С пронзённым сердцем

19 января 2017
0
2934

«Яблоко»? – удивляются зрители, глядя на предмет, на первый взгляд, неопределённой формы, чёрный, словно обугленный, и увенчанный серебристым фруктом из металла. Присмотревшись, улавливают эротические нотки обнажённой женской фигуры, с ажурной вязью в области декольте и весьма выразительной местами. Райское яблочко, молодильное, яблоко раздора… каких только эпитетов нет у этого фрукта, и кто его только не воспевал, придавая глубокий смысл. Своё произведение создал член Союза художников Казахстана Ергали Бекешев; о его скульптуре можно говорить долго и смотреть бесконечно.

Удивительно, как удается художнику так гармонично совмещать разные материалы, увязывая их в мелодии и времени? Он чувствует их фибрами души, его руки ваяют, отсекая ненужное, лишнее – так рождается задуманное, извлекается из недр и поражает выразительностью. Благодаря персональной выставке «Ғасырлар үні» в Центре им. Кадыра Мырза Али уральцы и гости города смогли насладиться его работами.

Мне трудно сказать, какой из них я отдаю большее предпочтение, в каждый период жизни – определенной. То одно потрясает, то другое, и в известных, давних – открываются новые грани. В зияющей дыре в теле сайгака «читаются» боль, утрата, проблемы морали и экологии, в «Сне» – необыкновенная легкость, полет, так и хочется взмыть вверх, глядя на парящую пару: мужчину и его «летучего» коня, в «Махамбете» – суровость, ответственность …

Каждая из них – песнь, поэма, плачущая, скорбящая, и очень редко смеющаяся, счастливая. «Мәңгілік» – апа, сидящая на телеге и вглядывающаяся вдаль…  Почему-то я трогаю пальцами ее лицо, еще не старое, не морщинистое, словно хочу проникнуть в судьбу женщины Великой степи, прочувствовать потаенное; за каждой мимической складкой – нелегкие испытания, радости и огорчения. Однако женщина не скорбит, задумчиво смотрит сквозь время, из нее мягко струятся покой и надежность.

«Все-таки он сделал ее!» – восклицаю я, глядя на очередную скульптуру.  Как-то в мимолетном разговоре Ергали Урынгалиевич обронил, что хочет запечатлеть внучку с одуванчиком в металле. Идея показалась мне очень романтичной, но я представить себе не могла, как скоро он ее воплотит. Увидев, не сдержала  восхищения. Девочка стоит, чуть запрокинув голову вверх и дует на одуванчик, кто из нас не делал этого хоть раз в жизни? Увы, это приятное короткое мгновение невозможно удержать, оно исчезает вместе с легчайшими белоснежными парашютиками, навевая светлую грусть. А он смог. И образ девочки – весьма своеобразный, словно она – посланец тенгрианства. Скульптура в человеческий рост. Хотите увидеть? Временно она находится во дворе областного краеведческого музея. Кстати, вместе с обманщиком «Алдаром Косе», сидящим задом наперед на осле; этой композицией автор показывает иллюзорность, мнимые ценности нашего существования.

Взгляд привлекает портрет женщины, под ним одно слово: «Лариса». Кто она – соседка, знакомая, коллега? Оказывается, жена. Подпись краткая. Они вообще скромные люди, однако много сделавшие для селян. Оба окончили худграф Уральского пединститута, ныне ЗКГУ им. Махамбета Утемисова. Бекешев в одном лице художник, скульптор и предприниматель, открывший в поселке Большой Чаган магазин, автосервис и создавший рабочие места.

Он не сразу нашел себя, пробуя в разных ипостасях, но творчество взяло верх. Сваркой, посредством которой создает оригинальные работы, занялся в критический момент, когда понадобилось срочно сдать объект, а сварщик ушел. Пришлось самому, не имеющему навыков, доваривать конструкцию. С тех пор дуговая сварка – то, без чего он не может полноценно жить.

Неоднократно участвовал в выставках в Уральске, Атырау, Актобе, Астане, многие работы приобретены в частные коллекции, некоторые вошли в пятитомник «Искусство Казахстана», «Сокровищницу Приуралья». «Казаха» и «Махамбета», получивших дважды Гран-при на региональных фестивалях, купили гости из Астаны.

– Ергали Урынгалиевич, знаю, художники не любят объяснять свои работы, и все-таки, какой замысел скрыт в композиции из дерева в виде сгустка или комка округлой, неправильной формы, пронзенного копьем или стрелой, с золотым яйцом сверху? Если можно так обрисовать работу…

– Она, изготовленная из дерева и бронзы, отражает суть творческого человека, его состояние – сжатое, и в постоянном поиске! Через сердце, душу и тело которого проходит карандаш.

– Что Вас побудило обратиться к образам «Казаха» и «Махамбета» – юбилейный год Независимости Казахстана?

– Нечто большее, но и эта дата тоже. Лошадь и оружие для наших предков с древних времен были необходимостью как защита своего очага, земли, на которой жили. Скульптура «Казах-лучник» отражает динамику атаки воина, его устремленность к свободе, победе в едином порыве с конем. Несколько перекликается с ней и «Махамбет», мечтавший видеть свой народ независимым, сильным. В композиции не случайно три копья подняты вверх и соединены, они символизируют объединение трех жузов Казахстана, возвышение его духа. Щит, лежащий на земле, через мгновение может быть поднят, чтобы отстоять независимость своего народа.

– Раз уж мы коснулись 25-летия Независимости РК, чем примечателен для Вас прошедший год?

– Работой, – улыбается художник. – Принимал участие в международном фестивале в Братске Иркутской области. Деревянная скульптура из ангарской сосны «Странствующий мудрец» осталась в России, ее установили на одной из улиц Братска. А также на международном фестивале «Металл-форум» в Актобе, где с нами плодотворно сотрудничали художники из Рязани, Нижнего Тагила, Невьянска. В декабре совместно с актюбинскими художниками поставили в Жангале монумент Независимости – символ «Золотого человека», высотой двенадцать с половиной метров. Верхнюю часть делали известные в Казахстане скульпторы Марат Габдрахманов и Женис Жубанкосов.

– У Вас появилось много новых работ. Можно сказать, что людям, несмотря на кризис, нужна не только пища, но и искусство?

– Несомненно. Скажу больше, к радости, новое поколение руководителей придает культуре и искусству весомое значение, у них совершенно другое восприятие. Очень хорошее впечатление произвел министр информации и коммуникаций РК Даурен Абаев, выразивший живой, неподдельный интерес к экспозиции, искусству, видит и чувствует глубоко.

О любом времени судят по работам, которые оставили архитекторы, художники, мастеровые. До сих пор на археологических раскопках что-то находят, строят догадки, пишут научные труды, воспроизводя по артефактам уровень цивилизации. Свой след оставляем и мы, современники.

– Над чем Вы сейчас трудитесь?

– Композиция условно называется «Әже» и посвящена моей бабушке, научившей меня в детстве лепить фигурки животных и птиц.

– Успехов Вам, будем ждать новых откровений.

– Спасибо.

Фото Ярослава Кулика и из альбома Е. Бекешева
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top