Часть его жизни

18 мая 2017
0
549

В Западно-Казахстанском государственном университете имени М. Утемисова есть три или четыре музея, военно-исторический в их ряду стоит несколько особняком. Если вы, оказавшись в этом, одном из старейших вузов республики, спросите о нём, то скорее всего вам в ответ как-то светло и по-доброму улыбнутся, потому что университетский музей уже давно и прочно связан с именем Павла Романовича Букаткина, одного из ветеранов заведения, участника Великой Отечественной войны, инициатора и создателя музея. Так что можно без всякого преувеличения сказать, что это его детище. И как любой настоящий музей, он является не просто собранием ценных раритетных материалов, здесь регулярно проводятся экскурсии для студентов, встречи молодёжи с интересными и заслуженными людьми. И всё это под руководством и активном участии человека, которому уже за девяносто.

Года два назад я побывал у Павла Романовича, воспользовавшись его приглашением. А поводом послужила моя давняя студенческая зарисовка, опубликованная в многотиражной газете «За педкадры». Рассказывалось в ней о Николае Александровиче Пимневе, преподававшем когда-то на историческом факультете, участнике Великой Отечественной войны. Впоследствии, как мне удалось узнать, зарисовка была напечатана в одной или двух книгах, изданных университетом. И мне приятно было, что моя давняя публикация, попавшая на глаза Павлу Романовичу и его коллегам по истфаку, напомнила о человеке, которого давно уже нет с нами.

В  музее теперь имеется скромная экспозиция, посвященная Николаю Александровичу Пимневу. А за могилой на старом кладбище (у Николая Александровича, кажется, не осталось родных в Уральске) теперь регулярно ухаживают студенты и преподаватели учебного заведения.

П. Букаткин – в центреВ тот день Павел Романович любезно сам провел для меня получасовую экскурсию и затем, как радушный хозяин, уже встречал большую группу студентов. Рассевшись за столами прямо тут, среди музейных экспонатов, юноши и девушки в установившейся, ничем не нарушаемой тишине с большим вниманием стали слушать убеленного сединами человека. Он говорил о том, что в экспозициях представлены материалы о преподавателях и других сотрудниках Уральского педагогического института имени А.С. Пушкина (прежнее название вуза), которые в разные годы были призваны на фронт. Особый интерес у Павла Романовича Букаткина к Сталинградской битве, вернее к западноказахстанцам, принимавшим в ней участие. Кстати, именно те исторические исследования, которые педагог и ученый проводил вскоре после войны в южных районах области, являвшихся ближним тылом Сталинградского фронта, и где не раз населенные пункты и важные железнодорожные объекты подвергались бомбежке вражеской авиации, и натолкнули его потом на мысль собрать все найденное воедино, систематизировать и открыть музей.

– А теперь взгляните, – Павел Романович указал на большой портрет на стене, и взгляд его ожил, по лицу пробежала легкая улыбка, как будто он сейчас будет говорить о человеке, которого хорошо знал лично. – Это Леонид Беда. Может быть, кто-то из вас слышал о нем. Знаменитый летчик, дважды Герой Советского Союза. Ему посвящен целый стенд, и отнюдь не случайно. Он учился у нас до войны, вел курсы парашютистов. Началась война – вчерашний студент был призван на фронт, правда, сначала ему самому пришлось пройти через Чкаловскую военно-авиационную школу и только потом, основательно подучившись, сесть за штурвал боевого самолета.

Отличился Леонид Беда в первом же бою в сталинградском небе, за что был удостоен высокой правительственной награды – ордена «Красная Звезда».

Несколько лет назад в небольшом зале появился очень интересный экспонат, мимо которого обычно не проходят посетители. Это панорама Сталинградской битвы в миниатюре. Она была с любовью создана по фотографиям панорамы, что находится в городе-герое Волгограде.

Накануне нынешних майских праздников мне довелось побывать у Павла Романовича дома. Он уже около четырех месяцев болеет, и врачами был прописан строгий режим, запрещающий даже выходить из дома. Однако жизнь у ветерана по-прежнему походила на фронтовую. То и дело надрывался телефон, стоявший на табурете возле дверей его кабинета. Кто-то Павла Романовича поздравлял с прошедшими и наступающими майскими праздниками, другие приглашали его куда-то на встречи с молодежью, общественностью, а некоторые просто осведомлялись о здоровье. И было видно, с каким огорчением и неловкостью хозяину квартиры приходилось иногда отказывать в просьбах.

Кабинет Павла Романовича сам чем-то напоминал музей. Здесь повсюду было много книг, энциклопедий, справочников, периодической печати, в том числе старой, которую теперь найдешь разве что где-то в архивах или у таких энтузиастов-одиночек, как мой герой.

Не успел толком пообщаться с Павлом Романовичем, как нежданно нагрянули телевизионщики, и вместо обещанного короткого интервью «забрали» его у меня на целый час.

– Вот, как видите, нам некогда даже болеть, – посетовала, мягко улыбаясь, его жена Нина Алексеевна, тоже в прошлом педагог с сорокалетним стажем. – Люди в Павле Романовиче нуждаются, а он в людях. – И потом о том, ради чего я к ним пришел: – Музей – это часть его самого, это то, чем он постоянно живет, дышит. Музейные стенды то и дело пополняются. Что-то находит сам Павел Романович, что-то приносят ему люди… А недавно нас обрадовало, что в Белоруссии найден внук Леонида Беды. И возможно, он скоро прибудет к нам в Уральск, а значит, не исключены новые открытия, и вполне возможно – пополнение стендов новыми ценными экспонатами…

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top