В пастельных тонах

29 февраля 2024
0
3252

Трудно поверить, что все эти картины нарисованы пастелью. Кажется, невозможно цветными мелками передать блеск реки, тепло солнца, прозрачность вазы и свежесть поставленного в нее букета. И в том, что это возможно, можно убедиться, посмотрев на картины уральского художника Александра Радзивилова. Это его первая персональная выставка, отрывшаяся в областном Выставочном зале.

До этого в музее «Старый Уральскъ» были представлены картины Радзивилова, написанные, в основном, масляными красками: дома, церкви, мечети, пейзажи, реки – все узнаваемое, наше, уральское. Недавно Александр участвовал в выставке картин уральских художников творческого объединения «Богус», которая состоялась во Дворце культуры «Атамекен».

На персональной выставке Александра Радзивилова представлены сорок картин, которые он скромно называет «зарисовками». Написанные пастелью с ее приглушенными, нежными тонами, они трогательны, романтичны и как-то виртуозно небрежны. Как будто художник торопился запечатлеть какое-то мгновение – закат, уходящий за горизонт, букет, пока он еще не завял, тающий отблеск солнца на речной воде, сияние летящих снежинок. В каждой картине есть настроение и ощущение изменчивости момента, движения: вода течет, снежинки летят, букет вянет прямо на глазах. А стремительно летящие к горизонту за уходящим солнцем облака как будто увлекают вслед за ними и течение реки, и стаю летящих птиц, и самого зрителя. Дух захватывает от ощущения, что и тебя сейчас унесет туда неведомая сила – за горизонт, в эту круговерть солнца, неба, воды и облаков.

На выставке не менее десяти картин, на которых изображены цветы – розы, пионы, лилии, хризантемы. Особенно трогателен в своей непосредственности букет ромашек, васильков и других полевых цветов в кувшине с уже слегка позеленевшей водой.

Как, чем достигается эта прозрачность стекла и воды, легкая игра света и тени на растениях, если в руках у художника даже не кисть, а простой мелок, которым любят рисовать дети?

Александр Радзивилов отвечает просто: «Пальцем». То есть, там, где нужно создать все эти оттенки, мел растирается пальцами. И для того, чтобы получились эти нежные полутона, необходимо очень тонкое чувство цвета, страсть к импровизации и чутье на «ускользающую» из-под рук сухую краску.

Александр говорит, что сегодня мало кто любит рисовать пастелью – она сложна тем, что цвета не смешать на палитре, как масляные краски. А ему эта техника (в живописи она почему-то относится к графике) – нравится. Причем нравится рисовать «старой» пастелью мягких приглушенных тонов.

– Сейчас стали выпускать яркую пастель – привыкли все к картинкам в телефонах и на мониторах компьютеров. Я беру старую, подольскую, мягких оттенков. Рисунками букетов я хотел показать, что и цветы можно рисовать пастелью, без ярких красок, – говорит художник.

Александр Радзивилов окончил Орловское художественное училище, преподавал в детской художественной школе Уральска, работал в госучреждении «Казреставрация», участвовал в восстановлении Красной мечети, дома Габдуллы Тукая в Татарской слободе, ездил по объектам культурного наследия области.

Искусству реставрации учился у турецких мастеров в Стамбуле. Несколько месяцев провел вместе с другими казахстанскими художниками во дворце султана. Был впечатлен красотой, величием и древностью мечети Айя София – бывшим православным патриаршим собором Святой Софии в Константинополе 5-6 века. Этот самый большой православный храм, превращенный в мечеть после завоевания Византии Османской империей, в те годы сделали музеем (с 2020 года снова открыли мечеть). Александр делал с него зарисовки, некоторые из которых представлены на выставке. Огромный купол христианского храма с минаретами, уходящими в ночное небо. И серебряный серп полумесяца – то ли на минарете, то ли взошедший в небе.

Александр долго и с увлечением работал в Бокей-Орде в группе реставраторов по восстановлению ставки Жангир хана: мечети, дворец хана, казначейство, мавзолеи, здание женской гимназии. От многих зданий оставался только фундамент на глубине до полутора метров. Восстанавливали по старым фотографиям. И, конечно, художник их рисовал и проникался духом этих мест.

На выставке представлены зарисовки этих зданий, сооружений, святых мест. Кажется, что для их изображения пастель цвета старинной золотой парчи или чуть потемневшего от времени золота подходит самым лучшим образом. От рисунков как будто исходит тихое сияние древности. Они даже на взгляд бархатистые, наверное, как окружающие Орду пески или сама мирная и добрая сущность традиционного ислама.

– Так получилось, что мне пришлось больше работать с мусульманским культурным наследием, – говорит Александр.

Интерес к святым местам, к древности трижды приводил его в Израиль. Он объездил его на велосипеде.

– Там вся земля буквально напичкана разными артефактами. Много из древнего Рима – Иудея долгое время была колонией Римской империи.. Море подмывает берег, обнажает разные культурные слои. То остатки римской мраморной колонны, капители, то развалины старинного здания, цветная мозаика прямо под ногами А уж разных черепков от посуды, когда идешь берегом моря… Я привез один такой осколок – на нем остался отпечаток человеческого пальца, видимо, гончар оставил, когда ваял эту посуду, может быть, две тысячи лет назад.

Александр побывал на развалинах Иродиона – города, построенного еще до нашей эры в Иудейской пустыне. Делал там зарисовки остатков дворца царя Ирода, его усыпальницы. Побывал в Кесарии – древнеримском городе на берегу Средиземного моря, то же творение иудейского царя Ирода. И эти картины художника исполнены светлой золотистой пастелью. Такой цвет имеет иерусалимский камень, из которого строили на этой земле.

– Почему там многое хорошо сохранилось тысячелетия? Там впервые изобрели что-то, похожее на цемент, и камни, из которых строили, схвачены раствором, – говорит художник, путешественник, любитель древностей и пустынь Александр Радзивилов.

У таких мест особая аура и особая энергетика. Там любой человек становится философом.

– Ощущаешь ход времен. И как будто время там останавливается, – пытается Александр объяснить эти необъяснимые ощущения.

Наверное, желание снова их испытать и найти им объяснение и влечет людей в те места, где сам воздух наполнен дыханием времени. Как влечет пустыня близких Александру по духу братьев Синельников. Как раз в те дни, когда в «Атамекене» демонстрировались их (в том числе) картины, они за тысячи километров от Уральска пересекали пустыню Сахара.

А Александр ходит по родному городу. Говорит, что сейчас, на морозе, не очень-то порисуешь. А он любит рисовать с натуры.

Картины пастелью, на мой взгляд, не очень подходят для больших залов. В них они как-то теряются. А вот для интерьера, для души, пожалуй, самое то. Но это так, ремарка. На тот случай, если в Выставочном зале кто-то не оценил пастель Александра Радзивилова.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top