Эхо Старого Уральска

27 августа 2020
0
771

(Продолжение. Начало в №№ 32-34)

Каревы и их дом

Большой доходный дом Дарьи Федоровны Каревой быстро стал новой достопримечательностью города. В его номерах на 3-м этаже останавливались именитые гости города. В первом, торговом этаже разместились фешенебельные магазины Стулова, Функа, Шмидта. Электрическая энергия от собственной электро-станции, которой заведовал зять Каревых Алексей Винклер, подавалась на освещение уличных фонарей на Большой Михайловской, в соседние аристократические особняки, в синематографы. Вопреки ныне расхожей информации это была не первая электростанция в Уральске. Электрический свет загорелся на паровых мельницах еще в 90-х годах XIX века. Но Винклер, получив излишек электроэнергии, стал ее продавать, для чего начал создавать с нуля фактически первую энергосеть в городе. Одним из первых его клиентов стали Овчинниковы, в дом которых ток был переброшен специальным кабелем под мостовой.

Но не все у Каревых было гладко. 14 февраля 1906 года в доме случился большой пожар. Как сообщали газеты, возгорание произошло около 3-х часов пополудни близ дымовой трубы центрального отопления. Прибывшая пожарная команда Михайловской пожарной части оказалась совершенно беспомощной. В Уральске просто не было таких высоких зданий, а у пожарных не было соответствующих лестниц и мощных помп для подачи воды. И тем не менее, огнеборцы вместе с персоналом доходного дома вступили в бой с огнем. Пожар был локализован и потушен к 5-ти часам дня. В результате сильно пострадало больше половины третьего этажа здания, где размещались номера. Были выбиты стекла, от воды обрушилась штукатурка потолков. От пролитой воды пострадали помещения Коммерческого клуба 2-го этажа. Здесь тоже выбиты стекла, но в основном по неосторожности рабочих, скидывавших обгоревшие конструкции кровли на землю. Первый торговый этаж в целом не пострадал, хотя, как писали газеты, те же рабочие по неосторожности «выбили стекла и даже совершенно изувечили железную вывеску над магазином Стулова и порвали телеграфные проводы в 2-х пролетах. Пострадали также торговцы, у которых во время переноски из магазинов товара много чего поломано, порвано, побито и даже, говорят, пропало». Были жертвы, от тяжких ушибов и увечий, полученных при пожаре, скончался казак Н.П. Тамбовцев. Дом, по традиции тех лет, был застрахован, что помогло быстрому восстановлению. Но зримые следы этого пожара, возможно, сохранились и до нашего времени. Мы говорим возможно, потому что полной уверенности нет. Дело в том, что в первоначальном, проектном виде кровлю дома Каревых украшали два шатра, расположенных симметрично, по краям здания. Благодаря этим шатрам силуэт здания, далеко и хорошо видимый при подъездах к городу, напоминал двугорбого верблюда. Казахи так и назвали его – «Нар уй», дом-верблюд. Второй шатер хорошо виден на дореволюционных фотографиях. Но сохранился только один, южный, на углу с Мостовой улицей. Есть предположение, что северный шатер на кровле сгорел в этом пожаре и более не восстанавливался. Однако возможна и другая версия. Известно, что дом попал под артобстрел в 1919 году. Один из снарядов угодил в стену и не разорвался, второй напротив, попав в кровлю, взорвался. Северный шатер мог быть утрачен после этого.

Последующие мирные годы, вплоть до Гражданской войны, были для Каревых относительно благополучными. Встал на ноги сын Сергей Карев. Войдя в альянс с другими крупными компаньонами, он начал заниматься закупкой и помолом зерна на собственной паровой мельнице. Сергей успел построить еще один доходный дом, второй дом Каревых. Алексей Винклер, развернув торговлю техникой и механизмами, открыл первый автомобильный салон в Уральске. Дарья Федоровна успешно управляла большим доходным домом и готовилась к строительству второго.

Последствия начавшейся в 1914 году Первой мировой войны докатились и до далекого тылового Уральска. В 1915 году уральским отделением Всероссийского союза городов на втором и третьем этажах дома Каревых открыт лазарет. Город готовился принять раненых и больных воинов, предоставив для их размещения лучшее помещение. Коммерческий клуб, в виду открытия лазарета, несмотря на зиму, был вынужден перебраться в холодное летнее помещение в саду. Мирная жизнь завершалась. На пустыре у Преображенского кладбища наскоро сбивались бараки для эвакуированных лиц. Спустя всего четверть века, это все повторится буквально, но в другой войне, и госпиталь в доме Каревых, и размещение эвакуированных, сработает незабытый опыт 1915-го. Одно из последних упоминаний о Дарье Федоровне Каревой в уральской прессе было в списке жертвователей для городской земской больницы. Среди них состоятельные граждане города, друзья и соседи Каревых: Н.С. Стулов, А.П. Овчинников, Я.П. Овчинников, П.Я. Овчинников.

Революция и Гражданская война трагически изменили жизнь Уральска. Дальнейшая судьба семьи Каревых прослеживается только по косвенным сведениям. Понимая, что пощады от новых властителей не будет, они, бросив все нажитое, ушли с тысячами уральцев в отступ в страшном 1919 году. По-видимому, уходили всей семьей. Уральский журналист и краевед Н.Г. Чесноков упоминал, что Дарья Федоровна Карева умерла от тифа в Серебрякове. Интересные сведения оставил Ю.И. Асманов. В своей книге «Записки старого газетчика» он приводит воспоминания видного уральского врача окулиста И.П. Давыдовой. Она, будучи с группой врачей в 60-х годах в Германии, якобы встретила внука Каревых, сына Алексея Винклера и Варвары, урожденной Каревой. Более того, ей даже удалось посетить в богадельне какого-то монастыря престарелую Варвару Александровну. Выдумка это или реальность, неизвестно. Но Иду Петровну Давыдову я хорошо помню. В 1970-х гг. одинокая пожилая женщина проживала в соседнем подъезде пятиэтажного дома на Плясунковской улице и часто сидела с белым пуделем на скамейке у входа. К сожалению, мой слишком малый возраст был препятствием к общению с этим очень интересным человеком. О судьбах Сергея Карева и его младшей сестры не известно ничего.

* * *

Большой дом Каревых словно непотопляемый крейсер приплыл в наши дни сквозь бурное столетие. Отчалил он с доков 120 лет назад, в относительно благополучные времена, как казалось, по понятному и предсказуемому маршруту. Но исторические штормы изменили курс, потрепали корабль, неоднократно сменив и капитанов, и экипаж. Уральск нынешних дней совсем не тот, каким он виделся в воображении уральцев начала ХХ века. По образному выражению Анны Ахматовой, вынужденно прожив не свою историю, своих подлинных берегов мы так и не узнали.

Недавно чиновники, лелея наивные мечты по развитию туризма, установили на фасаде дома Каревых QRкод с информацией о памятнике. Это видное здание демонстрируется городскими властями как пример «бережного» отношения к историческому наследию города. Весь период своего существования национализированное здание непрерывно эксплуатировалось. В 1980-х годах проведены первые работы по очистке фасадов. С помощью пескоструйной техники кирпичная кладка очищена от пыли и патины времени. Это была правильная методика, сохранившая первозданную фактуру фасада, наглядно показав предусмотрительную экономность решения Каревых, выбравших «кирпичный стиль» для архитектуры своего доходного дома. Я хорошо помню благородную фактуру светло охристых очищенных кирпичных поверхностей. Тогда, в процессе ремонтных работ, сохранили и большую надпись «Номера» на парапете северного фасада. Каревы ее разместили на этом месте умышленно, гости города, ехавшие с вокзала, хорошо видели лучшую гостиницу города.

(Окончание следует)

Автор: Рустам Вафеев
Фото автора

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top