Почти неизвестная война

29 июля 2021
0
931

Многим сегодня не понятно, зачем нам нужна была еще и война с Японией в 1945-м году? Ведь мы уже победили своего врага – фашистскую Германию. Победителей ждали дома, а их отправили воевать еще и с Японией. Война казалась не нашей, ведь страна хоть и была союзницей Гитлера, на СССР не нападала. Но это не только выполнение своих союзнических перед США обязательств, но и окончательная победа во Второй мировой войне.

Обещание союзникам

Обещание вступить в войну с Японией, которую вели США, было «выжато» у советского руководства еще в 1943 году на конференции в Тегеране – лишь бы союзники наконец-то открыли Второй фронт. Союзникам, конечно, очень хотелось, чтобы СССР вступил в войну с Японией немедленно или весной 1945 года. Если бы часть нашей армии из осажденного Берлина перебросили на Дальний Восток, лучшего подарка Гитлеру не было бы. Именно этого хотели союзники. За океаном пресса била в набат: мы русских кормим-поим-вооружаем, влезли ради них в ненужную нам войну, а они нам в войне настоящей, тихоокеанской помогать не хотят.

К окончанию боевых действий в Европе американцы пришли к выводу, что войну на Тихом океане им не закончить, если Японию не оккупировать. Но если немцы охотно сдавались американцам в плен, ожидать этого от фанатичных японцев не приходилось. Это люди другой цивилизации, они почти все отличались самурайской готовностью к смерти. На островах шло поголовное обучение военному делу. Численность только регулярных войск достигала 7,2 миллиона воинов, готовых воевать до последней капли крови. Были еще камикадзе, человеко-торпеды, боевые пловцы, водители самовзрывающихся катеров. Американцы понимали, что, в случае нападения на Японские острова, они могут получить семь миллионов камикадзе. Рисковать своими жизнями они не привыкли. К тому же у них к тому времени была Бомба.

2 мая 1945 года английский президент Трумэн сделал в своем дневнике запись:

«Я рассматриваю атомную бомбу как военное оружие и никогда не усомнюсь, что оно должно быть использовано по назначению».

Историк Мединский пишет по этому поводу:

«Еще не было толком известно, что же это такое, испытания не проводились, но уже ясно было: Бомба – это что-то страшное. У американцев на этот счет сомнений не было. Есть? Надо испробовать. Как? Испытаем на людях. Специально созданный комитет дал своевременную рекомендацию: «Бомбу следует использовать как можно скорее против Японии. Ее следует сбросить на военный завод, окруженный жилыми массивами для рабочих, и без предварительного предупреждения».

Планы у имперской Японии были, конечно, чудовищно амбициозными. Еще в декабре 1941 года принят план будущего устройства «великой Восточной Азии»: половину земного шара – Японии, вторую половину – Гитлеру.

Так что у нас тоже был свой интерес в войне с этой самурайской союзницей гитлеровской Германии. Это все к тому, с каким противником вновь предстояло иметь дело нашей армии. Жалко только, что опоздали на десять дней: американцы успели-таки сбросить две своих Бомбы и за минуты превратить в пепел два японских города и сотни тысяч человек.

Японцы не зря опасались вступления в войну нашей армии. Чего только не предлагали за соблюдение нейтралитета: и Южный Сахалин, и Курильские острова, и Порт-Артур. Но уже были Тегеран и Ялта, а СССР от своих союзнических обязательств никогда не отказывался.

«Красный» блицкриг

Наша армия четыре года вела кровопролитнейшие бои, казалось бы, должна быть измотана. Наши противники (и союзники) так и считали. А мы победили меньше чем за месяц. Такое впечатление, что в 1945 году Красная Армия сама не осознавала той мощи, которую собой представляла.
«В стремительной войне с Японией в августе 1945 года наша армия показала, какой удивительной военной машиной она стала. Это была, бесспорно, лучшая армия в мире. Возможно, лучшая армия в мировой истории. Беспримерные по красоте армейские операции. Невероятная эффективность прекрасно вооруженных соединений, частей, каждого отдельного бойца. Чрезвычайно низкие потери. И так уж, вероятно, было предначертано – победную точку во Второй мировой войне поставили мы». (Вл. Мединский. «Война»)

При этом воевать нашим в Японии пришлось в очень неудобной для наступления и незнакомой местности. Это не подмосковные леса или украинские степи. Линия фронта представляла из себя гигантский эллипс, в который входили неприступные горы Большого Хингана, непроходимые в дожди болота Приморья, невыносимая жара пустыни Гоби.

Японцы создали 17 укрепрайонов, на Сахалине. На Курилах береговые батареи скрыли в гранитных скалах. Протяженность советских границ, вдоль которых должны были вестись боевые действия – 5000 километров, в два раза больше, чем советско-германский фронт. Общая численность противника – 1,2 миллиона человек. И всю эту хорошо подготовленную военную махину советские войска сокрушили. Ценой жизни 12 тысяч наших солдат. Японская армия, которая не наступала, а оборонялась, потеряла в 20(!) раз больше. Уже через пять дней после наступления Красной Армии Япония стала просить о капитуляции.

Нынешние любители «исторической правды» говорят, что СССР напал на Японию «вероломно». Это неправда. Японцев честно предупредили. Восьмого августа японскому послу передано заявление советского правительства: в связи с отказом Японии прекратить военные действия против наших союзников – США, Великобритании и Китая – с 9 августа Советский Союз считает себя в состоянии войны с Японией. В заявлении это было названо «единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий».

Самураи сдались через две недели

Японцы давно знали, что война будет, их разведка тоже работала.

Из донесения японского посла в Москве от 17 марта (то есть за пять месяцев до начала операции):
«Ежедневно по транссибирской магистрали проходит от 12 до 15 железнодорожных составов. В настоящее время вступление Советского Союза в войну с Японией неизбежно. Для переброски около 20 дивизий потребуется приблизительно два месяца».

Японцы знали, что война начнется и предполагали когда. Другое дело, что они даже представить не могли направления главного удара наших войск. А он был нанесен со стороны Забайкалья и с территории Монголии – в обход укрепрайонов. Этот удар рассек японский фронт на две части. Встречный удар наносился со стороны Приморья. Цель – окружение Квантунской группировки войск.

Манчжурская стратегическая наступательная операция была уже 51-й стратегической операцией, проводившейся нашими войсками с 22 июня 1941 года. Мы уже все знали, все умели. В том числе – и готовить наступление скрытно.

Через шесть(!) суток Квантунская группировка была «разрезана» на куски и дезорганизована. 11 августа советские войска начали освобождение Южного Сахалина, 18-го – Курильских островов. 14 августа японский император Хирохито заявил о готовности капитулировать перед союзниками. 18 августа советский воздушный десант высажен в тылу японских войск – в Харбине. Прямо на аэродроме десантники взяли в плен начальника штаба Квантунской группировки генерала Хата. Его доставили к Василевскому, который потребовал немедленной капитуляции. Хата просил до прихода частей Красной Армии в Манчжурии и Корее оставить японским солдатам оружие (видно, сильно не любило их местное население).

«Та внешняя легкость, с которой было сотворено это военное чудо, сразу же вызвала шквал скептических оценок. Со стороны наших союзников немедленно заголосили политики: мол, Советский Союз просто воспользовался плодами многолетних усилий американцев. Потом подключились историки: мол, японские вооруженные силы были уже морально подавлены Штатами, а потому совершенно неспособны сопротивляться». (Мединский «Война»).

22 августа японские войска сложили оружие и стали массово сдаваться в плен – их самурайский дух был сломлен натиском советской армии.

По итогам трехнедельной войны в плену Красной Армии оказалось 640 тысяч японских пленных, из них 148 генералов. Свыше 90% их состава, отбыв разные сроки наказания, благополучно вернулись на родину. Военнопленные содержались даже в лучших условиях, чем жили советские люди в Сибири и на Дальнем Востоке.

Василевский готовился к высадке десанта на Хоккайдо – нашей собственной Нормандии. Но неожиданно получил приказ: подготовку прекратить.

«Операция, в успехе которой не сомневались ни на йоту, была остановлена. Побежденная Япония не оккупируется. Японская народная республика, а потом и – Японская народно-демократическая республика или даже Социалистическая – … создана не будет».

Тень ядерного гриба

Историки до сих пор задаются вопросом: почему? Почему не высадили десант на японских островах и не получили никаких политических дивидендов от этой победы? (Кроме возвращения Курильских островов, потерянных в Русско-Японскую войну 1905 г.)

Некоторые историки объясняют это отсутствием предварительной договоренности с союзниками. Мединский называет эту причину сомнительной.

«Сталин умел давить на союзников и всегда добивался своего – пусть даже для этого требовались годы буквально нечеловеческих усилий, как в случае со Вторым фронтом. На сей раз все карты были у него в руках. Только продолжай развивать успех, который дался с такой внешней легкостью. Можно по полной поквитаться и за 1905 год, и за кровь, пролитую на Хасане и Халхин-Голе.

Уж кто-кто, а Сталин умел отжимать по полной. Твердо знал: если где-то не будет нас, то там будет другой. Япония сама падала в руки, но мы ее не взяли. Что-то подсказывает, что не обошлось здесь без тени ядерного гриба – у нас самих бомбы не было даже в проекте, она появится только в 1949 году». (Мединский «Война»)

Но как бы то ни было, именно мы поставили последнюю и блистательную точку во Второй мировой войне. 2 сентября – еще одна памятная дата в нашей и мировой истории – День окончания Второй мировой войны.

В этот день 1945 года Сталин обратился по радио к советскому народу:

– Свою агрессию против нашей страны Япония начала еще в четвертом (1904 – ред.) году во время русско-японской войны. …Но теперь каждый из нас может сказать: «Мы победили». Отныне мы можем считать нашу Отчизну избавленной от угрозы немецкого нашествия на западе и японского нашествия на востоке. Наступил долгожданный мир для народов всего мира.

Но теперь в этом мире была атомная бомба, и расклад сил стремительно менялся. Надвигалась «холодная война». Она порой балансировала на грани войны ядерной и докатилась до наших дней. Мы стали осознавать это только теперь, когда открыто, откровенно и цинично извращают историю той войны, переписывают ее итоги, топчут ногами нашу Победу, оскорбляют ветеранов и миллионы людей на всем постсоветском пространстве.

Но как тогда, так и теперь мы должны говорить: «Мы – победили». И эту Победу у нас не отнять.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top