Паровоз для Паулюса

13 мая 2021
0
2338

В центре Волгограда на здании универмага есть памятная доска. На ней значится, что в подвале этого здания 31 января 1943 года был взят в плен командующий 6-й полевой армией Гитлера генерал-фельдмаршал Паулюс. А в Харькове на постаменте стоит паровоз Эу-677-49. И два этих памятника между собой связаны: именно на этом паровозе был доставлен из-под Сталинграда в Москву и сам фельдмаршал, и его генералы. Паровоз особого резерва НКПС (Народного комиссариата путей сообщения), в котором находился фельдмаршал, вел машинист депо станции Уральск Иван Бобрышев. Об исторической значимости этого рейса бригада узнала за несколько минут до его начала.

«Это конец!»

К началу 1943 года 6-я армия Паулюса представляла собой жалкое зрелище. Лишенные продовольствия, боеприпасов, горючего и медикаментов, солдаты и офицеры Паулюса мерзли на 30-градусном морозе. Умирая от голода, они съели почти всех строевых лошадей, собак, кошек и даже птиц. Где бы ни пытались укрыться гитлеровцы, их везде доставал шквальный огонь советской артиллерии и танков. К 28 января 1943-го остатки некогда сильнейшей сухопутной армии вермахта были расчленены на три части. Советские войска подавляли последние очаги сопротивления. Паулюс раз за разом отправлял Гитлеру радиограммы и просил разрешения сдаться, чтобы сохранить жизни своих солдат, и раз за разом получал отказ.

8 января советское командование обратилось к Паулюсу с ультиматумом: если маршал не сдастся к 10-ти часам следующего дня, все находящиеся в окружении немцы будут уничтожены. Паулюс на ультиматум никак не отреагировал.

23 января с поднятыми руками из здания бывшей тюрьмы НКВД вышел командир 4-го армейского корпуса генерал Макс Карл Пфеффер. Вместе с остатками своей 297-й дивизии капитулировал генерал Мориц фон Дреббер, в парадной форме при всех регалиях сдался командир 295-й дивизии генерал Отто Корфес. Местонахождение Паулюса по-прежнему оставалось неизвестным, ходили слухи о том, что ему удалось выбраться из окружения.

Наконец, разведка донесла, что немецкие приказы поступают из здания Центрального универмага. Там Паулюса и нашли. «Это конец!» – сказал грязный, осунувшийся, заросший щетиной старик, в котором сложно было узнать Фридриха Паулюса.

Гитлер был в бешенстве, в Германии объявили трехдневный траур. За день до этого Гитлер присвоил Паулюсу звание фельдмаршала с намеком: «Никогда еще немецкие фельдмаршалы не сдавались в плен».

Шеф абвера адмирал Канарис стал строить план, как выкрасть Паулюса из русского плена и вывезти его в Германию. Пока в Берлине строили дерзкий план освобождения, пленный Паулюс со своими генералами был доставлен сначала в Бекетовку (южный район Сталинграда), почти не пострадавший во время битвы, а затем в небольшой степной хутор Заварыгино. Для охраны высоких пленников был отряжен батальон войск НКВД.

Едва переехав туда, Паулюс потребовал встречи с представителем советского командования. Тогда в деревенский дом, в котором он содержался, прибыл начальник Сталинградского управления НКВД Александр Воронин, лично отвечавший за жизнь пленника. Позже генерал-лейтенант писал в своих воспоминаниях:

«При виде меня он не встал, даже не поздоровался, а с ходу выложил свои претензии. Они заключались в следующем: пленным подается один завтрак, тогда как они привыкли и ко второму – это раз, во-вторых, ни разу не было сухого вина, и, в-третьих, нет никакой информации о положении на фронтах».

Я внимательно, не перебивая, выслушал все претензии и после небольшой паузы сказал:

– Отвечаю по всем вашим пунктам, герр фельдмаршал. Напоминаю вам, что в данный момент вы находитесь не на курорте, а в плену. Я подчеркиваю: в плену! Вино, в данном случае сухое, производится в Крыму, а он пока что захвачен оккупантами. Вместо вина вам ежедневно выдаются, как мне хорошо известно, двести граммов водки. Вашему адъютанту и другим генералам норма выдачи составляет сто граммов в сутки. Кормят вас довольно сытно и калорийно, хватит и одного завтрака».

Воронин не во всем отказал пленному. Пообещал регулярно доставлять газеты, правда, советские, а не германские, как просил тот. Сказал даже, что постарается раздобыть кофе.

Не освободить, так уничтожить

В это время немцы стали предпринимать отчаянные попытки выкрасть своего фельдмаршала. В соседних районах были уничтожены несколько небольших десантных групп численностью до сорока человек, пробиравшихся в Заварыгино. Вскоре вражеские самолеты заметили и над самим хутором. Пока это были, очевидно, разведывательные полеты. Самолеты не бомбили и не стреляли, а, сделав несколько кругов, улетали. В хутор для усиления охраны перебросили еще один батальон. Но пленника надо вывозить в тыл. И для этого разработали целую операцию с участием железнодорожников.

В феврале 1943 года локомотивная бригада Бобрышева на станции Качалино Приволжской железной дороги получила приказ подвести паровоз к составу из четырёх вагонов. Той ночью мело так, что за пару шагов человек терялся из вида. Движение затруднено. Как вспоминал Бобрышев, они на тот момент знали, что в вагонах пленные немецкие офицеры и генералы. Но один из вагонов был совершенно пуст. Получив приказ начать движение, паровоз вскоре прибыл на станцию Иловля. Бригада набирала воду в тендер. Ближе к полуночи к паровозу подошла группа людей в штатском и военный комендант. Прежде чем дать дальнейшие указания относительно пути следования, комендант спросил:

«Товарищ машинист, вы знаете, кого повезете»? «Военнопленных», – ответил Иван Бобрышев. «Во главе с фельдмаршалом Паулюсом», – уточнил комендант и приказал следовать к станции Белушкино, но в пути остановить состав на 506 километре перегона Иловля – Белушкино. И остановить локомотив так, чтобы последний вагон оказался точь-в-точь возле настила переезда.

Для опытного машиниста это не составляло особого труда, но в ту ночь метель не утихала, видимость – нулевая. Пристально, до слёз в глазах, вглядывались машинисты в темень ночи, чтобы, упаси Бог, не проехать 506-й километр! И остановили состав так, как было приказано: последний вагон – к настилу.

К переезду подъехало несколько автомобилей, из которых вышли военнопленные, среди них был и фельдмаршал Паулюс. Под конвоем их подвели к вагону, посадили, и поезд отправился в путь.

Состав благополучно дошел до станции назначения. А едва начало сереть, в воздухе взвыли фашистские бомбардировщики. Как уже потом стало известно, Гитлер отдал приказ при любых обстоятельствах уничтожить состав и паровоз Эу 677-49 вместе с фельдмаршалом.

Иван Бобрышев чудом остался жив. Его помощник погиб, кочегара ранило. Взрывы бомб повредили тендер и другие части локомотива.

Восстановив паровоз, Бобрышев прошёл с ним всю войну, но на родную дорогу вернулся без боевого друга.

Паровоз, израненный на полях сражений, добросовестно работал в послевоенные пятилетки. И только в мае 1975 года удостоен самой высокой чести, которой заслуживает техника, – быть установленным на вечную стоянку на пьедестале в электровозном депо Харьков-«Октябрь».

Кто знает, как бы сложилась судьба труженика и солдата Эу 677-49, если бы не энтузиазм тогдашнего начальника депо Валерия Стройновского.

Услышав рассказ машиниста об исторической миссии, которую выполнил этот паровоз, Валерий Стройновский отыскал его и спас от утилизации. Паровоз установили в паровозном депо города Харькова в год 30-летия Победы. Он мог бы стоять и в Уральском депо, но его поставили в городе, откуда паровоз был родом: его произвели на Харьковском заводе еще в 1928 году.

В начале этого года машинисты Уральского депо спасли паровоз и тепловоз, которые стояли на постаментах под мостом как символ истории железной дороги. Эти локомотивы-воины, локомотивы-труженики честно отработали свой век и заслужили последнюю стоянку. А кто-то увидел в них лишь груду металлолома и пытался распилить. Только вмешательство железнодорожников, для которых стальные машины больше, чем просто машины, удалось это остановить.

О локомотивах, которые верой и правдой служили людям, Отечеству, заведующий музеем Уральского отделения железной дороги Михаил Надточий говорит, как о живых существах…

«Россию не победить никому»

А Паулюса и других важных пленников через сутки доставили в Суздаль. В бывшем монастыре располагался лагерь для высшего командования. И не только немецкого, но и их союзников – итальянцев, венгров, румын, испанцев и прочих. Жили они в монашеских кельях под неусыпной охраной.

Для советского командования он был пленником номер один. Решение об отказе от нацистских идей начало зреть у Паулюса после покушения на Гитлера. С участниками заговора жестоко расправились, среди них были и друзья фельдмаршала. Огромным достижением советской разведки стала операция по доставке Паулюсу письма от жены. В Германии были уверены в смерти фельдмаршала. Состоялись даже символические похороны Паулюса, на которых Гитлер лично возложил на пустой гроб не врученный экс-командующему фельдмаршальский жезл с бриллиантами. Письмо от жены стало последней каплей, приведшей Паулюса к очень непростому решению. 8 августа 1944 года он выступил по радио, вещающему на Германию, с призывом к немецкому народу отречься от фюрера и спасти страну, для чего необходимо немедленно прекратить войну.

С 1946 года Паулюс жил на даче в Томилине под Москвой как «личный гость» Сталина. Паулюса окружили вниманием, охраной и заботой. У него был личный врач, свой повар и адьютант. Фельдмаршал, несмотря на оказанную ему честь, продолжал рваться на родину, но личным распоряжением Сталина выезд ему запрещен. Кроме того, отпускать фельдмаршала небезопасно для него самого: в Германии отношение к нему было, мягко скажем, недоброжелательное, а смерть Паулюса могла бы серьезно ударить по репутации СССР. В 1947 году Паулюс два месяца лечился в санатории в Крыму, но посетить могилу жены и общаться с детьми фельдмаршалу запретили.

Паулюс выступал одним из главных свидетелей обвинения на Нюрнбергском процессе. Когда в зал в качестве свидетеля вошел он, сидевших на скамье подсудимых Кейтеля, Йодля и Геринга пришлось успокаивать: Паулюс был одним из тех, кто принимал непосредственное участие в разработке плана «Барбаросса». Участие в Нюрнбергском процессе на стороне союзников, фактически, спасло фельдмаршала от срока за решеткой. Большинство немецких генералов, несмотря на сотрудничество в годы войны, все равно были осуждены на 25 лет. Паулюс, кстати, мог и не доехать до зала суда. По пути в Германию на него совершили покушение, но своевременная работа контрразведки помогла избежать потери такого важного свидетеля.

23 октября 1953 года, после смерти Сталина, Паулюс покинул Москву. Перед отъездом он сделал заявление: «Я пришёл к вам как враг, но покидаю как друг». Фельдмаршал поселился в дрезденском пригороде Оберлошвиц. Ему предоставили виллу, обслугу, охрану, автомобиль. Согласно архивам спецслужб ГДР, Фридрих Паулюс вёл замкнутый образ жизни. Его любимым развлечением было разбирать и чистить служебный пистолет. На месте фельдмаршалу не сиделось: он работал начальником Военно-исторического центра Дрездена, а также читал лекции в Высшей школе народной полиции ГДР. Отрабатывая благостное к себе отношение, в интервью он критиковал Западную Германию, хвалил социалистический строй и любил повторять, что «Россию не победить никому».

С ноября 1956 года Паулюс не выходил из дома, врачи ему поставили диагноз «склероз головного мозга», у фельдмаршала парализовало левую половину тела. 1 февраля 1957 года он скончался.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top