Вокруг тенге

1 октября 2015
0
2072

Как жить в условиях теперешней девальвации, вернее, при свободно плавающем курсе тенге, и в какой валюте делать накопления «на чёрный день»? Об этом и многом другом мы поговорили с доктором экономических наук Аллой Гиззатовой.

Уже почти месяц страна живёт в условиях очередного экономического кризиса – в одночасье американский бакс взлетел в цене со 188 тенге сначала до 254, а чуть позже и до 270. В отдельных областях Казахстана банки второго уровня продавали «зелёный» и по 300 тенге за единицу.

И хотя власти уверяли нас, что на рядовом потребителе эта долларовая лихорадка никак не отразится, цены на многие группы товаров поползли вверх.

Эксперты-экономисты всенародно заявили: мы, казахстанцы, стали беднее на 30 процентов. Почему? Да потому, что на 30, а в ряде случаев и на целых 50 процентов стали дороже те вещи, продукты, что поставляют нам из Китая, Турции, Европы.

Мой отец присмотрел себе на рынке в первые дни свободного курса доллара автомобильный фонарик «мэйд ин Китай» за 1000 тенге, но не купил, оставил это дело на завтра. Уже через день тот же фонарик стал стоить 1200 тенге. Та же ситуация повторилась и с сыном – пенал за ту же тысячу тенге, такого же китайского производства, что он не успел купить на школьной ярмарке, через неделю продавался за 1200 тенге. Всего за пару дней после повышения курса доллара бананы из Марокко подпрыгнули в цене со 180 до 350 тенге.

Но эти подорожания – лишь мелочи. В шоке к нам в редакцию буквально на днях позвонила женщина, которая хотела купить дочке зимний пуховик за 22 тысячи тенге. Сейчас продавцы на Центральном рынке просят за него 33 тысячи тенге, потому что доллар подорожал, и турецкий товар, соответственно, тоже.

– Мы самые дешёвые сотовые телефоны, что стоили 5 тысяч тенге, теперь уже по 10 тысяч торгуем, – отмечает хозяйка нескольких бутиков сотовой связи Майра. – Все дорогие телефоны у нас стали дороже на 20-30 тысяч. Но те, кто задумал купить себе хороший телефон, на цены не смотрят. Откуда люди деньги берут, неизвестно.

Того же мнения – что в данной ситуации не стоит впадать в панику, придерживается и доктор экономических наук Алла Гиззатова.

– Не нужно нервничать, как в условиях свободного курса доллара будет жить государство, пусть об этом позаботятся люди в министерствах, которые за это деньги получают, – отмечает эксперт. – Нужно думать, как самим выжить в данных условиях, на чём сэкономить. Богатые люди сейчас, возможно, откажутся от отдыха на Мальдивах, а бедные – от лишней пары обуви. Но есть и пить мы не прекратим. Только вместо покупных соков начнём пить собственноручно закатанный компот, а вместо корнишонов из супермаркета есть солёные огурцы с дачи.

Наша собеседница считает, что резкое падение тенге было неизбежно в условиях экономического кризиса, который сейчас переживают все государства мира в связи с резким падением цен на нефть.

– Да, народу плохо, что курс доллара растёт, мы становимся беднее, но люди должны понять, что удерживать курс доллара до бесконечности государству было невозможно. Пока мы зависим от этой мировой валюты и завозим большую часть товаров для потребления из-за рубежа, эта ситуация будет повторяться из года в год. К этому давно нужно привыкнуть и научиться с этим жить, – говорит она. – Не хватает зарплаты – нужно искать дополнительный заработок, второе место работы. Кризис хорош тем, что он заставляет людей становиться активнее, искать пути выживания. По-моему, государство и так достаточно долго сдерживало курс доллара и дало возможность своим гражданам купить машины, бытовую технику в России, когда там случился обвал рубля. Те, кто хотел купить машину, новый холодильник, это уже сделали. Сейчас кризис случился у нас, но его нужно перетерпеть.

В выигрышном положении сейчас, по мнению эксперта, находятся предприниматели, которые производят продукцию на экспорт.

– Сейчас в рост пошёл и российский рубль, поэтому те бизнесмены, кто возит свой товар в Россию, могут продать его по более выгодной цене, – отмечает Алла Ислямовна. – Думаю, что на этой волне предприниматели-экспортёры смогут позволить себе и штаты своих работников сохранить, и даже поднять людям зарплату.

Что касается прогнозов о будущем курсе «зелёного», Алла Гиззатова уверена, что дальнейшего роста стоимости доллара свыше 300 тенге не будет.

– Валютный рынок жёстко регулируется государством, и никакого свободного плавания курса доллара быть не может, – констатирует она. – Уже сейчас Нацбанк зафиксировал цену доллара в пределах 270 тенге, все спекулятивные действия с валютой отслеживаются и наказываются. Я вообще считаю, что народу ни к чему сейчас впадать в ажиотаж и гонять по обменникам в поисках долларов. Зачем бабушке-пенсионерке баксы? Пусть их скупают те, кто ведёт торговые операции в этой валюте, а остальным я советую делать накопления в тенге. Конечно, если есть желание «отложить на чёрный день» пару сотен «зелёных», то можно их купить. Сейчас идёт много разговоров о том, чтобы в пределах трёх стран – Казахстана, России и Белоруссии – была введена единая валюта. Я лично «за» это и считаю, что такая единая валюта нужна нам для обоюдных расчётов что упростило бы эту процедуру и намного снизило бы нашу зависимость от доллара.


– Наша зависимость от доллара сильна потому, что мы производим мало собственной продукции, – констатирует Алла Гиззатова. – Мы беззащитны даже в плане продовольственной безопасности: у нас нет семеноводческих хозяйств, племенных ферм, которые когда-то были на территории Казахстана. Мы вынуждены закупать на стороне – в той же России, в Европе – сортовые пшеницу, овощи, породистый скот, чтобы разводить у себя. Нам нужно стремиться к тому, чтобы самим производить основные группы продуктов и промышленных товаров, чтобы долларовая зависимость не была так остро ощутима.


Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top