Отпуск в Крыму

23 октября 2014
0
409

(Продолжение. Начало в № 34-41)

Вдлительном путешествии по Крымскому природному заповеднику, растянувшемуся почти на весь день, мы узнали кое-что и о тех, кому доверено сохранять и оберегать всё это уникальное богатство – лесниках. Климат на полуострове хотя и считается субтропическим, но высоко в горах зима ощущается по-настоящему, как где-нибудь севернее, в Европейской части России. Сюда она приходит раньше обычного, засыпает глубоким снегом перевалы и дороги, связывающие горные безлюдные районы с населенными пунктами. И тогда лесники надолго оказываются отрезанными от внешнего мира. Для того, чтобы как-то пережить этот трудный период, они уже в конце лета – начале осени запасаются впрок продуктами, прежде всего долго непортящимися. Такая аскетическая жизнь приводит к тому, что человеку трудно обзавестись семьей, и он ради любимого дела нередко вынужден обрекать себя на одиночество.

Одному из таких сподвижников, лучшему лесничему заповедника, уже за шестьдесят лет, но выглядит он гораздо моложе своего возраста – всего где-то на сорок пять. Говорят, это не только потому, что он живет в экологически чистых местах – горная кристальная вода, ничем не загрязненный воздух, – но и занимается работой, которая ему приносит большое удовлетворение и радость.

Временами мы видели вблизи дорог аккуратные домики, прятавшиеся в по-южному густой зелени, и завидовали их обитателям белой завистью: вот хотя бы месячишко-другой пожить нам тихой уединенной жизнью.

Кстати, о дорогах. В заповеднике они по большей части высокогорные, серпантинные. И именно на них у нас произошли два чрезвычайных происшествия, о которых я, несмотря на то, что после моего отдыха на земле Тавриды прошло уже достаточно много времени, помню во всех мельчайших подробностях.

Когда едешь по здешним дорогам, то обычно с одной стороны видишь круто уходящие ввысь скалистые склоны, а с другой, почти на расстоянии вытянутой руки, разверстую пасть глубоких ущелий и впадин. Трасса была очень извилистой, с резкими поворотами и такой узкой, что двум машинам, встреться они, было бы на ней трудно разминуться. Глядя вниз, я иногда, признаюсь, пытался не без содрогания представить, что бы с нами было, не удержись мы на узенькой полоске старого разбитого асфальта. Пролетели бы мы до конца, до самого дна, последствия, без всякого сомнения, были бы самыми печальными… А если бы наше падение задержали мощные стволы дубов и буков, в изобилии росших по склонам, еще можно было бы, наверное, на что-то рассчитывать… И вот, пребывая в таком несколько меланхолическом настроении во время подъема на Чучельский перевал, я вдруг услышал достаточно сильный удар, донесшийся откуда-то снизу. Водитель тут же остановил машину и нехотя вылез из кабины. Он прошел вдоль автобуса, заглянул под днище. И с помрачневшим лицом вернулся на свое место. Несмотря на то, что, скорее всего, случилось что-то серьезное, он явно был настроен на то, чтобы продолжать путь.

– Что это было? – спросил я.

– Рессора треснула, – спокойно, как будто ничего не произошло, ответил он.

– Но это, наверное, опасно? – не отставал я.

– Нет. Пустяк. – И как бы в подтверждение своих слов, он повел автобус дальше. Более того, он вновь принялся весело болтать с нашим экскурсоводом, которая сидела рядом с ним. Оба они были людьми молодыми, лет двадцати трех – двадцати пяти, и значительную часть пути проводили в оживленных, с шутками и прибаутками, разговорах.

Лишь когда мы вернулись в Алушту, наш мачо вдруг стал настойчиво названивать по мобильному телефону своему приятелю, убеждая того составить ему в тот же день компанию в Ялту для приобретения нового узла взамен вышедшего из строя.

Уже дома в Уральске я поведал о странном происшествии в горах одному своему знакомому, хорошо разбиравшемуся в автомобильных делах.

– Повезло вам в тот раз, – заключил он, выслушав меня. – А иначе… Иначе ты бы со мной тут сейчас не разговаривал…

Второе ЧП произошло там же, в Крымском природном заповеднике, но уже на обратном пути в Алушту, на спуске.

В своем путешествии по заповедным местам, если не считать посещения форелевого хозяйства и подворья Космо-Дамиановского монастыря, мы никого не встретили. Оно и понятно: дикому зверью и птице, обитающим тут, ни к чему лишнее беспокойство. И поэтому велико было наше удивление, когда нам на головы с небес свалилось какое-то существо. Это существо было в темной коже, плотно облегавшей его стан, а глаза спрятаны за большими очками, тоже плотно сидевшими на невозмутимой, без какого-либо малейшего эмоционального проблеска физиономии. Незнакомец «приземлился» вместе с велосипедом, даже не сойдя с него, и теперь столбом маячил прямо перед нашим автобусом. Мы попытались притормозить, но он энергичными жестами стал показывать: проезжайте скорей.

Молодой мужчина, очень похожий на тех, кого у нас принято называть байкерами, то и дело задирал голову вверх, будто там, в скалах, кого-то высматривал, кого-то ждал.

Позже я узнал, что на крутой горной трассе нам довелось повстречаться с одним из любителей нового экстремального вида спорта, которые словно одержимые на своих велосипедах носятся по горным кручам и теснинам.

Ну, а я тут о какой-то там рессоре…

Я уже писал о том, что вместо парка «Тайган», где на приволье в естественных условиях содержались дикие львы, я по ошибке попал в Крымский природный заповедник. И теперь об этом нисколько не жалею, чего, правда, не скажешь о некоторых моих коллегах по работе, которые, кажется, предпочли бы лучше видеть меня в качестве потенциального обеда для грозных хищников, чем живым и здоровым возле себя. И попросили в путевых заметках хотя бы еще несколько слов уделить этому самому таинственному «Тайгану».

В львиный заповедник я в самом деле, увы, так и не попал: повсюду на полуострове предлагалось такое множество экскурсий, что все это охватить было просто физически невозможно. И я ограничусь только тем, что знаю.

Как заверяет дирекция парка, ничего подобного во всей Европе больше нет. Посетители со специальных мостов, проложенных над территорией заповедника, наблюдают за здешними четвероногими обитателями. Однако все же не факт, что вам посчастливится увидеть больших кошек, ведь они ведут преимущественно ночной образ жизни. И поэтому гостям для того, чтобы получше узнать осторожных обитателей этого самого «Тайгана», обычно рекомендуют проводить с ними не менее… суток.

(Продолжение следует)

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top