Погода виновата?

9 февраля 2023
0
3264

Вот почему у нас всегда так? Сначала надо сотням горожан обратиться в травмпункт с переломами и ушибами, и только потом начать хоть как-то, хоть где-то чистить улицы и посыпать их песком? В прошлом году было точно так же. Даже число травмированных практически одинаковое – около двух с половиной тысяч. И пока не последовал окрик из акимата, никто улицы не чистил. Да и потом только в центре. Но при этом коммунальщики бодро рапортовали о большом объёме вывезенного снега, десятках задействованных единиц спецтехники, сотнях рабочих и тоннах песчано-соляной смеси.

Сто лет назад юмористы Ильф и Петров, создавшие бессмертный образ «великого комбинатора» Остапа Бендера, призывали «любить пешеходов», потому что они составляют «большую часть человечества», а также изобрели все, что есть, включая и дороги и сам автомобиль. «Но автомобилисты об этом как-то сразу забыли. Кротких и умных пешеходов стали давить. Улицы, созданные пешеходами, перешли во власть автомобилистов. Мостовые стали вдвое шире, тротуары сузились до размера табачной бандероли. И пешеходы стали испуганно жаться к стенам домов. В нашей обширной стране обыкновенный автомобиль, предназначенный, по мысли пешеходов, для мирной перевозки людей и грузов, принял грозные очертания братоубийственного снаряда», – с иронией писали юмористы.

Что бы они сказали сегодня, когда соотношение пешеходов и автомобилистов сильно изменилось, и большую часть человечества стали составлять автомобилисты, которых считают «лучшей частью человечества». Во всяком случае, такое складывается впечатление. Для автомобилистов дороги чистят, посыпают песком, а пешеходы скользят по обледеневшим тротуарам, падают, ломают себе руки, ноги, ребра и прочие части своих несовершенных тел. Пешеход не конкурент автомобилю: ни по скорости передвижения, ни по прочности своих «частей».

При этом тротуары в Уральске сократились еще больше. Теперь на большей части улиц их перегораживают стойки, на которых держатся газовые трубы. Если комплекция позволяет, можно прошмыгнуть между стеной и этой стойкой. Но здесь может подстерегать другая опасность: снег с крыши или сосулька на голову.

Ходьба по городским улицам превращается в экстрим – опасность может подстерегать там, где не ожидаешь. Вот, вроде, темный пятачок твердой земли. А это отполированная до черноты ледяная дорожка. Вот снежок – а под ним коварная скользкая ступенька. На ледяной кочке может подвернуться нога.

Проезжая часть улицы кажется намного безопасней, там лед и снег счищены почти до асфальта. И народ идет, бросая вызов «лучшей части человечества», увиливая от особо ретивых, спасаясь на обочинах. И надо отдать должное многим нашим автомобилистам – они относятся к этому с пониманием: сигналят, притормаживают, объезжают. А ведь могут и не успеть. Тем более, что по закону хождение по проезжей части дороги разрешено только в «жилой зоне», то есть во дворах.

В прошлом году было много снега, его не успевали чистить. В этом году снег выпал всего раза два с начала зимы. Причем первый растаял сам. Второй снегопад – легкий и пушистый – упал на замерзшую землю. Его можно было легко убрать, пока он не затвердел и не превратился в лед. Но только тогда, когда в травмпункты стали десятками поступать «поломанные» на городских улицах пешеходы, тротуары кое-где начали потихоньку чистить и местами посыпать песком с солью. Даже узкая дорожка или пятачок твердой почвы, пробитый в обледеневшем тротуаре – спасение для несчастного пешехода. Владельцев магазинов, торговых домов, а также организаций обязали «в районе пяти метров» расчищать лед перед своими владениями. Нерадивым штрафы выписывают, но не всегда и это помогает.

Трудно понять, зачем отдавать частникам коммунальные предприятия? Ведь они однозначно убыточные и все равно существуют на деньги из бюджета. А частник только тарифы повышает, плачется о старой технике, нерадивых плательщиках да убытках. А кой черт понес тебя на эти галеры? (Фраза из комедии Мольера «Плутни Скопена», уточняю, чтоб не обижались).

И так продолжается уже не год и не два. Предприятие по уборке мусора уже отдавали частнику, потом возвращали с огромными долгами, несмотря на повышенные не раз тарифы, и с тем же «плачем» об изношенной технике. Десять лет назад был даже инвестор, якобы, из Германии, которого, правда, никто не видел, но который вроде бы отказался инвестировать в наш мусор. В настоящее время на ТОО, занимающееся уборкой улиц и вывозом мусора, выделили, по информации городского ЖКХ, почти пять миллиардов тенге на три года. А надо, говорят, в шесть-восемь раз больше. Движение мусороуборочных и снегоуборочных машин отслеживают – страшно сказать – с помощью спутниковых сигналов: для каждой машины приобрели GPS-трекеры. Мусора от этого меньше не стало, контейнеры большей частью еще советские, а тарифы опять повысили.

В общем, это вечная проблема: мусор и гололед – круглый год напролет.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top