Сколько столетий Уральску

18 ноября 2021
0
650

Организаторы фестиваля «На куполах столетий отблеск» решили продлить выставку картин уральских художников и перенести ее в более просторное помещение – из музея «Старый Уральскъ» в фойе Дома молодежи. Там же, 21-го ноября, в день Михаила Архангела, состоится подведение итогов конкурса среди художников и концерт фольклорных казачьих ансамблей.

«…Поставлен город на отдаленном Яике»

Сообщая об этом, председатель жюри конкурса, старейший работник культуры города Феликс Баюканский затронул тему возраста города.

– Отмечаем День города, но умалчиваем, какую дату отмечаем. Пора уже определиться, сколько же лет нашему Уральску, – сказал Феликс Аркадьевич.

Писатель, краевед Николай Григорьевич Чесноков когда-то признался, что путаница с датой началась по его вине.

– В советские годы город мог получить какие-то деньги на благоустройство только к круглой дате. В 1963 году с моей подачи Уральск сделали моложе на несколько десятков лет – отметили 350-летие, – рассказывал Чесноков. – Город тогда действительно получил кое-какие деньги: надо было привести его в порядок, потому что пригласили много гостей. Но с тех пор эта дата основания города – 1613 год – продолжает существовать. На самом деле Уральск основан в 1584 году. Об этом пишет выдающийся историк Карамзин, а он работал только на основании документов, ему можно доверять…

В «Истории государства Российского» Карамзин писал: «Упоминаем здесь также о начале нынешнего Уральска. Около 1584 года шесть или семь сот волжских казаков выбрали себе жилище на берегах Яика, в местах привольных для рыбной ловли; окружили его земляными укреплениями…». Косвенно подтверждает это и другой выдающийся историк – Соловьев. Он пишет, что в царствование Федора Иоановича (1557-1598) «поставлен город на отдаленном Яике», не указывая точной даты. Но следующая фраза указывает на эту дату: «В 1584 году основан был Архангельск…». Значит, Яицкий казачий городок основан не позднее города Архангельска.
– Не верить двум корифеям русской исторической науки как-то не позволяет совесть, – говорил Николай Григорьевич.

К концу XVI века, а точнее к той же дате – 1584-й год – относит рождение Яицкого городка и естество-испытатель, этнограф Петр Рычков, работавший в наших краях в конце XVIII века. В одной из своих работ он приводит разговор с губернатором Оренбургского края Неплюевым о том, откуда появились на Яике казаки и когда был основан город.

– Старинные летописи подтверждают, что предками тутошних казаков были вольные или беглые люди с Дона. В устье Яика и прикаспийских степях они впервые объявились еще в XV веке, когда в здешних местах кочевали татары Золотой Орды… Что далее, то более людство их умножаться стало приходом с Дону и из других великороссийских городов…, – объяснял этнограф губернатору.

Об этом Рычков написал трактат на «основании летописи, преданий, рассказов казаков-старожилов». Из него следует, что казаки поначалу выбрали для своего житья место, «называемое Коловоротное от нынешнего городка расстоянием вниз по Яику-реке 60 верст». Это ведь нынешнее Коловертное!

Здесь на их жилища стали совершать набеги оставшиеся от Золотой Орды татары, и тогда казаки обратились к царю Михаилу Федоровичу с просьбой принять их под «свою державу», обещая «служить ему, великому государю и наследникам его». И царь «пожаловал им грамоту на реку Яик с находящимися при ней реками и протоками и со всякими угодьями, от вершин той реки до устья и чтобы на той реке жить и владеть, и великому государю служить казачью службу».

Эту драгоценную грамоту казаки не сберегли, она сгорела при пожаре, поэтому от каждого русского царя они требовали новую грамоту, подтверждающую их права.

По Рычкову (он ссылается на яицких старшин) одна из основных казачьих общин произошла от бывших на Каспийском море «удалых людей, предводительствовал которыми донской казак Нечай». Ватага промышляла грабежом персидских и армянских судов, пока однажды буря не разбила их лодки, а оставшихся казаков не занесла в устье Яика.

«Нечай поднялся вверх по незнакомой реке и, при впадении в нее степной речки Рубежная, облюбовал удобное место, где в 1584-м году построил селение в сорока верстах выше от будущего Яицкого городка», – пишет Рычков в своем трактате.

Потом этот Нечай собрал свою дружину и отправился покорять Хиву. Хан был в походе, поэтому казаки легко захватили богатую добычу. «Нечай и бывшие с ним казаки некоторые время жили в Хиве во всяких забавах и об опасности весьма мало думали. И… не весьма скоро из Хивы выступили». И хан, вернувшись из похода, догнал Нечая. Тот был «побит со всеми имевшимися при нем людьми, кроме трех-четырех человек, которые, уйдя из того побоища, в войско яицкое возвратились и его погибели рассказали. Несколько лет после того яицкие казаки селением своим перешли к устью Чагана, на то третье место, где ныне яицкий казачий город находится», – пишет Рычков.

«Войско представляло собой несколько общин древневечевого устройства, где все, как в старину на вече, имели право голоса, хотя и было выборное начальство – атаман, которому дозволялось вести повседневные дела, суд и расправу над повинными казаками. Атаман и его помощники – старшины избирались из авторитетных казаков. Все важные дела решались сообща в Войсковом кругу. Определенного срока службы у казаков не было, недаром они называли себя вольными людьми», – сообщает исследователь биографии и творчества Рычкова писатель Иван Уханов.

«Живи, гуляй, ребята»

Эпиграфом к этой главе его книги стала поговорка уральских казаков: «Живи, гуляй, ребята, поколе Москва не проведала». В этой главе на основании работ Рычкова он объясняет смысл этой поговорки: казаки всячески противились вмешательству в их вольницу – подчинения Военной коллегии, службы в регулярной армии, подчинения «уставу» и даже переписи населения, считая, что это затеяно ради рекрутчины.

На все нововведения казаки упрямо твердили: «Не можно сему быть, понеже войску Яицкому даровано от царя Михаила Федоровича право служить казачью службу по своему обыкновению». Или: «Не бывало сего при наших дедах и отцах, не бывать и у нас!».

Противились казаки и проекту Василия Татищева, другого знаменитого историка, которого императрица отправила в Оренбург начальником канцелярии. А предлагал он заселять пустующие земли Войска крестьянами из ближайших российских губерний. «От такого заселения мы придем в крайнюю нищету и разорение и рыбные наши промыслы, от которых все свое содержание и пищу имеем, и службу отправляем, вовсе уничтожится…», – отвечали казаки в своих петициях.

Кстати, знаменитый учуг, которым так гордились уральские казаки, к которому возили всех именитых гостей, чтобы прямо при них выловить огромного осетра и тут же приготовить икру, – это не их изобретение. Впервые учуг соорудили астраханские купцы Гурьевы. Эти предприимчивые «гости», как называли их недовольные казаки, перегородили реку «учугом», сколоченным из деревянных свай, шестов, плетней. Поднимаясь с моря вверх по течению для нереста, осетры, белуги, сазаны натыкались на эту перегородку, теснились здесь большими стадами. Рыбу вычерпывали из воды специальными лопатами и сачками. Завалив рыбой и икрой царские столы, купцы потребовали грамоту на свое изобретение, и получили ее с обязательством построить в низовье Яика город. Так 1640-м году появился Гурьев-городок (ныне Атырау).

Лично я никогда не разделяла восторгов по поводу учуга, мне казалось, что это неправильно – не давать рыбе плыть туда, куда зовет ее природа. И вот читаю у Рычкова, как возмущались казаки, когда Гурьев возвел учуг ниже по Уралу. Они обратились прямо к императрице с жалобой на то, что «астраханские купцы оголодали все войско».

Губернатор Неплюев также признавал их жалобы справедливыми в своих донесениях. Учуг приказано было разобрать и передать в ведение уральским казакам – выше по течению. Рычков писал:

«Великое множество рыб в реку Яик заходит из Каспийского моря. И предполагают, что они в Яике не плодятся, ибо никогда не случается, чтобы осетра или белугу в реке величиною меньше аршина поймать… Осетры и белуга в реке Яик вкусом гораздо лучше волжских, но вверх по той реке до Оренбурга весьма мало их заходит, а ловят их яицкие казаки по большей части ниже Яицкого городка, летом неводами, что называется по их плавленье, а зимой баграми, отчего эту ловлю и именуют они багреньем. Оное чинится у них весьма особым образом, а именно: так как эта рыба на зимнее время ищет всегда глубоких мест, где ложится стадами и рядами, так что от самого дна до льда одна на другой стоит, и воды между рядами их не бывает более, как на ладонь – и такими своими стадами занимает глубокие места и ямины по версте и больше, которые места яицкие казаки зная, присматривают. И, узнав точно, где рыба лежит, в войске атаману и старшинам объявляют, а от них крепкое наблюдение чинится, чтобы в тех местах до уроченного времени никто не ловил и рыбы бы не тревожил».

В «Топографии» Рычков подробно описывает быт уральских казаков, их уклад жизни, природу, растительность, животный мир, полезные ископаемые края.

По Рычкову Яицкое войско образовалось из нескольких казацких общин, расселившихся по Яику, которые затем основали свою столицу – Яицкий городок. В этом году уральские казаки отмечают 430 лет своего служения, а Уральску – 408. За отсчет взята дата 1613-й год – та, по которой в 1963-м году отмечали 350-летие Уральска, а в 1988-м – 375 лет. Если же брать карамзиновскую дату – 1584-й год – то получается, что Уральску в этом году 437 лет.

Да и столь ли это важно – точная дата основания Уральска? «Установить точную дату рождения любого города невозможно, – пишет в книге «Летят столетья над Уралом» искусствовед Галина Гурьева. – Даже Москва ведет отсчет своей биографии от первого упоминания в летописи, а уж когда там люди начали жить, никому не ведомо, но наверняка намного раньше, чем летопись об этом поселении сообщила. Ну, а нам сам Бог велел считать возраст города с первых построек в устье Чагана и принятия казаками российского подданства, а это все тот же 1613-й год».

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top