«Деревянная» тяга

14 июля 2022
0
2036

Николаю Георгиевичу Железнову 85 лет. Но, несмотря на возраст, он по-прежнему крепко держит в руках молоток, стамеску и рубанок. Правда с ними уже не работает: подводит зрение. Готовится к операции, но не теряет надежду снова взяться за любимое дело – столярничать.

А началась любовь к дереву еще в детстве. Его отец, мастер на все руки, многому научил и сына. Так что после окончания 7 класса Николай без раздумий пошел учиться в ремесленное училище. И, как говорит теперь сам, ни разу об этом не пожалел.

В училище его не нужно было заставлять осваивать знания, педагоги замечали, с какой старательностью ученик постигал азы столярного мастерства. Так что когда училище по определенным обстоятельствам решили расформировать, его продолжать учебу отправили в город Туркестан. Там он получил диплом с отличием и по направлению вернулся в Уральск, где стал работать на производстве.

– Опыт можно приобрести с годами, но все-таки должен быть интерес и талант, у меня это по наследству, – говорит с улыбкой Николай Георгиевич. – Отец любил плотничать, и без дела никогда не сидел. Участник войны, домой вернулся в 1947 году, так что все это время нас поднимала мать. Тогда все жили одинаково бедно, игрушек у детей не было. Вот и мастерили себе мальчишки из деревяшек пистолеты, самокаты, я, в том числе. Отсюда, считаю, и пошли первые навыки и желание довести начатое дело до конца, причем уже тогда старался выполнить работу аккуратно.

В Уральске работал на фабрике по производству мебели. В коллектив влился сразу, его и учить не нужно – действовал не хуже опытных мастеров. Ему нравилось все, за что бы ни брался, а со временем особенно увлекся резьбой. Проработав на этом производстве несколько лет, перевелся на другое. Инструменты из рук не выпускал. Даже после основного дела обязательно что-то мастерил, делал столы, стульчики, полки. Иной раз выполнял эксклюзивные заказы, но не на продажу, а в подарок для родственников и друзей.

– Хороший столяр на жизнь себе всегда заработать сможет, – говорит Николай Георгиевич. – Сейчас тем более, можно и цех свой открыть.

Он учился еще и в Ленинграде. Правда, здесь уже осваивал искусство ювелира-гравировщика. Учеба нравилась, но, признается, все эти 7 месяцев, пока жил в северной столице России, тосковал по солнечному Казахстану и все время хотел домой.

Он любил танцевать. Был активным участником художественной самодеятельности. Неоднократно становился призёром конкурсов самодеятельности среди трудовых коллективов. Участвовал в республиканском конкурсе в Алматы, и как победитель в 1957 году поехал на фестиваль в Москву.

– В общем, я был занят круглосуточно, – рассказывает Николай Георгиевич. – Днем работа, вечером самодеятельность. – Но еще принимал участие в конкурсах как художник-гравировщик, занимал призовые места.

Помимо материала, умелых рук и таланта хорошему мастеру нужны инструменты. Николай Георгиевич объясняет: настоящий специалист обязательно сделает их себе сам. У него огромный набор. Были и такие, кто просил продать, но он не соглашался. Правда, никогда не отказывал и помогал сделать такие же.

В советское время проблем с деревом не было. Приобретали материал по доступной цене. Так что в какой-то момент он решил строить дачу. Она находится в престижной части города, в районе «Самал», и заметно выделяется среди пафосных и громоздких каменных особняков. Узнать ее можно по резным окладам, и узорчатому балкону. Все это сделано руками Николая Георгиевича.

– Задумка у меня была сотворить теремок, – рассказывает он. – Так что везде, где бы я ни был, внимание привлекали старинные дома с ажурными ставнями, резными крылечками. Особенно много таких в Мордовии. Чтобы не забыть я даже фотографировал их, и уже дома производил расчеты, рисовал узоры и выпиливал.

В 91-м году развалился СССР, наступили сложные времена. Дефицитом стал и строительный материал. Чтобы не сидеть без дела, мастер в ход пустил самый обычный штакетник. Две зимы выпиливал из него заготовки и был уверен: для чего-нибудь пригодятся. Нарезал столько, что складывал стопками на веранде дачи до лучших времен.

К слову, из этого же штакетника сделал внутреннюю отделку дачи. Получились необычайно красивые потолки. Смастерил и покрыл лаком из подручного материала добротную лестницу на второй этаж.

– Сосед тогда наш пришел, удивился, очень ему понравилось, – вспоминает Николай Георгиевич.– Я и сам доволен результатом. Теперь злюсь иногда, что глаза подводят – и то сделал бы, и это, но не могу.

В продолжение разговора он, ни на секунду не задумываясь, дает характеристику каждому дереву.

– Береза самая твердая порода, она как металл. Из нее хорошо делать инструменты, прочные будут, и на мебель хороша, та же крышка для стола, а на все остальное пойдет сосна…

Переживает, что профессия столяра со временем может исчезнуть. А как без такого специалиста, разве машина сможет справиться и вложить в дело душу? В поселке Коловертное ураган сорвал купол церкви. Николая Георгиевича попросили поставить новый. И он вместе с помощниками справился.

– Мебель производят щитовую, но по качеству она не идет ни в какое сравнение с той, которую когда-то делали мы, – говорит он. – Наводнение было, вся новая мебель рассыпалась в труху, потому что это обычные спрессованные опилки, а ту, которую делал я, вода не взяла. Только разве склеить пришлось в некоторых местах.

Каждый день Николай Георгиевич приезжает вместе со своей супругой Галиной Николаевной на дачу. Привозит их сын Роман, он тоже мастер на все руки, художник, правда, столярничать не стал, работает в другой сфере. Галина Николаевна занимается садом и огородом. Николай Георгиевич всегда рядом. И пусть зрение слабое, занятие для себя он обязательно какое-нибудь найдет. Не может мастер сидеть без дела.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top