Задачи на даче

9 апреля 2020
0
950

Необычайно ранняя весна позвала садоводов на свои участки, в том числе и расположенные вдоль Урала, почти на месяц раньше обычного.
В советские времена до открытия пассажирской навигации мы добирались до Учужного затона очень просто: сюда от Куреней постоянно ходил дежурный теплоход. Плати 15 копеек (на 5 дороже, чем во время навигации) и ты на даче. Сегодня несколько дней названиваю своему знакомому, живущему в Учужном на самом берегу: не пошла ли лодка? Наконец, слышу долгожданное: «Вчера спустили. Нет, не моторную – вёсельную. Можно ехать».

 

Садоводы где? Ау!

С конечной остановки в Куренях спешу через лес. На берегу догнал знакомого жителя затона, кстати, бывшего перевозчика. Перевозил он нас с ветерком от пристани в Куренях, но потом что-то не заладилось. Вообще у «моторных лодочников» столько всяких сложностей, проблем – лучше не вспоминать. То они работают, то какие-то вопросы между собой выясняют, то мотор у них ломается…
Житель-перевозчик рад: всю зиму не виделись. Будет ли лодка, он, конечно, не знает. На другом берегу стоят какие-то лодки… Да и телефона перевозчика у него тоже нет. У меня, говорю, есть. Звоню. Лодочник идёт с дачи к берегу. Через 10 минут переправимся.
К нам подошёл мужчина с двумя детьми. Горит желанием побывать в Учужном. Интересуется, можно ли приобрести или взять в аренду участок. Отвечаем: можно. Вон их сколько на некогда процветавшем массиве, особенно заброшенных.

– А что это там, на берегу? – спросил наш собеседник, показывая на развалины около устья затона.

– Бывшие судоремонтные мастерские, – говорю. – При них столовая была. В ней рабочие обедали за 40 копеек. Заведовал мастерскими Борис Михайлович Бобрышев. Интервью у него доводилось брать. Здесь флот зимовал, а сам затон речники регулярно углубляли, поэтому и полив из него шёл регулярно. В посёлке и магазин имелся, и школа-четырёхлетка, и дома работников пароходства.

– Да вы что?! Надо же! И не подумаешь: никаких следов…

Отвечаем, что сейчас пойдём искать в затоне следы садоводства. А вот и лодка. Тариф, слава Богу, тот же: 150 тенге. Спуск с яра вымощен брёвнами и ветками: местные жители постарались, чтобы дачники не скользили.

Затянувшееся возвращение

Однако на этом радости закончились. Иду мимо развалин мастерских, столовой, сворачиваю к домику, в котором в прошлом году работал магазинчик под вывеской «Гипермаркет». Всё вокруг разграблено, валяются мусор, остатки шкафа…

До вала – одни заброшенные участки с когда-то аккуратными, деревянными и каменными домиками. Сейчас в них выбитые стёкла, двери…

Поправив на своей даче повреждённую кем-то ограду, принимаюсь за уборку сухостоя на валу. Тянуть с этим никак нельзя. Валы с сухостоем – что бикфордовы шнуры.

Пару лет назад в прекрасный майский день кто-то из соседнего общества сжигал прошлогоднюю листву, огонь перекинулся на вал и пошёл в сторону двух заброшенных соседних участков. А сухой травы и листвы на них – горы. Могло так полыхнуть… Минут 10 пришлось в одиночку лопатой и граблями сдерживать пламя. Дым всё сильнее резал глаза, стало трудно дышать. Зову на помощь, но в ответ – тишина. Наконец появился дачник из соседнего общества. Вдвоём мы справились с огнём.

Из эмоционального разговора с ним стало ясно, что он СПЕЦИАЛЬНО поджёг траву, чтобы вычистить от неё вал. Попросил его прекратить опасную самодеятельность: безопаснее убрать всё вручную. Смотрю: побежал сосед тушить «контролируемый выжиг» с другой стороны вала…

Закончив с уборкой сухостоя, обхожу другие участки. На заброшенных, как правило, постепенно возникают целые свалки. Разбирают по кирпичику и сами домики. И повсюду столько сухостоя, что страшно становится за возможные последствия. Но всегда ли во всём этом виноваты развал СССР, кризис и наводнения 1993-1994 годов? Да, они нанесли сильнейший удар по садоводству, особенно в Учужном затоне, и многим стало невыгодным им заниматься. Но ведь и разгильдяйства хватает.

Нередко бывает так, что хозяева у участков есть. Когда с них требуют определиться, они кричат: «Будем осваивать!» Однако сами по-прежнему не появляются. Хоть бы траву скосили! Вот и хозяева у двух упомянутых участков тоже есть, но не идут. Мол, ещё немного, ещё чуть-чуть – уйдём на пенсию и вот тогда займёмся дачами. Уже все сроки вышли. До сих пор «занимаются».

Председатели садоводческих товариществ, за редким исключением, не заключают договора на вывоз мусора с ТОО «Орал Таза Сервис», не определяют места сбора мусора для его регулярного вывоза, не занимаются вопросами благоустройства дачных обществ. Природоохранные органы сообщают в СМИ о своей борьбе с мусором в масштабах всей области, грозят штрафами, но до дачников-нарушителей почему-то до сих пор не добрались.

Вот и сваливают садоводы и огородники мусор на заброшенные участки. Тоже жду своего соседа. С февраля он на пенсии, обещал «заняться дачей». Будем надеяться… Кризис кризисом, но нередко мы сами создаём целые зоны равнодушия.

Фото автора

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top