Путешествие в… юность

18 декабря 2014
0
1895

Базаргали Саниевич Куатов из тех людей, которые не нуждаются в особом представлении. Большую часть своей жизни он посвятил журналистике, и даже уже формально находясь на заслуженном отдыхе, продолжает работать у нас в газете «ИНФОРМБИРЖА news». Лишь сравнительно недавно – годы берут свое – отошел от активной деятельности. Но все равно полного «разрыва» с нами у него, почетного журналиста Казахстана, не произошло: публикации за хорошо знакомой читателям подписью продолжают регулярно появляться на газетных страницах.

У Базаргали Саниевича большая, насыщенная разными историческими событиями жизнь. Судьба не раз его близко сводила с людьми, ныне составляющими гордость независимого Казахстана. Кое-кто из них и поныне здравствует. Недавно наш коллега вернулся из дальней поездки на восток страны. Немного уставший,

утомленный, но – переполненный впечатлениями, привезенными с собой. Ему наконец-то довелось побывать в гостях у друга своих юношеских лет Героя Жолтаева, а ныне – Героя Жолтаевича Жолтаева, доктора геолого-минералогических наук, профессора, академика Инженерной академии и Академии минеральных ресурсов РК, проректора Казахского национального технического университета им. К. Сатпаева.

– С Героем, – начал свой неспешный рассказ Б.С. Куатов, – мне посчастливилось учиться в старших классах средней школы села Баканас Балхашского района Алма-Атинской области. Школа в те послевоенные, а точнее, в пятидесятые годы носила имя наркома Молотова. Сегодня Баканас известен как малая родина Динмухамеда Ахмедовича Кунаева, это город, куда из южной столицы ведет хорошая асфальтовая трасса. В наше же время это был скромный, ничем не примечательный населенный пункт, административный центр Балхашского района.

В Баканас я подростком переехал из нашей, Западно-Казахстанской области к старшему брату Жангали, возглавлявшему в то время районный банк. Здесь я имел возможность продолжить свое образование, потому что местная школа была десятилеткой.

Герой Жолтаев был из простой крестьянской семьи, отец – он у него рано умер – трудился в колхозе. Уже много позже, спустя десятилетия, когда мы проезжали дорогими нашему сердцу местами детства мой друг скажет: «Вот тут я косил с отцом сено». Учился он не просто хорошо, а очень хорошо. Охотно помогал другим. Бывало даже, что к нему за содействием в решении сложных арифметических задач обращались учителя, и юный вундеркинд в таких случаях вполне оправдывал их ожидания. А мне лучше всего давались предметы гуманитарной направленности. Когда надо было написать сочинение, за подсказками обращались ко мне. В 1957 году Герой окончил школу с золотой медалью.

Встал вопрос: где дальше учиться? Друг предложил мне вместе с ним попробовать поступить в Казахский политехнический институт. Я отказался, хотя неплохо учился и по физике, арифметике. Старший мой брат, который в будущем станет видным деятелем банковской системы республики, тоже хотел, чтобы я пошел по его стопам, получил хорошее экономическое образование. Однако я мечтал о журналистике. В это время я уже печатался в районной балхашской газете. Редактор давал мне поручения – стихами откликаться на достижения передовиков сельскохозяйственного производства района, с чем я, кажется, успешно справлялся. Каждый раз за свои «вирши» я получал гонорары, где-то по 5-6 рублей. Это наполняло меня гордостью за значимость дела, которым я занимался. В школе меня так и звали: Поэт.

Тогда, в конце пятидесятых, подготовкой журналистских кадров у нас в республике занимался один вуз – Казахский госуниверситет имени С.М. Кирова. Я помню, нас было пятеро молодых людей, недавних школьных выпускников, из разных регионов Казахстана, которые стремились попасть в это престижное учебное заведение. Среди нас был, между прочим, и Абиш Кекелбаев, ныне крупный общественный деятель, известный писатель, а тогда такой же как и мы все парнишка, не имевший за своими плечами ничего кроме огромного желания учиться. Попасть в казахскую группу журналистики на филологическом факультете, численностью 25 человек, нам не удалось. Туда уже зачислили пятерых медалистов, а остальных абитуриентов приняли с трудовым стажем – это было обязательное условие, – и он должен был составлять не менее двух лет. У нас, безусых юнцов, ничего подобного не было. Нас пригласил к себе ректор КазГУ и уговорил поступить на отделение, готовившее преподавателей казахского языка и литературы. Мы вняли этому совету, но уже в следующем году вдруг решили оставить учебу: мол, какие из нас педагоги! Однако Кадыр Мырзалиев, наш земляк, узнав о нашем решении, не одобрил его и сказал нам: «Я в отличие от вас прожил побольше и встречал людей, педагогов-словесников, ставших замечательными журналистами, но не знаю ни одного случая, который свидетельствовал бы об обратном!» В общем, уберег нас тогда Кадыр ага от опрометчивого шага.

Несмотря на то, что мы учились в разных вузах, с Героем Жолтаевым мы поддерживали достаточно тесные отношения. Он и в политехническом был в числе самых лучших. Учебу он успешно совмещал с общественной работой. В частности, возглавлял студенческие стройотряды, выезжавшие в целинные районы республики. Получал мой друг Ленинскую стипендию, почти настоящую по тем временам зарплату, и не раз помогал материально мне. Институт он также окончил с отличием. Кстати, там же он познакомился с Людмилой, своей милой сокурсницей, которая впоследствии стала его верной спутницей по жизни. Людмила Андреевна долгие годы трудилась в системе Министерства геологии и охраны недр РК.

– Когда Вы были у своего друга юности, кто явился инициатором встречи?

– В октябре, а точнее в его первой половине. Герой Жолтаевич еще весной текущего года настойчиво звал меня к себе. Но это, к сожалению, сделать было тогда невозможно. Перед этим я сломал ногу и ни о какой поездке в те дни даже речи быть не могло.

Когда же я наконец прибыл в Алматы вместе с супругой Розой, стояла теплая и солнечная осенняя погода. Жолтаевы встретили нас очень радушно. За несколько дней мы побывали по трем адресам, где они живут или намерены скоро обосноваться. Это и замечательная трехкомнатная квартира в центре мегаполиса, и коттедж в одном из загородных элитных районов близ Алатау и даже… Баканас. В городке своего детства мы провели два дня, наслаждаясь гостеприимством хозяев и прекрасной окружающей природой. В Баканасе Жолтаевы строят еще один коттедж, в три уровня, для детей, коих у них двое, внуков. Здание, которое в основном уже завершено, украсится огнем Прометея, этот символ будет звать молодых как бы вперед, к новым свершениям.

– Какое впечатление на Вас произвел хозяин дома?

– Самое хорошее. Несмотря на достаточно солидный возраст, ему пошел уже семьдесят пятый, он по-прежнему бодр, активен, ни минуты не сидит без дела. В шесть утра он уже на ногах, ходит по двору, что-то делает.

В те замечательные октябрьские дни он позвал к себе всех, с кем учился в одном классе, откликнулось человек двадцать. Из Алматы, Шымкента, Караганды… Пришли и кое-кто из баканасовских. Конечно, с трудом в постаревших, седых, степенных людях мы узнавали веселых и задиристых мальчишек и девчонок, товарищей по играм… Мне тоже не раз с изумлением говорили: «Базаргали, неужели это ты, ведь ты был таким маленьким, шустрым?!»

Это были, без преувеличения, счастливые дни, мы словно вернулись на шесть десятилетий назад, в свое незабываемое детство. Ради дорогих гостей Герой Жолтаевич зарезал пять баранов из своего хозяйства, каждому подарил по чапану…

Это не первая и, надеюсь, не последняя поездка к моему старому другу. По крайней мере, он не перестает приглашать к себе: «Приезжай когда захочешь. Дом в Баканасе всегда в твоем распоряжении».

Фото из семейного альбома Б.С. Куатова
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top