любой гражданин, юридическое лицо, общественная организация, СМИ имеют право участвовать, а значит и требовать от властей осуществления мероприятий по защите, сохранению и использованию объектов историко-культурного наследия. Так пользуйтесь этим правом.

Статья 7. Участие физических и юридических лиц в осуществлении мероприятий по охране и использованию объектов историко-культурного наследия.

Физические и юридические лица участвуют в популяризации памятников истории и культуры, содействуют местным исполнительным органам областей, городов республиканского значения, столицы, районов (городов областного значения) в осуществлении мероприятий по защите, сохранению и использованию объектов историко-культурного наследия. (Закон № 288-VI «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия»)

Рустам Вафеев,
архитектор, г. Санкт-Петербург


Вопросы к областной инспекции по охране памятников ЗКО и иным городским компетентным органам.

Почему в Уральске, неофициально называющимся старейшим городом Казахстана, 18 апреля не отмечается Международный день памятников и исторических мест (День всемирного наследия)? В Санкт-Петербурге в этот день власти, общественные организации и комитет по охране и использованию памятников проводят различные просветительские мероприятия, в том числе общественные экскурсии по охраняемым объектам, которые в обычные дни закрыты для посещения посторонних лиц. Почему в Уральске инспекция и городской отдел культуры не проводят подобные мероприятия?

За три последних года в Уральске уничтожено значительное количество исторических зданий. Краеведы и общественность считают, что городские компетентные органы, прежде всего инспекция, несут за это прямую ответственность. Разрушенные исторические здания, представляющие несомненную архитектурную и историческую ценность, не были взяты своевременно под охрану государства, или напротив, сняты с охраны (памятники промышленной архитектуры – комплекс Хладобоен, мельница Овчинниковых-Ванюшиных, особняк Рассохиных, пороховые погреба).

Как получилось, что опорный план исторической части города и охранные зоны разрабатываются уже 30 лет и до сих пор не приняты? Чем можно объяснить, что главная достопримечательность старого Уральска – архитектурный ансамбль Большой Михайловской улицы – до сих пор не взят под охрану как единый градостроительный комплекс? (памятниками являются лишь единичные здания, причем некоторые уникальные объекты, как бывший магазин Стулова, единственный памятник в стиле модерн не взяты под охрану).

В Уральске зарегистрировано значительное количество объектов культурного наследия, но остается много ценных с архитектурной и исторической точки зрения объектов, которые необходимо охранять. Почему они до сих не взяты под охрану и будут ли взяты в ближайшее время? (например, памятник промышленной архитектуры – паровые мельницы Карева-Старова, особняки Бородина и Баландиных, застройка бывшей Казанской и Туркестанской площади, корпуса земской больницы, деревянная жилая архитектура и многое другое).

Известно, что исторический архив Уральска утрачен в годы Гражданской войны. Информация об исторических зданиях крайне скудна. Краеведы и общественная организация «Старый Уральскъ» самостоятельно ведут исследовательскую работу, обладая большими знаниями и компетенцией. Почему городские власти и инспекция не привлекают их к обновлению и расширению реестра памятников, включению в него вновь выявляемых объектов для проведения культурно-исторических экспертиз и культурно-просветительских мероприятий?

Во всех генеральных планах развития Уральска, включая действующий, есть пункт о необходимости регенерации исторической ткани и восстановления утраченных исторических объектов. За прошедшее столетие в Уральске утрачено большое количество градостроительно значимых архитектурно исторических объектов (храмы, мечети, бульвары, арки). За весь период независимости не восстановлено ни одного утраченного объекта, нет ни одного примера регенерации исторической застройки. Почему?

При отделе архитектуры и градостроительства гор. акимата уже не один год разрабатывается проект детальной планировки «Ескі қала» («Старый город»). Общественности практически ничего не известно о нем. Краеведы обеспокоены тем, что историческая часть Уральска будет утрачена. Участвует ли в разработке этого проекта инспекция, какова ее роль? Почему краеведы и заинтересованные общественные организации не информируются и не привлекаются к его обсуждению?

Три десятилетия периода независимости показали, что компетентности чиновников и городских ресурсов для решения охранных и реставрационных мероприятий явно недостаточно, при этом историческая часть города требует серьезной комплексной реконструкции и реновации. Очевидно, что Уральск просто не в состоянии решить эту проблему самостоятельно. Почему городские власти не обращаются в центр, к республиканским властям с просьбой инициировать запуск долгосрочных комплексных программ по старому Уральску под республиканским контролем и финансированием? Так делают исторические города в России, например, Санкт-Петербург, Ярославль, Новогород, Выборг.

Уральск исторический город, гости из других городов республики восхищаются им. Почему местные власти, инспекция ни разу не инициировали в Уральске республиканские и трансграничные форумы и конференции, посвященные проблемам сохранения исторических городов. Уральск был бы для этого хорошим местом, это привлекло бы внимание к проблемам сохранения его исторического наследия.

В декабре 2019 года вышел новый Закон РК № 288-VI «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия». Что думает о нем инспекция, насколько этот закон более совершенен чем предыдущие, позволяет ли он эффективно выявлять и сохранять культурное наследие?

Вопросы составлены
Р. Вафеевым


ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top